Золотая осень патриарха

Примечательный дом на углу Светланской и Лазо. До революции здесь размещалась городская дума. Что было после – спросите Геннадия Васильевича Мельникова. Более полувека он имеет самое непосредственное отношение к этому зданию. Оно, по сути, для него – что дом родной.

27 сент. 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1240 от 27 сент. 2002

Примечательный дом на углу Светланской и Лазо. До революции здесь размещалась городская дума. Что было после – спросите Геннадия Васильевича Мельникова. Более полувека он имеет самое непосредственное отношение к этому зданию. Оно, по сути, для него – что дом родной.

- Это верно, - говорит Геннадий Васильевич. – Большую часть жизни я провожу тут. Выходные для меня слишком долгие, отпуск никогда не догуливаю – тянет сюда, на работу...

Работа у Геннадия Мельникова с юношеских лет одна и та же: он помогает людям общаться между собой. Сначала как монтер и техник на Владивостокском телеграфе, потом как прораб на прокладке магистрального кабеля Владивосток - Москва, а с 1972 года как руководитель краевого управления связи. Сегодня должность Мельникова звучит уже так: генеральный директор ОАО «Дальневосточная компания электросвязи».

- С начала тридцатых на первом этаже располагалась городская телефонная станция, а на втором – междугородная, - рассказывает Геннадий Васильевич. – Потом здесь обосновалось наше управление.

Смысл жизни

Из директорского кабинета видно небо и кусочек бухты Золотой Рог.

- Что для вас работа, Геннадий Васильевич? Наверное, за пятьдесят лет все вошло в привычку.

- Привычка? Нет. Для меня это – смысл жизни. Я уже человек пенсионного возраста и мог бы давно отдыхать, но, поверьте, не представляю себя без дела. Ведь связь – это особая вещь! Без нее жизнь остановится. Всегда говорил и говорю: если плохо связь работает – это нервотрепка, а если ее нет вовсе – наступает паралич. В любое время суток, в любое время года связь должна быть в отличном состоянии, а потому у тысяч людей, которые ее обеспечивают, не может быть спокойствия на душе. Днем и ночью, в праздники и выходные, зимой и летом – всегда напряжение. Связисты настороже. Потому и я здесь.

- Известно, что Владивосток, Приморский край по уровню и темпам телефонизации обогнали большинство российских регионов. Но так ведь было не всегда?

- Мы начинали с 86-го места, а теперь входим в лидирующую группу самых преуспевающих предприятий связи России. Мы в первой десятке по объемам предоставленных услуг, по модернизации и цифровизации, по развитию и предоставлению доступа в Интернет… Если в советские времена у нас вводилось за пятилетку 10-12 тысяч новых номеров, и это считалось достижением, то в середине 90-х – по 30-35 тысяч ежегодно. Причем только за счет собственных средств.

- Вам, как я вижу, удавалось добиваться успехов и при плановой социалистической системе экономики, и в новых рыночных условиях…

- Раньше мы не знали, что такое рынок, и просто старались добросовестно выполнять возложенные на нас государством задачи. В условиях централизованного управления, когда все вопросы решались через Москву, это было сложно. Мало того, что финансирование и поставки оборудования, кабельной продукции шли на Дальний Восток по остаточному принципу. Тормозили телефонизацию местные власти, которые плохо выделяли помещения под новые АТС, очевидно, не понимая роли и значения связи. После приватизации положение изменилось. Став акционерным обществом, мы получили возможность самостоятельного решения проблем, безо всяких министерств и снабов. Сами находили поставщиков, сами покупали необходимое, выбирая, где подешевле и получше. Заработанные средства пускались затем на дальнейшее развитие и, конечно же, на решение социальных вопросов: повышение зарплаты, строительство жилья, поддержка ветеранов и т.д.

Диктатура по Мельникову

- Приватизация для многих предприятий закончилась очень плохо, а вам помогла выжить, встать на крыло. Хотя, как я знаю, были и у вас попытки растащить собственность?

- Было такое… Связь – лакомый кусок, и нашлись желающие выделиться из акционерного общества. Такие поползновения были, например, со стороны некоторых руководителей Владивостокской междугородной станции, которая является самой крупной в Сибири и на Дальнем Востоке. Это предприятие давало высокий доход, и за счет его прибылей содержались нерентабельные районные и городские узлы. Без донора наша сельская связь попросту бы погибла, чего мы не могли допустить. И в городе тоже нужны были средства на строительство новых АТС и решение социальных проблем. Хотели обрести «самостийность» даже отдельные телефонные станции во Владивостоке. Мы, разумеется, противились этому и приняли все меры, чтобы не допустить раздробления нашего общества, сохранить в целости его структуру. Пришлось много убеждать, разъяснять, ругаться, а кое с кем и просто расстаться. Только вместе, в совокупности действий и доходов можно было выжить и развиваться дальше. И рыночная практика показала, что наши действия были правильными. В тех областях и краях, где от общей системы отделились-таки некоторые предприятия связи, это тоже поняли, правда, слишком поздно. Теперь там идут обратные процессы – по слиянию в единые структуры.

- Мне рассказывали, что лично вы занимали предельно жесткую позицию в отстаивании стратегии единства. Даже судились с некоторыми деятелями на этой почве. Может быть, поэтому кое у кого сложилось о вас мнение как об авторитарном руководителе, диктаторе даже. Что значит «диктатура по Мельникову»?

- Ну, диктатура - это сильно сказано! Я просто требую от каждого работника точного исполнения возложенных на него обязанностей, производственной дисциплины. Без этого не будет порядка. А ведь связь всегда считали полувоенной организацией, и дисциплина должна быть здесь на уровне. Связь - это нерв организма, который называется «государство». Откажет в работе нерв – власть не сможет управлять жизненно важными процессами в стране. На мой взгляд, каждый руководитель обязан преследовать две основные цели. Первая: направлять коллектив на выполнение стоящих перед ним задач. Вторая: неукоснительно заботиться о нуждах этого коллектива. Очень важно, чтобы люди видели в своем руководителе защитника, я бы сказал даже – отца родного, который и к работе требователен, и всегда готов оказать каждому поддержку, помощь.

- Строгий, но справедливый – это, значит, про вас!

- Я не знаю, как со стороны оценивают. Не вижу за собой каких-то особых врожденных качеств руководителя. Сам всегда был дисциплинированным и требовал того же от других. Не отступал от жизненных правил и принципов. Ни при Советской власти, ни теперь. Поэтому, наверное, дела у меня всегда шли неплохо. Считаю, что если руководитель несправедлив, то у людей возникают обида на него и недоверие. У меня были начальники, которых я долго буду помнить. И, наверное, каждый человек помнит, когда с ним обошлись несправедливо. Так вот, чтобы обидных чувств не возникало, надо обращаться с людьми по-человечески, заботиться о них и считаться с ними. Только тогда в коллективе возникают добрый настрой, патриотизм, желание работать еще лучше. Вот откуда все успехи, которые мы сегодня имеем в развитии нашей отрасли. Обратите внимание, у нас практически нет текучести кадров, хотя в акционерном обществе трудится около шести тысяч человек.

Успех один на всех

- Вы опровергаете устоявшийся тезис, что в рыночных условиях лучше ориентируются и выживают молодые. Поделитесь секретом!

- Да просто я работаю не один, а с командой. У нас очень хорошие специалисты! Они и решают все технические проблемы.

- Под вашим чутким руководством. Неспроста ведь второй год подряд Ассоциация менеджеров РФ совместно с издательским домом «Коммерсантъ» включает вас в престижный список «1000 самых профессиональных менеджеров России».

- Ну, если команда творческая, ответственная, то там и руководить особо не надо. Они сами знают, что делать, и подсказывают даже. Я им благодарен за это. Благодарен всем нашим работникам, инженерам и техникам за такую творческую инициативу. К примеру, на Владивостокской междугородной станции разработан принцип ремонта очень сложного электронного оборудования. Раньше в случае повреждения мы отправляли всю электронику на ремонт в западные регионы страны, неся при этом большие затраты. Сегодня наши специалисты сами диагностируют и ремонтируют эту аппаратуру, помогая не только приморским связистам, но и соседям из Хабаровского края, Амурской области, с Сахалина… Это очень хорошее дело!

- За 50 лет, которые вы отдали работе в связи, сделано очень много, произошли колоссальные изменения. Наверное, можно подводить для себя какие-то итоги, оглядываясь назад. Есть вещи, которыми вы, Геннадий Васильевич, по- настоящему гордитесь?

- Конечно! За полвека все изменилось. На смену ручному труду телефонисток и телеграфисток пришла автоматика, воздушные линии связи уступили место кабельным и оптико-волоконным. Радует, что все районные и городские узлы теперь находятся в добротных современных зданиях, где созданы нормальные условия для работы и отдыха. С тех пор как я стал начальником краевого управления связи (а это было 30 лет назад), ровно в 10 раз увеличилась емкость телефонных станций: до 400 тысяч номеров. И это не предел. Мы рассчитываем в течение 3-4 лет установить персональные телефоны всем 120 тысячам очередников «Даль-связи» в Приморье.

- Геннадий Васильевич, Родина, что называется, высоко оценила ваш труд: два ордена Трудового Красного Знамени, орден Дружбы и даже медаль «За отличие в охране государственной границы». Вам также присвоено высшее профессиональное звание «Заслуженный связист России». А совсем недавно вы стали почетным гражданином города Владивостока. Интересно, как вы относитесь к известности, славе?

- Да никак. Я всегда говорил и говорю, что в этих орденах лишь частица, крупинка моя, а все остальное – это заслуга всех членов коллектива АО, наших ветеранов. Это они строили новые станции, прокладывали линии связи, внедряли новые технологии. Моя, может быть, роль была – настоять, что ЭТО необходимо делать. Вот если бы я мог раздать каждому по частице своих наград, то с радостью сделал бы это!

«Мне 30 лет…»

- Геннадий Васильевич, вопрос предельно бестактный: вам уже 70 лет, а вы все работаете-работаете… Не устали? Планируется ли ваш уход на заслуженный отдых?

- Хм! А вы знаете, я себя не чувствую пенсионером и свой календарный возраст не ощущаю. В душе, в сознании, в поведении я такой же, как 30-40 лет назад. Но, наверное, когда-то придется и мне отдыхать…

- У вас есть другие увлечения, кроме работы? Очевидно, да, если судить по тому, что вы являетесь членом ученого совета Общества изучения Амурского края, поддерживаете связи с научными институтами ДВО РАН, а помимо того, избраны академиком двух международных академий – связи и информатизации…

- Меня очень увлекает история. И не только края, в котором живу, но и в целом России, других стран. Вот недавно вышло новое издание «Истории государства Российского» Карамзина, и я опять взялся его перечитывать. Хочу больше знать о жизни, культуре наших предков, других народов. Люблю читать документальные записки путешественников. Наших я уже практически всех перечитал. К сожалению, мне недоступны путевые записки европейцев - первооткрывателей Африки, Индии, Южной Америки, поскольку нет перевода на русский язык. Очень интересно историческое прошлое Китая, Японии, Таиланда, Индонезии, но опять же у нас отсутствуют солидные русскоязычные труды на эту тему.

- Я думаю, многим было бы интересно прочитать об истории развития связи в Приморье. Не думаете о мемуарах? Уж вам-то наверняка есть что вспомнить!

- Кстати, одна книжка о связистах скоро выходит из печати. Что касается моих собственных воспоминаний, то рассказать действительно есть о чем. К примеру, мне довелось обеспечивать связью встречу на высшем уровне президента США Форда и Генерального секретаря ЦК КПСС Брежнева, когда те посещали Владивосток в 1974 году…

- Вы, как рассказывают знающие люди, еще и страстный любитель анекдотов! Сборничек не думаете издать?

- (Улыбается). Такое предложение мне уже делали однажды в Южной Корее два президента крупнейших фирм. Мы вместе ужинали, и я рассказал несколько забавных историй. Через переводчика, конечно. Все равно им очень понравилось. Так, что они предложили мне написать книжку анекдотов, обещая хороший гонорар. Но я отказался, посчитав это шуткой. А вообще я знаю анекдотов очень много и даже сам сочинил несколько.

- Ну, самое время рассказать! Про связистов, например…

- Извините, это только для узкого круга знакомых. А остальные пусть по-прежнему считают меня очень серьезным и очень строгим.

28 сентября Геннадий Мельников отмечает 70 календарных лет. Но мы-то с вами знаем, что на самом деле ему 40 или даже 30. Потому что возраст – это ведь состояние души. Оставайтесь молодым, Геннадий Васильевич!