В очередь, сукины дети!

После страшного случая, произошедшего на мысе Чуркина во Владивостоке в 99-м году, когда бездомные собаки загрызли мужчину и женщину, в городе был сформирован отдел отлова и содержания бродячих животных.

5 сент. 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1227 от 5 сент. 2002

После страшного случая, произошедшего на мысе Чуркина во Владивостоке в 99-м году, когда бездомные собаки загрызли мужчину и женщину, в городе был сформирован отдел отлова и содержания бродячих животных.

До недавнего времени в нем насчитывались два автомобиля и четыре ловца, ветеринар и начальник. В этом году забрали машину и урезали штат, хотя за три года работы счет у отдела уже идет на тысячи выловленных животных. Раньше, с полным автопарком, заявки граждан на отлов выполнялись в кратчайшие сроки, а теперь только в порядке очереди. Отдел не только ловит божьих тварей, но и поддерживает чистоту на улицах, подбирая каждый день трупы животных. Бывает, что сотрудники отдела проводят плановые профилактические выезды, проще говоря, сами ищут собак. По словам начальника отдела Сергея Бажутина, городская администрация идет навстречу убойному подразделению, например, снабдила современными усыпляющими и умерщвляющими препаратами, специальными пневматическими винтовками для стрельбы шприцами. А вот так называемый аркан - выдвигающаяся наподобие спиннинга палка с петлей на конце не пошла в дело. Поэтому ловцы предпочитают усыплять животных на расстоянии. Правда, бывает, что на больных собак сыворотка оказывает непредсказуемое действие и их просто ”не берет“ длительное время. Сейчас, говорят ловцы, все большое и страшное, что было на улицах, они в основном уже изловили, угрозу же представляют “собачьи свадьбы”. Тем не менее крупные скопления бродячих животных остались возле больших предприятий и в пригородных лесах, а также вдоль теплотрасс ТЭЦ-2.

- Это беда всего города, - говорит Сергей Бажутин, - собаки на теплотрассах селятся десятками. А еще к особенности расселения можно отнести то, что животные обитают в своих микрорайонах и за их пределы не выходят. За время существования отдела вылова собаки приспособились и изучили город, стали чуять опасность, мгновенно прячутся, разбегаются. Дошло до того, что теперь узнают звук отдельской машины. Кстати, наибольшую опасность для человека представляют домашние породистые особи, оставшиеся без присмотра.

Часто “ловцам собачьих душ“ приходится усыплять животных на квартирах. Некоторые владельцы настолько привязываются к своим питомцам, что не могут адекватно оценить ситуацию. Был случай, когда животное гнило заживо, а люди до последнего момента и не думали усыплять, жалко было. Одна из особенностей владивостокцев, считает мой собеседник, беспечность: пока пес не укусит, звонить не будут. Бывает, что горожане годами ходят мимо диких стай и не беспокоятся. А когда случится трагедия – сразу виноваты ловцы животных.

С Сергеем Бажутиным мы составили “рейтинг” отлова собак по районам города. Первое место по количеству вызовов держит Первомайка. Второе - район от «Зари» до Океанской.

- А куда деваете трупы животных? - спросил я напоследок.

- Хороним за городом где придется, - ответили мне. - Дума Владивостока все собирается дать денег на собачий крематорий, а также на строительство вольеров для временного содержания, да никак не решится.