Я сегодня молодость оплакал...

Мало кто знает, что стихи к шлягеру Валерия Леонтьева "Каждый хочет любить" были написаны почти 80 лет назад известным поэтом дальневосточной эмиграции Арсением Несмеловым (Митропольским), колчаковским офицером, участником Ледового похода, творчество которого высоко ценили Марина Цветаева, Борис Пастернак.

16 авг. 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1216 от 16 авг. 2002

Мало кто знает, что стихи к шлягеру Валерия Леонтьева "Каждый хочет любить" были написаны почти 80 лет назад известным поэтом дальневосточной эмиграции Арсением Несмеловым (Митропольским), колчаковским офицером, участником Ледового похода, творчество которого высоко ценили Марина Цветаева, Борис Пастернак.

Еще меньше людей знает о том, что погиб он осенью 45-го на станции Гродеково, на цементном полу сырой камеры. Кровоизлияние в мозг. Ему было чуть больше 56 лет.

Неизвестно, где его закопали. Но место, где стояла пересыльная тюрьма и где поэта замучили, старожилы пос. Пограничного показали. Здесь, на ул. Ленина, позже построили коррекционную школу.

Сколько раз они меня заставят
Жизнь мою трясти, перетряхать.
И уйдут. И одного оставят,
А потом, как червяка, раздавят
Тысячепудовым: “Расстрелять!”…

Спустя неделю после того, как 16 августа 1945 года в пригороде Харбина был выброшен советский десант, многие литераторы и журналисты русской эмиграции, в том числе и Арсений Несмелов, были приглашены на так называемый прием, с которого никто не вернулся. Всех посадили в автобус - 127 человек. Потом был поезд, и первая остановка – станция Гродеково. Она же стала последней.

Кто знает, о чем он вспоминал перед смертью. Как по фальшивым документам на имя писаря охранной стражи КВЖД приехал во Владивосток. Как, продав за 20 иен свой браунинг, прогуливался по “одному из дивных тупиков России”. Как родилось в госпитале стихотворение “Соперники” про серба, боснийского солдата и английского матроса, которое он подписал фамилией погибшего друга – Несмелов. Как тайком покидал Владивосток, уходя в Китай, с картой, которой снабдил его В. К. Арсеньев. А может быть, эти строки?

Я сегодня молодость оплакал,
Спутнику ночному говоря:
“Если и становится на якорь
Юность, так не прочны якоря.
У нее. Не брать с собой посуду,
И детей, завернутых в ватин…
Молодость уходит отовсюду,
Ничего с собой не захватив….