Дочки-матери

Когда-то воспитанников детских домов узнавали по «униформе» - все были как из инкубатора. Нынче и одежда, и игрушки у них замечательные. А своеобразная печать на лицах все равно остается. Потому что они недолюбленные, потому что в их глазах надежда, по малолетству неосознанная. Они находятся в постоянном ожидании мамы и папы.

19 июль 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1202 от 19 июль 2002

 Когда-то воспитанников детских домов узнавали по «униформе» - все были как из инкубатора. Нынче и одежда, и игрушки у них замечательные. А своеобразная печать на лицах все равно остается. Потому что они недолюбленные, потому что в их глазах надежда, по малолетству неосознанная. Они находятся в постоянном ожидании мамы и папы.

Алеша из уссурийского социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних – исключение. Поразительно открытый ребенок, легко идущий на контакт, он без тени смущения перед незнакомыми людьми громко читает: «Тише, Танечка, не плачь…» С удовольствием рассказывает о своих любимых книжках и о том, что ему больше всего нравится играть в «дочки-матери». Этакое ясноглазое чудо, отметившее весной свой четвертый день рождения в центре, который горожане по привычке называют приютом.

Сотрудники говорят, что мальчишка на удивление сохранный. Под этим термином они подразумевают его хорошее интеллектуальное развитие, отсутствие проблем как с психическим, так и с физическим здоровьем. Удивление же это вызывает потому, что его мать родительских прав лишена. Возможно, она тоже была «сохранной», когда носила Алешу под сердцем, а может, по отцовской линии прекрасные гены передались. Но ребенок этот как солнышко – красивый, ласковый, умный. Потенциальным родителям он может подарить настоящее счастье. Правда, сотрудники приюта успели за год его чуть-чуть избаловать – малыш чувствует, что нравится всем окружающим, и немножко этим пользуется. А может, просто пытается себя «выгодно подать» - вдруг произведет впечатление и его заберут в семью.

Он уже пережил беду, знает, каково это – быть одиноким среди людей. Он будет благодарным сыном. Посмотрите на него внимательно.

Отказники

ЖенечкаВ манеже, растопырив ручонки, потягиваются живые куклы. Пока о них почти нечего рассказать, истории этих детей умещаются в тоненькие папки-дела, которые хранятся в уссурийском доме ребенка.

 Трудно предугадать, что заложено в малышах. Это только цыгане каким-то, лишь им ведомым способом детишек отбирают – в глаза заглянут, форму головы проверят, кожу пощупают. А внешняя похожесть их не интересует – могут и беленького, и рыженького взять. Русские стараются свое подобие найти. Поэтому на чукчаночку, к примеру, особого внимания не обращают. Да и редки представители других национальностей в приморских детдомах, в основном это славяне.

Женечка родился в 2002 г. Родители отказались от него еще в роддоме. Попробуй сейчас узнай, почему бросили кроху, почему ненужным здоровенький сыночек оказался. Врачи никакой патологии у него не находят. Пока, конечно. Ведь потом все равно воспитанники детских домов начинают отличаться от домашних чадушек – им индивидуальной любви не хватает.

Петя Петенька, которого нянечки, принарядив, кладут рядом с Женей, старше его на полмесяца. Его родила совсем юная особа – 16 лет мамке-кукушке. Так что болезней она накопить не успела и, соответственно, малышу их не передала. У него сейчас единственный недостаток – небольшая косолапость, которую медики уже начали исправлять. Во всем остальном прелестный малыш, который почему-то и бабушке-дедушке не нужен.

В этом доме ребенка нам показали и двухмесячных, и трехлетних детей, здоровеньких, но одиноких. Их можно усыновлять. Нашлись бы только желающие. Сотрудники надеются, что это будут приморские жители – очень уж им не хочется отдавать детишек далеко.

В Америку с родителями

Сколько уж копий сломано по поводу усыновления российских детей иностранцами! С кем ни встретишься, только и слышишь: «Нечего наш генофонд разбазаривать. Пусть в России живут, а то, не дай бог, за границей могут и на органы пойти». Иностранные усыновители, услышав подобное, в ступор впадают – это что же за страна, где люди подобное даже предположить могут? 

Стоит хоть раз увидеть слезы на глазах американцев, частенько наведывающихся в наш край за малышами, посмотреть на фотографии ребятишек, вылеченных, ухоженных, любимых их новыми родителями, как сомнения пропадают – хорошо им там, в далекой Америке. Конечно, было бы здорово, если б наши дети росли на родине, не забывали свой язык и имели ласковых мам и пап. Однако мало, отчаянно мало стало российских усыновителей. Начав акцию «Найди меня», мы уже сделали десятки фотографий детей, которых и по состоянию здоровья, и по статусу (никто не претендует) можно усыновить. Но жизнь тяжелая, ребятишек, как правило, лечить нужно, да и переехать на новое место, чтобы скрыть сам факт усыновления, очень трудно. Это американцы не боятся ни детям, ни окружающим подобную информацию сообщать. Вернувшихся из России встречают многочисленные родственники и друзья. Праздник! У них своеобразный культ усыновителей существует – приветствуется такое поведение. А сами дети сразу обретают множество доброжелательных покровителей.

Американцев Пола и Мари с двумя русскими малышами тоже с нетерпением ждут в штате Орегон. Новоиспеченный отец – менеджер в торговой компании, ставшая мамой Мари – менеджер отдела профессиональной подготовки и развития в банке. Вполне обеспеченная семья уже приготовила для братьев – полуторагодовалого Кирюши и трехлетнего Павлика – комнату в доме, заполнив ее игрушками и развивающими играми.

Счастливые супруги согласились ответить на несколько вопросов.

- Почему вы решили взять детей в нашей стране? Неужели в Америке нет отказных детей?

- Их у нас действительно не очень много. К тому же беременные женщины, решившие отказаться от будущего ребенка, имеют право выбрать для него семью. Бездетные пары при этом оплачивают все расходы, связанные с беременностью и родами, но не имеют уверенности, что станут родителями – биологическая мать вправе изменить свое решение в течение полугода. При этом она не должна возвращать средства, потраченные на нее потенциальными родителями. На практике женщины нередко меняют свое решение и оставляют ребенка. Тем не менее многие пары идут на этот риск, потому что международное усыновление представляется еще более неопределенным и даже пугающим.

Но мы решились на такой шаг, ведь огромное число детей в разных странах нуждается в семье, а мы нуждались в детях, которых хотели любить и растить. Россию же выбрали потому, что ваша культура ближе и понятнее нам. Кроме того, в Америке много русских, и наши дети смогут общаться с ними.

- Процесс усыновления оказался сложным?

- Мы подали заявление в сентябре 2001 г. Во Владивосток на встречу с нашими детьми приехали впервые в мае 2002-го. Потом пришлось вернуться на родину, чтобы в конце июня приехать на суд по поводу усыновления. Такова процедура. Было очень тяжело, почувствовав малышей своими, расстаться с ними на месяц. В то же время мы были спокойны за них, знали, что и в доме ребенка, и в детском доме (из-за разницы в возрасте братья были разлучены) им обеспечен довольно высокий уровень физического и интеллектуального воспитания.

- Вы изначально хотели взять двоих малышей?

- Да, но необязательно родственников. А тут такое счастье: наши мальчики оказались братьями. Это были первые малыши, с которыми нам предложили встретиться. Мы направили медицинскую информацию о них нашему педиатру в Америке и получили неблагоприятный прогноз. Но так невыносимо было расстаться с мыслью об этих мальчишках, что мы попросили совета еще у одного врача, опытного педиатра, работающего с усыновленными детьми. Он дал более оптимистичное заключение. Сомнений не осталось. Ведь с первой минуты встречи мы почувствовали, что это наши дети, которых мы так долго ждали и к которым так долго шли.

- У вас не появятся материальные проблемы в связи с увеличением семьи?

- В Америке все родители имеют налоговые льготы. Усыновившие ребенка - не исключение. Но семья, воспитывающая родных детей, получает льготы долгое время, а усыновители только первые три года.

У наших сыновей есть проблемы со здоровьем, психическим и физическим. Младшему, возможно, предстоит операция по удалению грыжи, мы уже записаны на прием к детскому хирургу, который должен прийти к окончательному решению. Нас не пугают визиты к докторам или возможные последствия перенесенных мальчиками заболеваний. Это наши дети, и мы готовы лечить их. К счастью, у нас есть страховой полис, который покроет затраты. По стоимости он не дороже, чем полис на родного ребенка.

- Ваши малыши слишком малы, чтобы помнить о своих родственных связях…

- Да, они рано были разлучены, воспитывались в разных учреждениях. Первая встреча братьев произошла в день, когда состоялось решение суда. Мы привезли их в гостиницу, где остановились, и представили друг другу. Старший стал сразу предлагать игрушки младшему, но тот поначалу расплакался. Правда, быстро успокоился, и они стали играть. С того момента мальчики неразлучны. Оба очень ласковые, живые, любознательные непоседы. Мы очень счастливы.