Свои среди чужих…

Первым из них стал Николай Японский, в миру Дмитрий Касаткин. Он в прошлом веке отправился в Японию, чтобы привезти на острова православную веру. За усердие отец Николай был удостоен чина архиепископа. При нем русская церковь в Японии стала автономной. После себя Николай Японский оставил 32 тысячи православных верующих, более 200 храмов. Один из них – Николай-до, построенный в византийском стиле, расположился в Токио. Купола экзотически вписываются в пространство современной архитектуры мегаполиса – милости просят прихожан…

19 апр. 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1156 от 19 апр. 2002

Первым из них стал Николай Японский, в миру Дмитрий Касаткин. Он в прошлом веке отправился в Японию, чтобы привезти на острова православную веру. За усердие отец Николай был удостоен чина архиепископа. При нем русская церковь в Японии стала автономной. После себя Николай Японский оставил 32 тысячи православных верующих, более 200 храмов. Один из них – Николай-до, построенный в византийском стиле, расположился в Токио. Купола экзотически вписываются в пространство современной архитектуры мегаполиса – милости просят прихожан…

Впрочем, это лишь один из сюжетов фильма, снятого в феврале этого года в Японии съемочной группой из Владивостока. Культурные связи между Россией и Японией в последнее десятилетие столь расширились, что стали само собой разумеющимся явлением. Регулярные фестивали японского кино, лекция профессора Накамуры о русской литературе в ДВГУ… Мы все больше становимся своими. Но вряд ли задумываемся о том, кто положил этому начало, кто продолжает традиции русской культуры в Стране восходящего солнца.

Русская культура в Японии, литературные произведения, переведенные на японский язык, их влияние на азиатский менталитет, японцы, родившиеся в России, – это темы проекта. Он осуществлен благодаря гранту МИДа Японии при поддержке генерального консульства Японии во Владивостоке и ДВГУ. Съемочная группа побывала в 15 городах Японии, приняла участие в Зимнем симпозиуме Славянского исследовательского центра в Саппоро, встретилась с представителями японо-российской истории в Хакодате, со студентами факультета русского языка Тоямского университета и в других центрах, связанных с русской культурой. Встречи были лишены официальной напыщенности. В кадрах, снятых оператором Владимиром Асмирко, - празднование Масленицы в японском филиале ДВГУ г. Хакодате, Кадзуко Окава - женщина, в совершенстве владеющая секретами русской иконописи. К слову, она родилась во Владивостоке в 1921 году, иконописи училась в Москве. Так что Россия для нее все равно что вторая родина. Именно так и называется альбом, который издает Ассоциация исследователей русского дальневосточного зарубежья.

Побывать в русской Японии можно на презентации фильма 20 апреля в Японском центре ДВГУ.