Последняя зима детства

Яше исполнилось семнадцать на шестой день после смерти мамы. Она ушла из его жизни до обыденного незаметно: однажды просто не вернулась «домой», в подвал многоэтажки на ул. Русской, где они жили последние три года вместе с дядей Геной. Он увидел ее в морге среди других безымянных тел, подобранных на улице в пьяном беспамятстве. Опознал. Однако этого оказалось слишком мало, чтобы похоронить ее как положено - с фамилией, а не с номером на фанерной табличке.

15 март 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1136 от 15 март 2002

Яше исполнилось семнадцать на шестой день после смерти мамы. Она ушла из его жизни до обыденного незаметно: однажды просто не вернулась «домой», в подвал многоэтажки на ул. Русской, где они жили последние три года вместе с дядей Геной. Он увидел ее в морге среди других безымянных тел, подобранных на улице в пьяном беспамятстве. Опознал. Однако этого оказалось слишком мало, чтобы похоронить ее как положено - с фамилией, а не с номером на фанерной табличке.

На погребение нужны были деньги: несколько тысяч. Его дневной заработок «помогайки» на продуктовом рынке - у Яши три класса образования - при самом благоприятном раскладе составлял 70 рублей в день. Этого хватало на бутылку молока с пшеничным батоном на завтрак и скромный ужин с кашей и сосиской, который Яша готовил сам на всю семью.

Помогли люди. Директор рынка, друзья, но прежде всего люди в погонах. Елена Михайловна Порисенко, майор милиции, начальник подразделения по делам несовершеннолетних УВД Советского района г. Владивостока, инспектор Ольга Викторовна Полицковая. Они по-матерински сердечно взялись помогать Яше. Прошли, прозвонили, объяснили ситуацию по всей траурной цепочке - и люди откликнулись: в морге, в похоронной службе, в отделе социальной защиты.

Маму Яши, Татьяну Яковлевну, 49 лет от роду, похоронили по-людски в ясный февральский день, на излете зимы. В благополучном прошлом у нее была семья, обустроенная двухкомнатная квартира, работа санитарки в одном из владивостокских роддомов. В недалеком еще настоящем – пьяная, бродяжная жизнь, куда она привела своего единственного сына. Удивительно, но факт - Яша за это время не стал ни алкоголиком, ни наркоманом. Когда мы очутились в подвале, где он обитает уже не первый год, были поражены… комфортом. На полу огромный тщательно вымытый кусок линолеума, на стене, оклеенной яркими плакатами с улыбающимися лицами рок-певцов и кинодив, - «лампочка Ильича», свет Яша провел сам, у него по-хозяйски умные, умелые руки, не зря ребята «техником» прозвали. На импровизированном столе – несколько кассет, аккуратная стопка бумаги, ручка, музыкальный журнал с закладкой - карамельным фантиком.

Что сразило окончательно – аккуратно заправленная самодельная кровать-лежанка, вернее, чистота постельного белья, такое не у каждой хозяйки встретишь.

В ответ на наше удивление Яша лишь сдержанно улыбается. Он вообще не по годам серьезен, этот крепкий черноволосый парень, который давно уже смотрит на жизнь взрослыми глазами.

- Здесь у меня и магнитофон был, и даже маленький телевизор - утащили, дверь-то по-настоящему не запирается, - невозмутимо продолжает свой рассказ Яша. - Кастрюли и тарелки тоже однажды унесли, пришлось новые покупать. Вообще я давно здесь за повара. Теперь кормить некого - мамы нет, а дядя Гена с горя запил. - Яша показывает рукой куда-то в продолжение просторного подвального коридора, под стать самому этому новому дому повышенной комфортности. - Зато вот Рыжик появился, он же бездомный, я и подобрал, - Яша бережно поглаживает тощего котенка.

Чуть больше месяца прошло с тех пор, как кончилось Яшино детство. Но жизнь его так изменилась за это время! Такое чувство, что сама судьба из злой мачехи превратилась в ласковую мать. Хотя вернее было бы сказать, что нашелся у парня настоящий отец, даже два, а с ними и родной дом. Сейчас Яша на положении военного воспитанника живет в полку связи и радиотехнического обеспечения морской авиации Тихоокеанского флота. Командир полка полковник Александр Шальнев и его заместитель по воспитательной работе подполковник Александр Ситников снова по-мужски взяли всю ответственность на себя (они же занимались судьбой беспризорника Вовы Чернова, об этой истории «В» рассказывал осенью 2000 г.). Чиновники, как и прежде, «поспешают» очень медленно. Уже третий год пошел, как принято специальное правительственное постановление о зачислении мальчиков-сирот в качестве воспитанников в воинские части, а до сих в нем больше вопросов, чем ответов – как помочь таким ребятам, как обеспечить их необходимыми видами довольствия, как дать соответствующее образование и определить в дальнейшей жизни.

А ведь времени у Яши, как, впрочем, у тысячи с лишним приморских беспризорников - голодных, безграмотных, вороватых, нет. Каждый месяц, неделя промедления могут привести любого из них либо в тюрьму, либо на больничную койку, либо...

Как бы то ни было, Яша уже прошел призывную комиссию, Александр Ситников сейчас хлопочет, чтобы парень получил паспорт. Что касается планов на будущее – служить Яша хотел бы только в этом полку. Здесь его новая семья. Но это тема уже другого разговора. Хочется надеяться, более счастливого.

Удачи тебе, Яша!