Вечно живая мертвая царевна

Сказки Пушкина – не только кладезь народной мудрости, исконного русского языка, тонкого юмора, но и благодатный материал для сценического воплощения. Премьера в театре кукол «Сказки о мертвой царевне и семи богатырях» - яркое тому подтверждение.

15 март 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1136 от 15 март 2002

Сказки Пушкина – не только кладезь народной мудрости, исконного русского языка, тонкого юмора, но и благодатный материал для сценического воплощения. Премьера в театре кукол «Сказки о мертвой царевне и семи богатырях» - яркое тому подтверждение.

На сцене всего три актера: Денис Шамрин, Оксана Иванова, Екатерина Сергеева. Они легко перевоплощаются во множество персонажей сказки с помощью кукол, оживающих предметов. Например, говорящего зеркальца. Своим появлением оно вызывает восторг зрителей.

Спектакль буквально пронизан метафорами. Каждый предмет, как и актеры, «играет» несколько ролей. Покатился клубочек шерсти и стал… наливным яблочком, ясным солнышком. Гусиное перо в чернильнице - месяцем в небе...

Сценическая поэма – сплошное удовольствие для детей и взрослых. В сюжет сказки вплетены строки переписки Пушкина с Натальей Гончаровой. Мало того, поэт и его супруга присутствуют на сцене в кукольном воплощении. Ростовая кукла Натали Гончарова по замыслу режиссера-постановщика является еще и частью декорации, «оживая» лишь в сценах переписки. Строки писем взяты не случайно: фрагменты переписки второй Болдинской осени поэта – именно в это время была написана «Сказка о мертвой царевне», самая загадочная и таинственная из пушкинских сказок.

Некоторая сумрачность сюжета, обозначенная в названии, не помешала режиссеру Виктору Бусаренко сделать сказку живой и динамичной.

Лаконична, но красноречива пластика актеров (хореограф Вера Ферапонтова), «играют» декорации художника Ирина Цыпыловой. Забавно решен образ «семи богатырей», зеркальца, да и самого Александра Сергеевича. Актер Денис Шамрин играет все эти роли с оттенком легкого юмора, ненавязчивого гротеска.

Современных детей, избалованных виртуальными чудесами компьютерных мультиков, удивить непросто. По счастью, кукольный театр – вне конкуренции. Кукла, вдруг ожившая в руках актера, обладает некоей магией. А «Сказка о мертвой царевне и семи богатырях» помимо всех чудес и превращений подарила еще и нечто, с чего начинается интерес к высокому и прекрасному, - пушкинскую поэзию, музыку Шопена и Свиридова.