Все врут календари… Зима в Приморье не отменяется, а переносится на лето

Зима на календаре закончилась. Но, не соблюдая никаких календарей, которые все врут, как известно еще со времен Грибоедова и «Горя от ума», весна в Приморье наступила задолго до окончания зимы.

5 март 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1130 от 5 март 2002

Зима на календаре закончилась. Но, не соблюдая никаких календарей, которые все врут, как известно еще со времен Грибоедова и «Горя от ума», весна в Приморье наступила задолго до окончания зимы.

Метеорологи в некотором шоке и снова, как после январских циклонов со снегопадами, используют слово «аномалия». Подобной весны во время зимы, говорят синоптики, не было в Приморье уже лет 15. Но профессионалов погоды это почему-то не радует.

Руководитель Приморского гидрометеоцентра Борис Кубай предполагает, что если февраль и март такие теплые, то апрель и май могут быть холоднее обычного. «Это влияет отрицательно на начало вегетационного периода растений, в общем, для сельского хозяйства ничего хорошего», - предупреждает Кубай.

Но не вовремя наступившей весне не радуются не только синоптики и крестьяне, их огорчение разделяют еще и политики, энергетики и угольщики.

Политики не рады тому, что при всем желании теперь не поставишь себе в заслугу героическое прохождение зимнего отопительного сезона. При всем при том, что основным принципом нашей политической жизни остается наказание невиновных и награждение непричастных, говорить сейчас, что именно усилия властей всех уровней позволили Приморью беспроблемно пережить зиму, не решится самый маргинальный политический деятель.

Энергетики не рады весне, потому что, рассчитывая заработать немалые суммы на пиковом энергопотреблении, они остаются без этих уже запланированных и расписанных сверхприбылей. Деньги, вложенные осенью прошлого года в энергоносители, омертвились – топливо не сожжено, а проценты по кредитам остались и только растут.

Угольщики тоже в унынии – рыли, рыли, копали, копали: на складах электростанций лежат горы угля, по столько никогда за последние 10 лет склады не получали, а его тоже никто не сжег и расплачиваться за несожженное топливо не хочет – хоть запихивай этот уголь назад в разрезы и карьеры.

А как красиво все начиналось. Еще в июне 2001 года самые-самые первые лица государства озаботились предстоящей зимой в Приморье, уж очень катастрофической оказалась предыдущая: с вымерзающими городами и поселками, лопающимися трубами, объявлением чрезвычайных ситуаций общегосударственного масштаба, подвозом чугунных батарей на реактивных самолетах и - самое жуткое для чиновников и политиков – с оргвыводами, вынужденными отставками и возбужденными уголовными делами.

Напомним, что буквально вслед за внеочередными губернаторскими выборами, которые проходили в Приморье летом, ПРЕЗИДЕНТ СТРАНЫ поручает ПРЕДСЕДАТЕЛЮ ПРАВИТЕЛЬСТВА лететь в это несчастное Приморье и походить там по кочегаркам. Сообщения информационных агентств того времени полны тревоги и глубокой политической озабоченности:

Касьянов не исключает, что ситуация с энергообеспечением Приморья будущей зимой будет хуже, чем в 2001 году. В ходе предстоящей в конце июня поездки на Дальний Восток он намерен решить два вопроса: обеспечение региона энергоресурсами, а также непосредственно посмотреть, что делается сейчас к предстоящей зиме. По словам премьера, он намерен изучить балансы энергопотребления по всем районам Приморского края.
16 июня 2001 г.

Затем Касьянов, который вместе с Чубайсом примчался по поручению президента в Приморье, и пробежка которых по кочегаркам совпала с первым рабочим днем губернатора Дарькина, возвращается в Москву и отчитывается перед Путиным. Отчет малоутешительный. Касьянов получает от Путина новую головную боль – ответственность за зиму в Приморье фактически возлагается на него.

Как заявил Владимир Путин, “слава Богу, закончилась предвыборная эпопея в Приморском крае, но время, которое было необходимо для подготовки к зиме, было истрачено неэффективно”. Поэтому нужно поддержать новое руководство Приморья, сказал Путин, добавив при этом, что “мы не должны снимать с себя ответственность за то, что там происходит”.
18 июня 2001 г.

И началось! Сергей Дарькин пытается идти в ногу с высоким кремлевским начальством и все маломальские ресурсы направляет на скупку мазута и угля. Создается централизованная структура управления малой теплоэнергетикой, Чубайс в одной упряжке «ответственности» с Касьяновым, которую навесил на всех чохом Путин, снова прилетает в Приморье, создается некая Дальневосточная управляющая энергетическая компания. Политика и капиталы так и бурлят вокруг будущих морозов. Никто не желает оставаться в стороне.

В октябре, после несколько затянутого путешествия по городам и весям страны с северокорейским лидером Ким Чен Иром, на энергетическо-политическом фронте появляется генерал Пуликовский. Он, как и положено генералу на фронте, встревожен и обеспокоен.

“Легкого” прохождения зимы на Дальнем Востоке и, в частности, в Приморье не будет. Такое мнение высказал сегодня на пресс-конференции в Москве полномочный представитель президента в Дальневосточном федеральном округе Константин Пуликовский. По его словам, “кризисных ситуаций” во время отопительного сезона в Приморье не избежать.
30 октября 2001 г.

На той же московской, то есть не для внутреннего пользования, пресс-конференции Пуликовский уточняет и успокаивает альянс ответственных Касьянова-Чубайса – «сделано немало».

Пуликовский говорит: В частности, уже сейчас создано более 100 процентов запасов топлива, необходимых для первых трех месяцев отопительного сезона. Подготовлено более 1 млн. тонн топлива по сравнению с 200-300 тыс. тонн, которыми запасались в прошлых годах.

“Но мы не можем дать гарантий, что все системы жилищно-коммунального хозяйства, особенно теплосети, выдержат зиму”, - сказал полпред, подчеркнув, что многие теплосети просто выведены из строя, поскольку финансирование этого направления всегда было “очень скудным”.
30 октября 2001 г.

Логика полпреда легко объяснима – ему потом, в случае чего, можно будет говорить: я все знал, во всем участвовал, тревожился, предупреждал и предвидел. Если кто-то и недоработал, то только не я.

Тем временем Сергей Дарькин, всегда умевший обращаться с цифрами и видя объемы затрат и поступления топлива, понимает, что зима, даже при самых лютых морозах, будет в любом случае лучше предыдущей. Топлива накоплено немерено, и Дарькин заявляет, что отменяет зиму в Приморском крае.

Если бы он знал, насколько пророческими окажутся его слова. Но не в политическом, а в метеорологическом смысле. Так что Сергею Михайловичу можно присуждать звание «Почетный синоптик Российской Федерации» и награждать премией «За самый точный метеопрогноз-2002».

Но Сергею Дарькину все-таки хочется видеть, что избиратели признательны за титанические усилия властей по спасению населения от катастрофического замерзания, он ездит по городам и поселкам Приморья и хочет слышать слова благодарности.

«За время поездки я ночевал в двух гостиницах, и везде было тепло. Когда я раньше ночевал в этих гостиницах, год-два назад, в них было очень холодно. Я думал, может, меня вводят в заблуждение, но и на встречах жители говорят, что в крае тепло. Это самое главное, что мы сделали за эти шесть месяцев».
Губернатор С. Дарькин, пресс-релиз администрации Приморского края, 14 января 2002 г.

Вот здесь Сергей Михайлович проговаривается: желание видеть, что теплая зима – это самое главное, что сделала администрация края за полгода, не соответствует действительности. Были проблемы с отоплением в Смоляниново, как всегда, маялись в холоде жители Спасска-Дальнего, но когда вдруг в феврале пришло весеннее тепло, то от «самого главного» не осталось и следа – растаяло, как снег.

И вполне объективным видится то внешне внезапное раздражение первого вице-губернатора Линецкого, которое было обрушено на приморскую прессу, обвиненную в провинциальном кретинизме, уровне ниже городской канализации и т.д. Заслуг-то нет, к избирателю на отчет выходить не с чем, заявления об «успешном прохождении зимы» никак теперь не пройдут даже для самых провинциальных кретинов.

А проблемы ТЭКа остались и даже усугубились. Энергетики и угольщики, получившие гигантские убытки на проекте «Дарькин отменил зиму», начинают потихонечку выть – кто им будет возвращать расходы? Виктор Мясник, руководитель Дальневосточной управляющей энергетической компании, 21 февраля на совещании на ЛуТЭКе, которое проводит Сергей Дарькин, не выбирает слов: «По январю мы недобрали 66 млн. руб., в феврале из запланированных 95 млн. получили пока только семь. Мы вместе с «Приморскуглем» летим в трубу».

Со скоростью таяния снега тают сейчас и путинские гарантии «новому руководству Приморья», как выразился президент в июне прошлого года. Растаял и альянс ответственности Касьянова-Чубайса. Руководство Приморского края сейчас уже никак не может быть названо «новым», Касьянов и Чубайс откозыряют, что с зимой в Приморье все обошлось. А вот холодок взаимоотношений приморского «Белого дома» с Москвой и не исчезал никогда, а теперь может перейти и в морозы.

Как бы не пришлось Сергею Михайловичу не отменять зиму, а переносить ее на весну и лето.

Кризис взаимных неплатежей в ТЭКе, усугубляемый необходимостью гасить банковские кредиты и проценты по ним, уже выражается тотальными отключениями должников. А должники – не только предприятия, а целые города: Дальнегорск, Партизанск, Арсеньев, Пограничный.

Губернатор Дарькин и его администрация сейчас спешно ищут новые управленческие схемы в сфере ТЭКа: финансовые, организационные. Но время тает, как снег, а Москва на помощь теперь вряд ли придет: морозы-то миновали. И вполне может так статься, что летом Приморье погрузится во тьму.

Нет спору: в «Белом доме» сейчас профессиональные менеджеры с высоким IQ, или, говоря по-русски, умные люди. Но горе от ума – оно еще со времен Грибоедова сопровождалось непременным враньем в календарях.