Год без Наздратенко

«Первым человеком, который узнал о решении губернатора Приморья Евгения Наздратенко уйти в отставку, было первое лицо государства: президент Путин. Он же был первым, кто публично сообщил об этом», - писал «В» год назад. 5 февраля прошлого года завершилась целая эпоха в истории Приморья, объективную оценку которой, пожалуй, дадут только последующие поколения.

5 февр. 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1115 от 5 февр. 2002
«Первым человеком, который узнал о решении губернатора Приморья Евгения Наздратенко уйти в отставку, было первое лицо государства: президент Путин. Он же был первым, кто публично сообщил об этом», - писал «В» год назад. 5 февраля прошлого года завершилась целая эпоха в истории Приморья, объективную оценку которой, пожалуй, дадут только последующие поколения.

А потом, как это не раз бывало, наступило короткое безвременье. Смута местного масштаба, когда на авансцену приморской политики вышли незаметные ранее Валентин Дубинин, Геннадий Апанасенко и даже самый демократичный кандидат в новые губернаторы - уборщица владивостокского торгового порта Вера Довгополова. Чем ближе дата губернаторских выборов, тем больше кандидаты знали рецептов вывода Приморья из энергетического кризиса. О Наздратенко в те горячие весенние деньки ходило много слухов: то он сидит на чемоданах, то клянчит у президента приемлемую своей фигуре должность. Еще позже появился сенсационный слух о его альянсе с Черепковым.

Для бывшего приморского лидера наступил своеобразный судный день. Его, словно Сталина на XX съезде партии, отчитывали все кому не лень. И было за что, но не по-человечески как-то, в спину...… Но даже намека на короткую «оттепель» при Сергее Дарькине никто не почувствовал.

И вот Евгения Ивановича утвердили в должности председателя Госкомитета по рыболовству. Единицы его соратников верили в Наздратенко до конца. Спросите сегодня (только осторожно!) каждого второго экс-вице-губернатора, что он о бывшем шефе думает. Неудивительно, что на Рождественском бульваре, 12, в штаб-квартире ГКР, ныне ни одного «самого близкого дружочка». Приморский политический паводок показал, что Москальцов, Арсентьев и Савченко – гораздо надежнее. Суровый полпред Пуликовский, и тот, выключив Наздратенко, заметно поубавил свою военную выправку. Теперь высокому сановнику можно было переключиться на Северную Корею.

С другой стороны, отставка Евгения Наздратенко была своеобразным прецедентом в новой истории России. Даже домохозяйки почувствовали, как сегодня непросто «по-хорошему» снять с трона регионального князя. Федералы вынуждены откупаться по-крупному – таковы негласные правила нынешней отечественной политсистемы. Наздратенко дали кресло председателя не самого последнего комитета (сам Евгений Иванович почему-то на вызывающей доверие публике называет комитет «министерством»), теперь уже бывшему якутскому удельному хану Николаеву обеспечено место в Совете федерации, и крупный алмаз назвали его, николаевским, именем. Да и потом, хорошие они или плохие, самое лакомое место - в скрижалях памяти будущих поколений – экс-губернаторам обеспечено.

В любом случае бывший наш губернатор связан и породнен с Приморьем. Даже в Москве он такой, каким его мы, газетчики, привыкли видеть в Приморье – знающий себе цену, привыкший к дисциплине, с отличной памятью и несколько непоставленной речью. Мы еще не раз услышим имя Евгения Наздратенко. И не только всуе. И не только раз в год, 5 февраля...