Президент не захотел оказаться «за стеклом»

Путин закрыл ТВ-6, чтобы покончить с Березовским. Сделал ход на опережение, пока программа «За стеклом» не поставила свои телекамеры в кремлевском кабинете президента. Все иные объяснения - про спор акционеров, Арбитражный суд и лицензии на вещание - только запутают читателя.

25 янв. 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1110 от 25 янв. 2002
Путин закрыл ТВ-6, чтобы покончить с Березовским. Сделал ход на опережение, пока программа «За стеклом» не поставила свои телекамеры в кремлевском кабинете президента. Все иные объяснения - про спор акционеров, Арбитражный суд и лицензии на вещание - только запутают читателя.

Потеряли ли мы что-нибудь из-за этого?

Во-первых, у нас уменьшился выбор. Нельзя же все время кормить зрителей картошкой (или клюквой – как хотите). Как говорила героиня популярного советского фильма, из картошки можно приготовить сто блюд. Да хоть двести. Все равно это будет картошка. Одни и те же новости, одинаковые по занудливости сериалы и отвратительные азартные игры по всем телеканалам. Конечно, все время питаться только блюдами ТВ-6 тоже нельзя. Приедаются. Даже Хрюн Моржовый и Степан Капуста из «Туши свет» в большом количестве покажутся озверевшими мещанами, а не очеловеченными домашними скотами.

Олигархи, даже в их ельцинском виде, были полезны хотя бы тем, что ссорились друг с другом. И подвластные им СМИ давали разные комментарии к одним и тем же событиям. Вот это и была «объективность».

К тому же, удивительное дело, любое хоть чуточку свободное СМИ почему-то оказывается интереснее любого хоть чуточку государственного ( Би-би-си в расчет не берем, мы не в Англии).

Возникает вопрос: за что так с ТВ-6?

Люди, остро чувствующие в себе потребность покрасоваться своими моральными качествами, уверяют, что речь идет о «свободе слова и судьбе демократии».

Уверяю вас, история с ТВ-6 не имеет никакого отношения к этим высоким категориям. Все намного проще, грязнее, откровеннее и честнее. То «старый спор славян между собой», если вспомнить Пушкина. То битва двух витязей - Путина и Березовского.

Никто не может сказать, что ТВ-6 закрыли за то, что оно было в оппозиции президенту. Это был достаточно миролюбивый канал и гадости о Путине не рассказывал.

Но если Березовский, шантажируя Кремль, пообещал рассказать россиянам «правду о Путине», то, разумеется, для этой цели ТВ-6 и берегли. Помнишь, читатель, советское «мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит на запасном пути». А иначе зачем олигархам национальные телеканалы, все сплошь убыточные по коммерческой части?

Путин не был бы Путиным, если бы оставил ТВ-6 у своего самого главного и опасного врага.

Поэтому странно сейчас жалеть команду профессионалов ТВ-6, не замечая, что удар наносился по Березовскому. Разгромили армию, выстроившуюся к битве, которая в пылу последних сражений потеряла не только ощущение реальности, но и адекватно не сумевшую отреагировать на явно провокационные приказы лондонского полководца.

Возникает вопрос, а почему бы вообще не обойтись без такого публичного массового кровопролития с обеих сторон? Почему бы не попытаться убрать только полководца, используя опыт спецслужб?

Ответ может показаться ошеломляющим: мы теперича культурная нация и никого отравленным зонтиком в ж… не колем. Мы чтим закон и всегда найдем законные основания прикрыть тех, кто нам мешает собой любоваться.

Но если вы хотите поплакать о «свободе слова», то лучше внимательно присмотреться к тому, что происходит у нас под носом в краевой администрации. Там затеяна реформа всей структуры пресс-службы губернатора. Говорят, всех разгонят, оставят человека три, а подряд на информобслуживание власти выиграет в «честном» конкурсе независимое пиар-агентство.

Как-то не верится, что в итоге власть уйдет от игры на информационном поле. Быть может, самому Дарькину и неинтересно, что пишут в газетах о нем и о Приморье. Но вот иные не раз демонстрировали начитанность и пренебрежительное отношение к прессе. То на встрече Ким Чен Ира прикажут «отодвинуть прессу», и ретивая милиция начнет толкаться. То вообще ляпнут: “Мы тут боремся, а СМИ нам катастрофы организуют».

Дружочки - хочется ответить таким обращением Евгения Ивановича Наздратенко, - пресса ничего не организует. Она как зеркало только отражает, и, как плохо полированное зеркало, может быть кривой.

Новая администрация пришла из бизнеса, который боится открытости. Этот бизнес знает о журналистике только то, что «материал можно заказать, а журналиста – купить».

Да, абсолютно все профессиональные журналисты работают за деньги. Но не все из-за денег. «Не продается вдохновенье, но можно рукопись купить».

Сначала была идея создать во время выборов некую комиссию «против черного пиара». Сейчас какие-то невнятные намеки на «создание координационных советов по информполитике». Это что, по аналогии с худсоветом драмтеатра?

И, кажется, существуют какие-то бюрократические мечты, что вот возьмем и создадим в Приморье новое супермощное СМИ, у которого будет и свое информационное агентство, и газета, и радио и ТВ, и тогда вообще администрации будет плевать на всю остальную прессу, что она там вякает.

Что ж, это можно. Но любое, хоть чуточку свободное СМИ всегда будет непредсказумее и интереснее, чем самое супернавороченное, но «домашнее». В журналистике, как в спорте, должен быть риск не знать результата игры. Иначе кто бы ходил на футбол, если бы наши всегда побеждали?

Простите за девичье сравнение, но дикая земляника всегда будет вкуснее той клубники, что продается в супермаркетах круглый год. Да, мелкая, да, за ней низко наклоняться нужно. Но есть в ней что-то - запах свободы, что ли?