Городские власти разрушают старое. Кто построит новое?

В этом городе я практически родился и вырос. И мне далеко не безразлично, что происходит во Владивостоке. Конечно, в нынешних условиях трудно всем - трудно содержать семью, дом, квартиру, город, край, страну... Но жизнь продолжается, и я считаю, что у людей должна быть какая-то перспектива. Между тем я пришел к выводу, что во Владивостоке сегодня эта перспектива довольно угрожающая. Прежде всего потому, что в городе нет лидера. Жизнь семьи зависит от ее главы. Если в доме нет лидера, этот дом разваливается. Если в городе нет достойного лидера, то разваливается город.

4 апр. 1997 Электронная версия газеты "Владивосток" №111 от 4 апр. 1997

В этом городе я практически родился и вырос. И мне далеко не безразлично, что происходит во Владивостоке. Конечно, в нынешних условиях трудно всем - трудно содержать семью, дом, квартиру, город, край, страну... Но жизнь продолжается, и я считаю, что у людей должна быть какая-то перспектива. Между тем я пришел к выводу, что во Владивостоке сегодня эта перспектива довольно угрожающая. Прежде всего потому, что в городе нет лидера. Жизнь семьи зависит от ее главы. Если в доме нет лидера, этот дом разваливается. Если в городе нет достойного лидера, то разваливается город.

На мой взгляд, в лице избранного мэра мы имеем такого руководителя, который, несмотря на солидный возраст, за свою сознательную жизнь ничего не построил. Служил он на флоте, но, кроме подпольной съемки несчастных ребят, о других его добрых делах ничего неизвестно. Кто может сказать, что благодаря его усилиям воинская часть, в которой он служил, процветает или процветала в период его работы?

То, что он рассказывает о своей борьбе за правду, борьбе за каждого жителя, в моем представлении просто лукавство. Во время последней встречи я сказал Виктору Ивановичу: “Вы работали около года мэром - кругом вас были враги. Вы ушли - и вас окружали только враги. Вы уже 4 месяца руководите городом и только сейчас пришли к осознанию того, что город без федеральной и краевой помощи, без участия конкретных предприятий развиваться не может. И вы везде, по-прежнему, видите врагов: в Москве федеральные власти все делают для того, чтобы город Владивосток зачах, тем же занимаются краевые власти. И перспективы, судя по вашему настроению, нет никакой - было плохо, стало хуже и будет еще хуже, чем сейчас”.

В моем представлении дело мэра не констатировать то, что было, есть и будет, а предпринимать все возможные меры к тому, чтобы шла нормальная жизнь. А что ждет нас? В силу того, что народом был избран человек, который до этого не имел никакого представления о науке управления, у этого человека за плечами не было почти никакой управленческой практики, мы - жители города сейчас вовлечены в гигантский эксперимент. И мы являемся подопытными в этом эксперименте.

Всех нас создатель устроил разными. Одни люди способны хорошо учить и высказывать оригинальные идеи. Есть люди, которые могут эти идеи воплощать. Очень мало тех, которые могут генерировать идеи и их воплощать. У Черепкова, на мой взгляд, в целом ряде случаев рассуждения достаточно здравые. Но в силу отсутствия элементарного управленческого образования и управленческого опыта он ввергает всех нас в авантюру, последствия которой придется расхлебывать очень и очень долго. Примеров сколько угодно. Сегодня судом отменен ряд решений мэра. Причем судьи уже неоднократно показывали, что мэр совершает крупные ошибки, нарушает закон. Конечно, законы могут быть несовершенны. Но в нашем обществе последнее слово сейчас остается за судебными властями, и с этим надо считаться.

Сегодня речь идет о ликвидации районов. Практически не работают районные администрации. Документация, которая формировалась на протяжении десятилетий, данные на каждого жителя города, каждое здание, предприятие - все свалено в мешки, не опечатано, ни инвентаризировано. Многих документов уже не восстановишь. Лучшего случая спрятать концы в воду, как убрать документы, не придумаешь. И сегодня - эти концы убраны. Может быть, сама идея объединения районных администраций в некую единую систему и неплохая. Но подход к реализации этой идеи - даже не любительский и не профессиональный - для города вредный. Мы разрушаем старое, а нового не создаем.

Мэр Владивостока, на мой взгляд, принимает очень неграмотные решения. Но в чем ему нельзя отказать, так это в том, что все его решения направлены на сиюминутную выгоду с точки зрения получения авторитета у рядовых граждан города. Яркий пример этому - заявление мэра о том, что жители могут не платить за воду, тепло, электроэнергию, если услуги отсутствовали. Каждый это воспринимает как руководство к действию. Я убежден, что многие телезрители записали эту информацию и будут использовать, дабы иметь официальную причину не платить. Конечно, сколько угодно можно ругать “Водоканал”, “Дальэнерго”, транспортные и дорожные хозяйства города. Но если вы не согласны с тем, как они работают, разумнее сначала создать какие-то параллельные структуры, которые могли бы обеспечить город водой, чистотой, теплом. Но когда нам предлагают не платить - нас подталкивают общими усилиями развалить то, что еще есть. А на какие деньги будем создавать новое - совершенно не понятно.

Сегодня в городе, со слов мэра, сложилась крайне критическая ситуация. Между тем городская администрация находит средства на создание новой газеты, тогда как Виктор Иванович утверждает, что денег хватает на оплату топлива, минимум заработной платы и продовольствие больницам. По свидетельству мэра, ему самому приходится подписывать счета на покупку хлеба в больницах. Но есть же теория и практика управления. Руководитель такой большой структуры, как город с почти миллионным населением, просто не может позволить себе в силу глобальности задач, которые он решает, руководить покупкой каждой буханки. Он должен доверять своим заместителям и спрашивать с них. Так построена иерархическая основа управления.

Мы втягиваемся в очень опасный процесс и пока этого не ощущаем. Но опасные тенденции очень быстро нарастают. Нам придется долго исправлять результаты тех экспериментов, которые сегодня осуществляются. Это будет трудно, а что-то потеряется безвозвратно. Например, утраченная документация, которую кому-то выгодно потерять, - ее уже не восстановишь. Повторюсь: можно развалить жилищное и дорожное хозяйства, социальную сферу - все это несовершенно и нуждается в улучшении. Но что сделано нового и что из этого нового работает?

Познакомимся с такими рассуждениями мэра. Он считает, что существенная часть проблем связана с тем, что центр города занят высшими учебными заведениями! Вузы расположены на территории, которую можно было бы сдать в аренду и получать прибыль. В частности, мое намерение построить вместо автостоянки рядом с университетом сквер для отдыха студентов, преподавателей, жителей близлежащих домов Виктор Иванович не понимает. Потому как стоянку можно забрать у университета, как источник дохода. По приблизительным подсчетам прибыль от нее составит 9 миллионов в месяц.

Вполне закономерно, что мэр, политически поднаторев, умеет принимать выгодные политические решения, но всех нас он втягивает в такую авантюру, какой в масштабах России ни одному муниципальному образованию еще не доводилось почувствовать.