Красота таланту не помеха

Еще школьницей Ира Розанова часто приезжала в Москву из родной Рязани, чтобы окунуться в театральную жизнь столицы. Однажды она попала в Театр Маяковского на спектакль «Сократ», где главную роль играл Армен Джигарханян. Стоя на галерке (билетов в такой театр было не достать), она, завороженно глядя на игру уже знаменитого артиста, не смела и мечтать, что когда-нибудь он будет ее партнером по сцене.

19 дек. 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №1092 от 19 дек. 2001
Еще школьницей Ира Розанова часто приезжала в Москву из родной Рязани, чтобы окунуться в театральную жизнь столицы. Однажды она попала в Театр Маяковского на спектакль «Сократ», где главную роль играл Армен Джигарханян. Стоя на галерке (билетов в такой театр было не достать), она, завороженно глядя на игру уже знаменитого артиста, не смела и мечтать, что когда-нибудь он будет ее партнером по сцене.

- И когда же этот счастливый случай произошел в вашей судьбе?

- Еще студенткой ГИТИСа я попала на сцену Театра Маяковского и имела возможность просто играть с Арменом Борисовичем в одних спектаклях. Наш первый театральный дуэт состоялся в спектакле «Закат» по Бабелю, где я сыграла Маруську. Позже был снят фильм «Биндюжник и Король», где наш дуэт получил кинопродолжение.

- Судя по всему, театр не был случайным выбором?

- Я выросла в актерской семье. Мама, народная артистка России, и по сей день трудится на сцене Рязанского областного театра, а папа, дожив до пенсионного возраста, предпочел сцене написание мемуаров и дачные хлопоты.

- Сочетание вашего имени, отчества и фамилии – Ирина Юрьевна Розанова - звучит довольно жестко. Говорят, это отражается на характере человека…

- А я и не считаю свой характер слабым. Так что вечно спорю с судьбой. Я всегда точно знаю, чего хочу, свои убеждения меняю крайне редко. Хотя, как любая женщина, могу расплакаться по глупейшему поводу.

- Сами справляетесь с переживаниями или вам требуется чье-то участие?

- В унылом настроении стараюсь оказаться среди людей, сразу как-то подтягиваешься, отвлекаешься от самокопаний, да просто улыбнешься кому-то – и отпускает. Затворничество не для меня.

- Ирина, вы верите в женскую дружбу?

- Верю свято. У меня по счастью есть такая подруга – актриса Маяковки Наташа Орлова. В самые-самые моменты моей жизни она всегда рядом. Порой дороже стоит умение искренне разделить не печаль, а радость.

- Какое самое радостное событие произошло с вами за последнее время?

- У меня наконец-то появилась своя квартира! Прежде были коммуналки, съемные квартиры, жилплощади бывших мужей...… Квартира – самый настоящий предновогодний подарок.

- Или рождественская сказка, ставшая былью?

- Вообще-то рождественскими сказками меня жизнь особенно не баловала. Помню, в детстве в доме однажды появилось большое черное сверкающее «существо» - пианино. Мама сказала, что оно теперь принадлежит мне. Восторг был неописуемый. Но я и не предполагала, какой это будет ужас потом. Я ведь так и не доучилась в музыкальном училище. Настолько это оказалось не мое.

- Теперь и вовсе не подходите к фортепьяно?

- Отчего же! Иногда бренчу. Но больше предпочитаю слушать, когда играют профессионалы. Люблю Баха – в минуты раздумий, Моцарта – для поднятия настроения.

- Глядя на вашу удачную актерскую судьбу, кажется, что все давалось легко.

- Но не помню, чтобы сидела сложа руки. Потом, публика видит лишь конечный результат, а что там, как говорят, за кулисами, происходит – широко не обсуждается. Когда я покидала Театр Маяковского, отдавая предпочтение студии «Человек», мне говорили, что меняю дворец на сарай. И в чем-то были правы. Но, оглядываясь сегодня на те десять лет в «сарае», скажу, что лучшие мои театральные работы (и престижные театральные награды за них. – Прим. автора.) состоялись именно в студии «Человек». Достоевский, Островский, Гоголь, Шекспир – целый пласт ролей классического репертуара.

- Какие работы в кино вам особенно дороги?

- Конечно же роли в фильмах Петра Тодоровского. («Интердевочка», «Анкор, еще анкор»). Интересно было работать на «Петербургских тайнах». А чем плоха бомжиха из телесериала «Пятый угол»?

- Так всем - хороша! (Обеим стало смешно.)

- У меня был случай на программе Новоженова «Старый телевизор». Позвонила в эфир женщина с гневными упреками в адрес моей роли «надзирательницы» в фильме «Детский дом». Я, говорит, теперь в каждой вашей новой роли вижу только эту стерву. Следом другой звонок: «После этого фильма моя жена стала другим человеком. Она перестала орать на детей по поводу и без повода, тем более поднимать на них руку...…» Хотя я сама не убеждена, что фильмом или спектаклем кого-то можно перевоспитать, но заронить в душу зерно сомнений, раздумий – вполне.

- Популярность, узнаваемость вам мешает?

- Представьте – нет. А если кто и остановит свой пристальный взгляд, я парирую, что меня, мол, часто путают с одной артисткой.

- Несколько лет назад журнал «Лилит» признал вас самой красивой актрисой года.

- А что за заслуга такая - красивая актриса? Внешние данные не определяют творческих вершин. Это скорее – ярлык. А в актерской судьбе от них, от ярлыков, одни неприятности.

- Вы – деятельная натура?

- Пожалуй, я довольно ленивый человек. Автомобиль научилась водить – от лени. Такая тягомотина долго-долго ехать на метро. Кстати, у вас во Владивостоке не рискнула бы сесть за руль автомобиля. Очень сложный рельеф, и едут все как-то слишком нахально.

- Есть в вашей жизни события, о которых бы вы сожалели?

- Вы имеете в виду мужей или отсутствие детей?

- А о чем вы сожалеете в большей степени?

- Ну, от мужей я уходила по-джентльменски, если можно так сказать: с собой только книги и личные вещи. Сожаления в багаж не вмещались. А дети родятся от любви – и тут не все потеряно. Я вновь замужем.

- Есть люди в вашей жизни, чьим мнением вы дорожите?

- Мой главный критик – мама, хотя не всегда объективный. Мне было дорого мнение Натальи Гундаревой – удивительного человека, прекрасной актрисы. С Натальей Георгиевной у меня связано много важных моментов творческой жизни и на сцене, и на съемочной площадке. Ее болезнь стала для меня шоком. Невозможно представить Гундареву вне театра. Не хочется думать, что будет, если болезнь окажется сильнее…...

- С каким чувством вы покидаете Дальний Восток?

- Зрители были так щедры на искренность и теплоту. Спасибо им. Запомнился спектакль в Большом Камне. На сцену вышли две девочки: одна подарила игрушечного медвежонка, а вторая – просто обняться, подержать за руку...… Разве способна избалованная столичная публика на такое проявление чувств.