Макаренко на них нет!

Столкнуться поздним вечером в подворотне с подвыпившей компанией мужиков – этого боится любая женщина. Столкнуться днем в оживленном месте с компанией пьяных беспризорных детей боится любой человек независимо от возраста и пола. Жестокость малолетних маргиналов не знает предела. Они как волчата – рвут зубами и понятия не имеют о таких вещах, как доброта или сочувствие. На улице нашего города парочка малолетних оторв забила до смерти пожилого бомжа.

19 дек. 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №1092 от 19 дек. 2001
Столкнуться поздним вечером в подворотне с подвыпившей компанией мужиков – этого боится любая женщина. Столкнуться днем в оживленном месте с компанией пьяных беспризорных детей боится любой человек независимо от возраста и пола. Жестокость малолетних маргиналов не знает предела. Они как волчата – рвут зубами и понятия не имеют о таких вещах, как доброта или сочувствие. На улице нашего города парочка малолетних оторв забила до смерти пожилого бомжа.

Думаю, всем ясно, что чистые душой благородные бродяжки из повести Гектора Мало “Без семьи”, презирающие воровство и служащие добру, существуют только на книжных страницах. Канули в Лету и романтические порождения революции, воспитываемые на советской идеологии, из республики ШКИД. Сегодняшние гавроши не нуждаются в красивых словах - мат заменяет им речь. Они не знают жалости, потому что общество не жалело их. Они, как все дети, не верят, что жизнь конечна, а потому не боятся убивать. Практически каждого из них следует лечить если не от наркозависимости, то от алкоголизма, причем наследственного. И кроме того, беспризорные дети, цветы улицы, привыкли жить по лагерному принципу “не верь, не бойся, не проси”. И, к сожалению, все приюты для них, все ночлежки и столовые суть паллиатив. Таких детей иначе как по системе Макаренко не перевоспитаешь. А они, увы, нуждаются не в сюсюкающей любви и даже не в жалости, а именно в перевоспитании. Потому что привыкли делать что хочется, ничему не подчиняться. Психологи, работающие в столичных ночлежках для взрослых бродяг, говорят о том, что их клиенты не хотят – даже в обмен на гарантированные питание, крышу над головой, небольшие социальные льготы – выполнять хоть какие-то обязанности перед обществом. Прийти, поесть, переночевать, помыться – пожалуйста, а вот утром они уходят на улицу, где привычнее, где не надо работать, убирать за собой, за что-то отвечать…... Думаете, у маленьких такого синдрома нет? Да даже в большей степени! Предположим, вы пожалели беспризорного ребенка, привели его домой, накормили, вымыли, оставили ночевать. Спорим, утром вы не найдете ни своих денег, ни маминого золотого колечка? И самого “пригретого котенка” тоже. Хорошо, если сами будете живы. Они не знают, их не научили такой вещи, как благодарность.

Если реабилитационные центры для беспризорников будут находиться в черте города, ничего у них не выйдет. Зимой тамошний контингент еще пообретается в этих стенах, а вот летом безусловно уйдет на улицы, где под каждым кустом – и стол, и дом.Заброшенные, опустевшие деревни, где в радиусе двух километров нет жилья, где жизнь сурова, где тепло и еда будут не даны добрыми тетеньками, а заработаны рубкой дров, дежурством у печи, чисткой картошки, которую вырастили сами, - вот, на мой взгляд, единственная возможность вернуть какую-то часть бездомных детей в нормальную жизнь. И рядом с воспитанниками должны быть не рыхлые тетеньки из гороно или субтильные юноши с фанатизмом в глазах из благотворительных фондов, а бывшие военные, крепкие мужики, которые знают цену дружбе, мужскому слову, которые личным примером могут этому научить.

Поймите, главное – вернуть этим детям внутренний стержень, внушить неведомые понятия любви, добра. Еда и мягкая постель могут подождать.