Ученые против частной собственности на землю

В минувшую пятницу в поселке Тимирязевском Уссурийского района проходило отчетное собрание Дальневосточного научно-методического центра Российской академии сельскохозяйственных наук. Оно проводилось на базе Приморского НИИ сельского хозяйства, директор которого Анатолий Чайка возглавляет и ДВНМЦ Россельхозакадемии.

19 дек. 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №1092 от 19 дек. 2001
В минувшую пятницу в поселке Тимирязевском Уссурийского района проходило отчетное собрание Дальневосточного научно-методического центра Российской академии сельскохозяйственных наук. Оно проводилось на базе Приморского НИИ сельского хозяйства, директор которого Анатолий Чайка возглавляет и ДВНМЦ Россельхозакадемии.

Сегодня в структуре ДВНМЦ РАСХН насчитывается 10 научно-исследовательских институтов и две научно-исследовательские станции, которые, в свою очередь, имеют 11 опытно-производственных хозяйств, где научные достижения аграриев апробируются на практике.

Отчитаться о проделанной за год работе в Тимирязевский съехались делегаты от всех научных институтов и станций ДВНМЦ, от Владивостока до Камчатки. Некоторые «овеществленные» достижения ученых в виде отборных плодов были выставлены тут же, в холле института. Кстати, уже к обеду хозяева стендов недосчитались многих экспонатов, наибольшей популярностью из которых пользовались новые сорта картошки. Видимо, уже весной они будут произрастать на частных огородах.

Достижения дальневосточных ученых в области сельского хозяйства очевидны, однако используются не в полной мере. Наверное, это одна из причин того, что страна вынуждена закупать продовольствие за границей, а мы едим хлеб из американской пшеницы и пьем русскую ряженку, сделанную, правда, из американского же молочного порошка.

Поговорить о проблемах нашего сельского хозяйства с корреспондентом «В» согласился главный ученый секретарь член-корреспондент РАСХН доктор экономических наук Анатолий Огарков.

- Приморье называют зоной рискованного земледелия. Урожай то уничтожается тайфунами, то сгорает от засухи…

- В России нет ни одного региона, который можно было бы назвать стопроцентно благоприятным применительно к сельскому хозяйству. Еще при Хрущеве, который поставил задачу «догнать и перегнать Америку», проводился эксперимент: было решено выбрать область, условия в которой соответствовали бы одному из сельскохозяйственных американских штатов. Оказалось, что условия нашей Кубани очень похожи на Айову – примерно такой же состав почв, климат, уровень осадков. Здесь и проводилось соревнование двух систем, для чего в местную экономику вкладывались огромные средства.

Но это скорее исключение. В России отклонения имеют все регионы, но их можно использовать во благо. Например, дождливое приморское лето создает замечательные условия для выращивания риса. Сегодня грамотное ведение сельского хозяйства, основанное в том числе и на использовании рекомендаций и разработок ученых, способно давать высокие и стабильные урожаи. Другое дело, что в каждом районе целесообразно выращивать свою культуру.

- Как вы оцениваете продовольственную безопасность России?

- Сегодня государство сильно зависит от закупок продовольствия за рубежом, тогда как наши природные и территориальные ресурсы позволяют нам не только обеспечивать себя, но и кормить другие страны. Особенно зависят от импорта крупные мегаполисы, такие как Москва и Санкт-Петербург. До 80 процентов продуктов и их компонентов, которые потребляют жители, – зарубежного производства. «Российские» колбасы там делаются из импортного мяса, а молоко – из заграничного порошка. Сейчас Россия готовится вступать в ВТО, интегрируется в мировое сообщество, в то время как вопросы продовольственной безопасности не решены. Нам нужно организовывать стабильное производство сельхозпродукции. Надеяться на другие страны в этом вопросе неразумно.

- Что же мешает нам организовать это стабильное производство?

- Прежде всего недостаточное внимание со стороны государства. Нужно финансирование, нужно решать проблему технической оснащенности села. Ведь сегодня крестьяне обрабатывают землю на тех тракторах и комбайнах, что остались еще со времен Советского Союза. В деревне существует проблема кадров – там просто некому работать. А чтобы привлечь в сельское хозяйство молодежь, в глубинке нужно создавать мощную инфраструктуру – с хорошими дорогами, современными домами и средствами связи. И все это сделать можно только на государственном уровне. Во всех развитых странах государство поддерживает сельхозпроизводителя, только дотации там, как правило, заложены в механизм ценообразования. В Японии, например, есть самый настоящий госзаказ, когда префектуры покупают у крестьян зерно по ценам, не разоряющим хозяйства.

- Сторонники рыночных преобразований считают, что все проблемы поможет решить частная собственность на землю. Мотивируют они это тем, что крестьянин, осознав, что земля «его личная», сразу же начнет ударно и эффективно трудиться на ней.

- Неправда. Для этого достаточно посмотреть на приусадебные участки, где все выращивается только «для себя». У одних они в идеальном состоянии, у других – заросшие бурьяном. Вопрос эффективности труда заключен вовсе не в купле-продаже земли. Есть другие способы закрепления земли за хозяином, например, через долгосрочную аренду. Но при этом нужен обязательный контроль за ее рациональным использованием. Сегодня в России не обрабатывается 30 миллионов гектаров пахотных земель, но не потому, что они не являются частной собственностью, а потому, что на селе крайне низкая оснащенность труда. У крестьян просто нет сил использовать наши ресурсы в полной мере.