«Песни петь да меды пить»

Посмотрев премьеру «Федота – стрельца» в краевом театре кукол, в очередной раз поразилась остроумному, изящному тексту пьесы Леонида Филатова. Созданная автором лет 15 назад комедия и сегодня звучит абсолютно современно.

30 нояб. 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №1084 от 30 нояб. 2001
Посмотрев премьеру «Федота – стрельца» в краевом театре кукол, в очередной раз поразилась остроумному, изящному тексту пьесы Леонида Филатова. Созданная автором лет 15 назад комедия и сегодня звучит абсолютно современно.

Думается, что появление «Федота» в репертуаре кукольного театра вызовет радость многочисленных зрителей. Аншлаги на первых представлениях о чем-то говорят.

…На сцене традиционная ширма, все действующие лица сказки – тоже традиционные тростевые куклы, самые удачные из которых – очень смешные молодцы Фрол Фомич и Тит Кузьмич. Такого точного попадания порой не хватает другим персонажам. В сказочной сценографии художник

В. Просвирнина предлагает любопытные решения, детали, которые сразу, еще до начала спектакля, предполагают этакий веселый капустник. Ну, скажем, надписи на дворцовой стене: «Царь – кАзел», «Генерал – лох» и т. д. Правда, написаны они почему-то одинаковым, ровным почерком. Уж если граффити, то надо бы шрифт-то поразмашистей.

Вот эта сразу заявленная «капустная» стихия, этакое знаменитое «турандотовское начало» – самое интересное, заразительное в спектакле.

Приходит, например, Генерал к Бабе Яге за советом, как извести Федота, та поколдовала над своим бесовским зельем, взмахнула руками, а из отверстия в котле с соответствующим звуком выползает вполне современный факс с нужным советом. Или – в путешествии Федоту понадобились карты, и на свет извлекается… колода игральных карт. Подобные находки, как золотые крупицы, рассеяны в спектакле, но, увы, маловато. Именно в этом ключе, тем более он был заявлен в оформлении, надо было решать всю комедию. И здесь не спасает текст, который произносит персонаж по имени Некто от театра в начале первого и второго актов, придуманный создателями спектакля. Ведь текст Филатова настолько самодостаточен и современен, что дополнять его вряд ли есть необходимость.

Наверное, в спектакле надо точно определить, на какой зрительский возраст театр рассчитывает. Если на взрослых, то, скажем, смелее и острее делать любовные притязания Бабы Яги к Генералу. Если на детей, то чересчур откровенны страстные вздохи няньки, которую уволок за кулисы «горячий» африканский посол.

В целом спектакль получился слаженный, веселый, музыкально организованный. И все же хочется пожелать создателям и артистам побольше азарта, актерского куража, того, без чего немыслим хороший капустник, пожелать быть внимательнее к уникальному тексту, где почти каждая фраза носит репризный характер.

Невольно вспоминаю, как впервые много лет назад читала «Федота» друзьям. Со смеху не могла произнести ни слова, а слушающие рыдали от хохота.

В целом актеры играют в «Федоте» достаточно ровно. Пожалуй, выделяются Л. Овчинникова – этакая стервозная с длинными перламутрово наманикюренными ногтями Баба Яга (кукла у актрисы живет свободно, легко и естественно), и Некто от театра В. Перфилов – единственный актер, который существует в «живом плане» как связующее звено между сказочными персонажами и нами, зрителями. И вот здесь, в этой связующей цепочке, наверняка есть еще нераскрытые резервы, есть зернышки, которые могут нести неожиданные и остроумные открытия.

Убеждена, что спектаклю предстоят долгая жизнь и симпатии зрителей. Надеюсь, что поиски в режиссуре и игре актеров в «Федоте» будут продолжаться, потому как заложено в нем импровизационное начало.

Как сказал один из героев сказки: «Я полезных перспектив никогда не супротив!»