Послесловие к ноябрю, или Сумерки года

Что бы ни говорили о сумасшедшем ритме нынешней жизни и существовании в условиях глобального стресса, а временами не только изможденная душа, но и уставшее от суеты и беготни тело требуют остановиться. Выражаясь высокопарным стилем, осмыслить увиденное и услышанное. Тем более сейчас, когда в Москве проходит Гражданский форум. Константин Титов, выступивший недавно в энтэвэшном “Герое дня”, только что не заикался от восторга, описывая перспективы жизни общества после этого форума – как, простите за цитату, “пробьются сквозь асфальт ростки демократии”, как гражданская инициатива забьет ключом, какие перспективы появятся для свободы личности… И даже развитие вертикали власти, как крамольно он заметил, ограничивающее ныне свободу человека и общественных институтов, будет после форума только на пользу.

23 нояб. 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №1080 от 23 нояб. 2001

Что бы ни говорили о сумасшедшем ритме нынешней жизни и существовании в условиях глобального стресса, а временами не только изможденная душа, но и уставшее от суеты и беготни тело требуют остановиться. Выражаясь высокопарным стилем, осмыслить увиденное и услышанное. Тем более сейчас, когда в Москве проходит Гражданский форум. Константин Титов, выступивший недавно в энтэвэшном “Герое дня”, только что не заикался от восторга, описывая перспективы жизни общества после этого форума – как, простите за цитату, “пробьются сквозь асфальт ростки демократии”, как гражданская инициатива забьет ключом, какие перспективы появятся для свободы личности… И даже развитие вертикали власти, как крамольно он заметил, ограничивающее ныне свободу человека и общественных институтов, будет после форума только на пользу.

А в моей памяти под воздействием этих слов вдруг возник… День примирения и согласия. Был он даже не позавчера - при нынешних темпах, считай, дела давно прошедших дней. Почему оставались в душе осадок и ощущение горечи? Вспоминаю…

Идут в немногочисленных колоннах пожилые люди – бледные, худощавые, одетые в чистые, но явно знавшие лучшие времена вещи. И хотя никакой собственной вины нет, вот она – горечь: да, они прожили свою молодость – пусть небогатую - куда лучше, чем сегодняшнюю старость, когда - казалось бы! – приходит пора получать от общества то, что отдал ему за долгие годы работы. И примешивается сюда же беспомощная злость, когда на меняющем каждый день ценники рынке ты покупаешь собственной бабушке триста граммов диабетических конфет, потому что ей они вообще не по карману.

Неведомыми ассоциативными путями к этим колоннам мозг присоединяет кадры криминальной хроники: в Гондурасе огромной социальной проблемой стали молодежные банды, практически все дети предместий и низших социальных слоев состоят в этих бандах, правительство ничего сделать не в силах, бороться за будущее своих детей пытаются только родители да католическая церковь. Господи, к какой же идеологии потянутся наши российские девятилетки - из тех, что лежат пьяные в грязных подвалах? Или надежда только на то, что до сознательного возраста они не доживут? А смогут ли быть истинными хозяевами и патриотами нашей страны дети “элиты”, выросшие за границей, смогут ли создать условия для достойной старости нам, сегодняшним 40-летним? Стараешься сам себя успокоить, самому себе доказать, что не все так плохо, что дети друзей и знакомых – умные, добрые, из них просто обязаны вырасти честные, порядочные люди, им просто нужен шанс. И всплывает прочитанное недавно: социологи отмечают тенденцию - интеллектуальные силы молодежи постепенно перемещаются из вузов в средние специальные учебные заведения, ибо именно туда удается поступать умным, талантливым деткам из семей среднего класса. Родителям заплатить за обучение детей в вузах возможности нет, а головы-то светлые, потенциал-то огромный. Вот и становятся всевозможные техникумы, колледжи, бывшие ПТУ, на которые раньше смотрели свысока (а в дальнейшем – заочное высшее), новой кузницей кадров, несмотря на ежегодно появляющиеся победные реляции вузов о количестве поступивших золотых медалистов. И вспоминаешь рассказ приехавшей из далекого села знакомой: у них учителя стараются всеми правдами и неправдами помочь хорошо учащимся детям получить если не золотую, то серебряную медаль, понимая, что для них это – единственный шанс на образование.

И снова от кадров начала ноября мысли несутся к новостям дня сегодняшнего: правительство заговорило о необходимости пересмотра бюджета в связи с падением мировых цен на нефть, пока еще стыдясь слова “секвестр”. И вот уже советник президента с утреннего экрана активно заверяет граждан, что повторения дефолта 98-го не будет, бояться нечего, а народ, привыкший видеть в словах вождей смысл с точностью до наоборот, затихает, предчувствуя бурю. Экономисты, после 11 сентября дружно говорившие о маловероятном экономическом кризисе, уже через два месяца называют его затяжным, тяжелым и не менее дружным хором пророчат для России самые малоаппетитные последствия.

Какую прекрасную осень подарила нам в этом году природа – теплую, мягко вползающую в зиму. Хочется попросить – то ли судьбу, то ли чиновников с политиками: “Уважаемые! Дайте вздохнуть! Оставьте в покое на последней неделе ноября. Это сумерки года, как написано в крестьянском календаре наших предков. Впереди шустрый декабрь – выборы, серьезные холода, снег, новый год, подарки – передохнуть некогда. Дайте посумерничать”.