Мы наш, мы новый…

В понедельник вечером президент России Владимир Путин вылетел с первым официальным визитом в США, несмотря на то, что несколькими часами ранее в Нью-Йорке произошла авиакатастрофа.

14 нояб. 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №1074 от 14 нояб. 2001

В понедельник вечером президент России Владимир Путин вылетел с первым официальным визитом в США, несмотря на то, что несколькими часами ранее в Нью-Йорке произошла авиакатастрофа.

Белый дом считает, что трагическое происшествие не повлияет на планы проведения визита и что его проведение “было бы целесообразно”, так как сотрудничеству с Россией в США в любом случае придают огромное значение.

В Вашингтоне президент России с супругой разместились в официальной гостевой резиденции правительства США “Блэйр хаус” напротив Белого дома.

Деловая часть визита началась утром 13 ноября со встречи Владимира Путина с президентом США Джорджем Бушем в Белом доме.

Сегодня глава российского государства вылетит в Хьюстон, где в университете Райса встретится с представителями академических и деловых кругов юга США. Не исключена возможность краткой встречи Владимира Путина и Джорджа Буша-старшего.

В середине дня президент России вылетит в город Уэйко, откуда на вертолете отправится в личную резиденцию президента США - на ранчо, расположенное в 40 км от Уэйко и в 13 км от поселка Кроуфорд. Вторую половину дня 14-го и первую половину дня 15 ноября президентские четы проведут на ранчо в неформальной обстановке, сочетая деловые беседы с отдыхом.

Приглашение на ранчо было сделано еще летом этого года на встрече в Любляне. Тогда оно должно было продемонстрировать, что между двумя президентами установился личный контакт, являющийся единственным шансом преодолеть разногласия и недружественность, которые уверенными темпами вели к состоянию холодной войны. И именно тогда Буш сделал свое знаменитое заявление о том, что может доверять российскому коллеге.

Судя по всему, настроение Буша не изменилось, так как в понедельник во время встречи с российскими журналистами президент США подтвердил, что во время переговоров с Владимиром Путиным готов объявить о значительном сокращении ядерных вооружений. Более того, американский президент сообщил, что Москва тоже планирует сократить данный вид вооружений. Говоря о соглашении по ПРО, Буш не выразил уверенности в том, что в данном вопросе на предстоящих с Путиным переговорах удастся добиться значительного прорыва. Президент США особо отметил, что хотел бы совершить визит в Россию и уже наметил такую поездку. Впрочем, сроки подобного визита он уточнять не стал. Скорее всего ждет ответного приглашения. На дачу.

Глядя на происходящее, можно сказать, что отношения как будто потеплели. Но не является ли оно эмоциональным последствием 11 сентября? Отразится ли потепление на разрешении геополитических разногласий и помогут ли личные симпатии лидеров в этом? Сложно ответить, тем более экономически Россия слаба по сравнению с США, потому трудно говорить о подлинном партнерстве.

А может быть, само по себе “серьезное улучшение американо-российских отношений” для президента Буша сейчас неважно - его в первую очередь интересует борьба с терроризмом? Или его интересует лишь согласие Путина на построение Америкой национальной системы ПРО? Собственно, Путин свое согласие уже дал, и остается лишь представить это решение российской публике (прежде всего военным), по возможности “сохранив лицо”.

Общая картина мало кому ясна, но определенные заключения сделать можно: сейчас у США и России есть уникальный шанс построить радикально новую систему взаимоотношений. Несмотря на то, что нынешнее сближение основано не на прекраснодушном идеализме, как в начале 1990-х, а на здоровом реализме и осознании обеими сторонами своих вполне корыстных национальных интересов. Интересы эти после 11 сентября оказались настолько идентичными, что речь идет даже о вступлении России в НАТО (в отдаленном будущем) и о создании некоего контрольного органа по поддержанию нового мирового порядка.

Надо только быть осторожными, не попасть бы под дипломатический диктат. Опасность представляет политический стиль, зачастую высокомерно-самодовольный с американской стороны, сверхподозрительный и не всегда готовый признавать существующие реалии - с российской. Выработка нового стиля - пока еще дело будущего. Будем надеяться, что свежий воздух на ранчо будет этому способствовать.