Борьба за власть как символ Владивостока

79 лет назад войска народно-революционной армии под командованием Иеронима Уборевича вошли во Владивосток.

25 окт. 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №1065 от 25 окт. 2001

 79 лет назад войска народно-революционной армии под командованием Иеронима Уборевича вошли во Владивосток

Есть сейчас в “Дальневосточном пароходстве” такой супернавороченный контейнеровоз – “Капитан Куров”. А я помню Анатолия Федоровича Курова – плотного, седого деда, одного из опытнейших капитанов-наставников службы безопасности мореплавания ДВМП. Помню, как он рассказывал мне, начинающему журналисту, о том, что видел собственными глазами осенью 1922 года. “…Я тогда мальчишкой был. Жили мы на Алеутской, недалеко от нынешней крайбольницы – корпуса-то ее основные еще при царе построили. Напротив кондитерская фабрика – тоже тех еще лет, мы там пацанами леденцы таскали…... Помню, как входила армия Уборевича; хорошо помню, потому что некоторые повозки тащили верблюды, для нас, огольцов, это было просто удивительно…... Шли войска как раз по Алеутской, сверху, в сторону железнодорожного вокзала. Поэтому эту улицу потом и переименовали в 25-го Октября…”

“…Наступление партизан в сторону Спасска произвело переполох в меркуловско-каппелевских и интервенционистских кругах Владивостока. По сведениям владивостокских газет, японцы отправили из Владивостока артиллерию и пехоту в сторону Спасска”.

“Правда”, 12 октября 1921 года



Нет больше во Владивостоке такой улицы. Хорошо это или плохо, но – нет. А есть снова Алеутская, одна из много повидавших улиц исторического ядра города. И нынешняя молодежь, тусующаяся в центре города, давно бы уже, наверное, забыла о тех событиях, названиях и истории, если бы не вечный символ Владивостока и нашей памяти, вознесенный на центральной площади, – памятник борцам за власть советов.

“Передают, что тысячные толпы беженцев, двигающиеся к востоку по сибирской тайге, идут в условиях, напоминающих каппелевский поход. Им приходится отбиваться в условиях голодной смерти от преследующих их коммунистических отрядов, скрываться в тайгу и чтобы приостановить преследователей – высылать более сильных для порчи пути…”

“Русский голос”, Харбин, 11 октября 1921 года



Местечко это обладает каким-то совершенно мистическим смыслом. Во всяком случае для нашей газеты. Нет другой точки на карте города, о которой “В” писал с такой регулярностью и частотой. С начала 90-х под общим заголовком “Знаменосцу жмут сапоги” мы опубликовали целый ряд материалов о том, что комплекс памятника разрушается и ему необходим срочный ремонт. После того как власти нас услышали и привели символ города в порядок, выяснилось, что теперь он стал излюбленным местом сбора молодых людей, двинутых разными кумирами. А постамент украсили соответствующие надписи – “Децл”, “Хип-хоп” и т.д…

“Японское осведомительное бюро сообщает, что союз коммунистической молодежи, так называемый “Комсомол”, в восточном Забайкалье проявляет крайний произвол в отношении жителей и совершенно игнорирует власти. Правительство и даже военная власть совершенно беспомощны перед этой наглой шайкой…”

“Русский голос”, Харбин, 21 октября 1921 года



Мистическим местечко это кажется еще и потому, что оно удивительным образом оправдывает свое название. Уж чего-чего, а борьбы за власть (или с властью?) центральная площадь Владивостока навидалась за последние годы изрядно. Здесь стучали своими касками шахтеры, здесь в теплые денечки находят друг друга под красными знаменами немолодые верные ленинцы, здесь любит вещать своему электорату неутомимый борец и экстрасенс Виктор Черепков...…

И нет уже давно тех советов; осталась только борьба за власть – в кристально чистом, так сказать, незамутненном виде…...

“Все сообщения “Дальта” о терроре во Владивостоке, об убийствах в Гнилом углу являются очередным вымыслом изолгавшегося агентства. Владивосток живет размеренной, спокойной жизнью. Единственным отрицательным явлением Приморья надо считать экономический кризис…”

“Русский голос”, Харбин, 28 октября 1921 года



Мы специально разбавили этот материал цитатами из газетных публикаций, вышедших ровно за год до победоносного марша армии Уборевича по брусчатке Алеутской. То было время, когда белые еще окончательно не ушли, а красные окончательно не пришли. Когда никто не знал, каким будет завтра, что принесет следующий месяц и будут ли все живы через год…...

Прямо как у нас сегодня…