Шишкобой

Наш автор Михаил Деменок в статье “Для кого зреет кедровая шишка” (“Владивосток” от 31 июля 2001 г.) рассказал читателям о том, что в анучинской тайге, как и три, и два года назад, созрел хороший урожай кедровых орехов и как по-хозяйски распорядиться дарами “зеленой кладовой”. Что изменилось?

3 окт. 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №1052 от 3 окт. 2001

 Наш автор Михаил Деменок в статье “Для кого зреет кедровая шишка” (“Владивосток” от 31 июля 2001 г.) рассказал читателям о том, что в анучинской тайге, как и три, и два года назад, созрел хороший урожай кедровых орехов и как по-хозяйски распорядиться дарами “зеленой кладовой”. Что изменилось?

С первыми октябрьскими морозцами в анучинской тайге с венценосных кедров-великанов нет-нет да и упадут на землю целые букеты спелых золотых шишек - начался традиционный сбор орехов. Кедровые урочища, гривы буквально наводнили толпы так называемых шишкарей из ближайших деревень. Еще бы! Официальная статистика говорит, что на 1 октября сего года уровень безработицы в районе составляет 14 процентов, что на 12 процентов выше среднего краевого показателя. Их-то и выручает тайга-матушка, кормилица. Справедливости ради надо отметить, что этой осенью заготовка кедровых орехов в “зеленой кладовой” проходит более организованно, чем в прошлые годы. По распоряжению главы администрации района В. В. Шаповалова установлены и доведены через местную печать до населения нормы бесплатной заготовки орехов (50 кг на человека!), а свыше этой нормы заготовка разрешена только по лесным билетам в установленные сроки: с 1 октября по 1 ноября с. г.

До начала шишкобоя в Анучинском лесхозе уже выписали лесные билеты более 30 таежников-промысловиков по доступным ценам (1 руб. 80 коп. за 1 кг заготовленных орехов) на сумму более 10 тыс. рублей.

Работники экологического контроля, лесники, егеря охотхозяйств стали не эпизодически, а постоянно наведываться в кедровники. Благодаря их усилиям частично была пресечена безбилетная заготовка кедровых орехов.

К сожалению, все эти усилия тщетны. Например, “крутые” из села Еловка учинили лесоповал (засеки) вдоль дороги, ведущей в урочище ключа Имазина. Они таким образом отметили свои владения для всех прочих браконьеров. Сейчас по этому факту лесниками Муравейского лесничества ведется расследование. Навряд ли он к чему-либо приведет. Тайгу уже негласно поделили. За шишкобой идет настоящий бой, со стрельбой и жертвами.

В Анучинском, да и в других районах края, до сих пор так и не решен самый злободневный вопрос. До перестройки заготовкой и переработкой кедровых орехов занимались Анучинский коопзверпромхоз, Анучинская заготконтора. Не выдержав испытаний дикого рынка, предприятия эти обанкротились и свернули свою деятельность. А у руководства крайпотребсоюза не доходят руки, чтобы восстановить эти предприятия, дать рабочие места тысячам безработных, вконец обнищавшим анучинцам. Вот и везут они заготовленный кедровый орех из тайги на площадь центрального рынка в Анучино и сдают частным заготовителям по 22 рубля за килограмм орехов. А те, в свою очередь, везут орехи на личном автотранспорте на китайский рынок в г. Уссурийск и продают китайцам по цене 27 рублей за 1 кг. И порочный круг замкнулся: в этом году тысячи тонн кедровых орехов снова будут проданы китайским перекупщикам. А не пора ли наконец администрации края решить раз и навсегда вопрос о поставке кедровых орехов на приморские перерабатывающие предприятия, где можно наладить производство питательного орехового масла, печенья, целебного молока, сливок и десятки других пищевых продуктов, в которых так нуждаются приморцы?

Кстати, после публикации в газете “Владивосток” моей прошлой статьи “Для кого зреет кедровая шишка” по поручению вице-губернатора края Юрия Попова бывший председатель комитета по природным ресурсам поблагодарил в письме автора за неравнодушие к проблеме и гражданскую позицию. А из отдела заготовок крайпотребсоюза, куда администрацией края была направлена статья для принятия мер, был звонок автору. Спрашивали: а в каком урочище можно больше всего заготовить кедровых орехов? Что ж, деловая реакция. Но воз, как говорится, и поныне там...