«Вертикаль», ведущая вниз, или... О том, чем закончился семейный спортивный подряд

В спортивной жизни Приморья небывалое ЧП: пропала классная команда. 5 октября в Хабаровске должен открыться первый тур женского чемпионата России по волейболу в высшей лиге. В первоначальных календарях Хабаровск не значился - был Владивосток. На том основании, что от нашего города выступает “Вертикаль-ВГУЭС”.

2 окт. 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №1051 от 2 окт. 2001
В спортивной жизни Приморья небывалое ЧП: пропала классная команда. 5 октября в Хабаровске должен открыться первый тур женского чемпионата России по волейболу в высшей лиге. В первоначальных календарях Хабаровск не значился - был Владивосток. На том основании, что от нашего города выступает “Вертикаль-ВГУЭС”.

Еще летом ректор университета Геннадий Лазарев в ответ на запрос Всероссийской федерации волейбола о возможности приема первого тура ответил утвердительно и распорядился начать соответствующую подготовку.

Но вскоре пришлось трубить отбой. Оказалось, команды… больше нет. По городу поползли всевозможные слухи. Что якобы главного тренера Н. Халюзина вместе с командой пригласили в Саратовскую область. Что игроки разбегаются по собственной инициативе. И. д. и т. п.

Между тем, как сообщил корреспонденту “В” президент краевой федерации волейбола Владимир Шуртин, каких-либо писем по переходам игроков в другие клубы он не подписывал и даже в глаза не видел.

История эта таинственна, загадочна и в чем-то даже детективна.

По версии Халюзина, все началось еще весной, когда “Вертикаль” вышла в финал высшей лиги. Выйти вышли, но тренер прекрасно отдавал себе отчет, что с таким составом команда на многое рассчитывать не может. Молодые еще, неопытные. Нужно было усилиться хотя бы двумя-тремя опытными волейболистками. Договорился на западе с коллегами – пошли навстречу. Халюзин бросился домой с шапкой по кругу – напрасно. Денег не нашлось. В итоге “Вертикаль” в финальной пульке не смогла выиграть ни одной встречи и заняла последнее место. Это был первый чувствительный удар по тренерскому самолюбию Николая Федоровича.

Вторым стали перипетии с заявкой на новый чемпионат. Требовалось внести заявочный взнос. А он довольно немалый – 120 тыс. рублей. Денег и здесь добыть не удалось. Недели две тренер метался между ректоратом университета и администрацией города. В конце концов, по его же словам, плюнул на все и сказал игрокам: “Девочки, разъезжайтесь кто куда хочет”.

Так, Слабухина оказалась в Хабаровске, Добросмыслова – в Улан-Удэ, всеобщая любимица владивостокских болельщиков Марина Листратенко теперь будет играть за иркутскую “Электросвязь”. Анна Филиппова и Татьяна Филатьева улетели в Новосибирск.

Несколько иная версия случившегося у краевой федерации волейбола. В частности, у ее президента Шуртина, который считает, что команда фактически была отдана на откуп одному человеку – Халюзину, а отсюда и все злоключения, постигшие коллектив.

На днях в Москву на имя президента Всероссийской федерации волейбола В. Жукова за подписью В. Шуртина ушло письмо, в котором подробно описываются причины, приведшие к развалу “Вертикали”. Прежде всего потому, что “волейбольный клуб (по уставу – некоммерческое партнерство) так и не был создан, юридического статуса команда не имела, в структуре не появилось необходимых для любого профессионального коллектива высшей лиги президента клуба, исполнительного директора, начальника команды, администратора, врача и массажиста”.

И далее указывается, что “Халюзин и второй тренер Пудина (его жена) “руководили” командой по своему усмотрению. В результате из “Вертикали” в массовом порядке стали уходить молодые спортсменки, приглашенные в колледж ВГУЭС, отказались быть в команде уже включенные в ее заявочный лист игроки из других коллективов края, например, Прохорихина, Маценко, Талалай и другие. Наконец, стали разбегаться (во время отпуска Халюзина) его воспитанницы (Бобровская, Пухликова, Малышева, Федорук). Методы спортивной тренировки, основу которых составляли отборный мат и подзатыльники, сделали свое дело. Родители отказывались отдавать своих детей на “воспитание” к Халюзину… Личные беседы с Халюзиным по поводу его поведения на тренировках и в официальных играх ничего не смогли изменить…”

И в заключении письма: “Краевая федерация волейбола считает действия руководства “Вертикаль-ВГУЭС” безответственными, грубо нарушающими регламент Всероссийской федерации волейбола и Положение о чемпионате РФ, а поведение Халюзина и Пудиной – несерьезным, безответственным, вызывающим и глупым” (Так в письме. – Прим. авт.). Поэтому федерация требует запретить Халюзину и Пудиной участвовать в краевых мероприятиях и обратилась с просьбой в исполком ВФВ принять аналогичные санкции на российском уровне. Кроме того, край просит Москву “запретить в соответствии с требованиями регламента ВФВ игрокам Филатьевой, Листратенко, Слабухиной и Филипповой выступать в чемпионате страны за другие клубы…”

Мы представили на суд читателей две полярные точки зрения. Хотелось, конечно, поговорить с игроками, узнать их мнение, но как уже говорилось, все наши красавицы ударились в бега.

А теперь задумаемся вот над чем. Кому по существу принадлежала команда? Университету, городу, краю, спорткомитету (если не краевому, то городскому)?

Увы, хозяином был один человек – Николай Федорович Халюзин. Точнее, команда находилась в его собственности. Коей он при случае и распорядился по своему усмотрению. Но ведь коллектив существовал не на личные пожертвования тренера или добрых дядей, а финансировался из краевого бюджета, за счет вузовских источников. Можно, наверное, согласиться с тренером, что средств было недостаточно, не зря ведь о “Вертикали” говорили как об одной из самых бедных команд, но, повторяем, деньги эти были государственные. Наконец, такой немаловажный факт, как учеба. Почти все игроки – студентки вуза. Что тренер тоже волен решать: учиться им или бросать университет?

Но мы бы не стали всю вину адресовать только чете Халюзиных.

Г-н Шуртин в своем письме справедливо указывает на первопричину проблем - отсутствие юридического статуса. Такое положение, очевидно, устраивало Халюзина, но спорткомитеты разных уровней, ректорат ВГУЭСа, а в первую голову краевая федерация волейбола не могли не понимать, что подобная вольница ни к чему хорошему привести не может.

Что мешало образовать нормальную структуру: с учредителями, президентом клуба, штатным расписанием, системой контрактов, как это делается во всем цивилизованном мире?

За примером ходить далеко не надо. В том же ВГУЭС существует баскетбольный клуб “Спартак”, созданный в соответствии с типовыми требованиями.

Видимо, кое-кого устраивало, что Халюзин был един во всех лицах – и президент, и тренер, и администратор…

А теперь, когда, извините, петух клюнул, кинулись искать крайнего. Поезд, однако, уже далеко…