Таможня дает добро…

Незнание законов не освобождает от ответственности… Сегодня это знает, пожалуй, даже ребенок. И все же оказаться в шкуре незнающего, но отвечающего может каждый. Что и случилось с четырьмя приморскими художницами – участницами группы “Цветы мира”, представлявшими Россию на международной выставке в Мельбурне (Австралия) в марте этого года.

7 сент. 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №1038 от 7 сент. 2001

Незнание законов не освобождает от ответственности… Сегодня это знает, пожалуй, даже ребенок. И все же оказаться в шкуре незнающего, но отвечающего может каждый. Что и случилось с четырьмя приморскими художницами – участницами группы “Цветы мира”, представлявшими Россию на международной выставке в Мельбурне (Австралия) в марте этого года.

Вкратце история такова. Женская организация “Цветы мира”, созданная по инициативе приморских художниц, объединила мастеров, вернее, мастериц кисти стран АТР. Ежегодные выставки, которые проходили в галереях России, Кореи, Австралии, для наших художниц были сопряжены отнюдь не с творческими волнениями. Не секрет, что организация любого дела, в том числе и художественной экспозиции, требует денег. А российские живописцы особой платежеспособностью никогда не отличались. Вот и на этот раз пришлось ходить с протянутой рукой. В буквальном смысле.

Перед тем как отправиться в Мельбурн, куда, как известно, проезд недешев (один билет, не считая проживания, обходится почти в 1000 долларов), наши художницы Ольга Никитчик, Лидия Козьмина, Людмила Убираева, Анна Щеголева при поддержке салона-кафе “Ностальгия” провели выставку-аукцион. Дабы собрать хотя бы вышеназванную тысячу. Проживание согласилась оплатить принимающая сторона. Унизительно, конечно. Но лучше так, чем никак, решили наши дамы. 13 марта Людмила Убираева и Аня Щеголева отправились Австралию, прихватив картины в качестве ручной клади. Так дешевле. А потому и никаких вопросов у таможни, с которой неизбежно вступает в определенные отношения всякий пересекающий границу, не возникло. Разрешение в территориальном управлении Министерства культуры РФ по сохранению культурных ценностей было получено, список работ и фотокопии представлены. Так что заполняйте декларацию, господа, и, как говорится, в добрый путь…

Выставка в галерее Мельбурна Баларат была более чем престижна. Представитель британской королевы сразу заприметил работы приморских художниц (две из них были впоследствии приобретены для высочайшей особы). Поступили заявки на покупку картин и от других зрителей. Но время пребывания на благодатной австралийской земле подошло к концу, а выставку решили продлить. И слезно попросили художниц оставить работы. Вот тут и сыграло роковую роль незнание, которое не освобождает…

Художницы въехали в Россию налегке, рассчитывая, что на закрытие выставки поедет Ольга Никитчик - руководитель приморского отделения “Цветов мира” и привезет картины. Но денег не нашлось, поездка не состоялась, и работы зависли в Австралии. Вызволить их оттуда оказалось нелегким трудом хотя бы потому, что любое телодвижение – телефонный звонок, факс, телеграмма – требует денег и еще раз денег. И наши женщины совсем уж было простились с собственными произведениями искусства (к слову, только одна из художниц - Людмила Убираева представила на выставку более 10 работ). И вот как гром среди ясного неба – на имя художницы пришло извещение о том, что ей надлежит получить груз в аэропорту г. Артема: три места весом в 43 кг. Добросовестные австралийцы, не найдя иного пути вернуть работы, отправили их посылкой. Людмила как на крыльях, простите за каламбур, полетела в аэропорт. Радости по поводу возвращения работ не омрачало даже то, что выслали их за счет самой же художницы. Но эта радость обернулась хождением по мукам, вернее, по кабинетам Артемовской таможни. За банальную посылку по таможенным правилам должна быть уплачена соответствующая государственная пошлина, поскольку картины сочли ввозимым на территорию России товаром. Ошибка наших художниц состояла лишь в том, что они оставили картины на выставке, не зная толком, как правильно оформить последующий их ввоз в страну.

Дальше следует длинная история с письмами в адрес начальника Дальневосточного таможенного управления, начальника Артемовской таможни и проч. Фраза “незнание законов...” и т. д. звучала много раз. Можно было, конечно, плюнуть на все это и заплатить пошлину. Но выставленный счет для наших художниц явился фантастической суммой. Между прочим, даже на приморской земле “счетчик” продолжал работать: за каждый день хранения (а история длилась почти месяц) посылки на грузовом складе надо было платить. К слову, Приморский союз художников направил в адрес Дальневосточного таможенного управления письмо с просьбой об освобождении от уплаты таможенных платежей. В ответ председателю союза Валерию Максимову начальник управления В. Вугляр написал следующее: “…не ясны обстоятельства ввоза картин, а именно: пересылаются ли данные картины в адрес Л. Т. Убираевой либо ввозятся ею через таможенную границу Российской Федерации как несопровождаемый багаж”. Далее идет разъяснение “правил перемещения в упрощенном, льготном порядке товаров физическими лицами через таможенную границу Российской Федерации, утвержденных приказом ГТК России от 24.11.1999 № 815”. Напомним, что извещение на посылку уже было к тому времени получено. Значит, ясно, что “данные картины пересылаются”. И еще более ясно, что ответное письмо из таможенного управления явилось не более чем отпиской. Кстати, получить личный комментарий сотрудников управления журналисту “В” не удалось. “Доступ к телу” - строго через пресс-службу.

Эта история могла бы остаться частным фактом из жизни художниц. Если бы не несколько нюансов. Во-первых, приморские живописцы постоянно участвуют в международных выставках. И, думается, будут участвовать впредь. Почему каждый из них самостоятельно проходит свой “крестный путь”? “Картинные страдания” с теми или иными вариациями случались чуть ли не с каждым вторым участником международных вернисажей. Более того, случайно забежав в мастерскую Убираевой, и глядя, как та разбирает разбитые при пересылке стекла и рамы, Валерий Максимов выразил некоторую удовлетворенность: хорошо, что вообще вернулись работы... Не логично ли было бы Союзу художников, изучив надлежащий перечень таможенных документов, помочь не попасть в патовую ситуацию своим подопечным? И еще – почему бы самим таможенникам не подсказать творческим людям (что и говорить, порой беспечным), как правильно? Но это уже из области человеческих отношений, а не законов. А этого у нас всегда был дефицит…