Сергей Дарькин: Корпорация “Приморский край” – это сильно…

Новый молодой приморский губернатор интересен своей неактивной публичностью. Его лицо вылавливают телеоператоры центральных каналов то на заседании Госсовета, то на проводах Ким Чен Ира. Он не проводит пресс-конференций и не выступает в “губернаторских часах”. Он ездит по городам и весям Приморского края и выступает перед залами, разъясняя свои взгляды на экономику и предлагая зачастую жесткие и непопулярные решения. Встречи с журналистами для Дарькина где-то на третьем плане, и поэтому его согласие дать интервью газете “Владивосток” мы расценили как желание губернатора публично изложить свою концепцию ведения непростого краевого хозяйства уже не в качестве предвыборных предложений, а после двух месяцев практической работы.

4 сент. 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №1035 от 4 сент. 2001
Новый молодой приморский губернатор интересен своей неактивной публичностью. Его лицо вылавливают телеоператоры центральных каналов то на заседании Госсовета, то на проводах Ким Чен Ира. Он не проводит пресс-конференций и не выступает в “губернаторских часах”. Он ездит по городам и весям Приморского края и выступает перед залами, разъясняя свои взгляды на экономику и предлагая зачастую жесткие и непопулярные решения. Встречи с журналистами для Дарькина где-то на третьем плане, и поэтому его согласие дать интервью газете “Владивосток” мы расценили как желание губернатора публично изложить свою концепцию ведения непростого краевого хозяйства уже не в качестве предвыборных предложений, а после двух месяцев практической работы.

Во внешнем облике кабинета на 7-м этаже “Белого дома” мало что изменилось, но эти малые изменения выглядят принципиально: портрет графа Муравьева-Амурского, который раньше висел за губернаторским креслом, сменил портрет Владимира Путина, целующего морской кортик. На столе, ранее практически пустом, появились компьютер с новейшим суперплоским монитором и внушительная стопка бумаг.

Беседа Сергея Дарькина с корреспондентом “В” Владимиром Ощенко состоялась перед вылетом губернатора в Москву на заседание Госсовета и продолжалась ровно час. С краткими сокращениями мы приводим стенограмму этого разговора.

Темп вхождения в дела

- Со времени как вы стали губернатором, вы успели повидаться во Владивостоке и с премьер-министром Михаилом Касьяновым, и с Анатолием Чубайсом, и министром обороны, и министром внутренних дел. В июле произошла, наверное, самая страшная авиакатастрофа в истории Приморья, и катастрофический ливень был, и самого противоречивого политика новейших времен на международной арене Ким Чен Ира вы проводили. Когда вам сказали, что победа за вами, полагали ли вы в тот момент, что буквально за 50-60 дней вы получите весь…

- …букет?

- …массив удовольствий.

- В принципе да. Предполагал. После выборов был небольшой спад активности, буквально, наверное, недельный, а потом темпы стали накручиваться. Я просчитывал, что такой всплеск активности будет по отношению к Приморскому краю. В какую сторону я, конечно, не мог предугадать, но оказалось, что в положительную. Я имею в виду со стороны федеральных властей.

Поэтому пришлось в сжатые сроки пройти практически через все атрибуты власти, на практике посмотреть управляющие системы, как они действуют в той или иной ситуации. Это и работа с федеральной властью, межбюджетные отношения, и разграничение полномочий между федерацией и субъектом федерации, это и министерство обороны, и министерство внутренних дел, это и Госстрой, и ГО и ЧС (два случая серьезных).

Получалось так, что я только изучу какие-то теоретические вопросы, почитаю основополагающую базу, тут же начиналось практическое применение. Как, к примеру, по ГО и ЧС пишу первый документ, и раз – через два дня проверка.

Тут же пример по внешним вопросам. Только я запросил МИД, что мало консультаций, мало помощи, только запросил, тут Ким Чен Ир – приходится все это делать…...

Но ничего. Главное то, что этот темп – он меня устраивает, как бы тяжело ни было...… Конечно, без отпуска тяжело, я объективно говорю, что надо где-то 4-5 дней, наверное, после подготовки к зиме (поправляется) окончания зимы в Приморском крае. Я планирую 1 октября окончить зиму в Приморском крае. Ну, может, 1 ноября. Вот тогда будет возможность несколько дней вырвать, отдохнуть.

Сожженный миллиард долларов

- Помимо всех этих высоких встреч вы объехали весь край, побывали чуть ли не во всех районах, городах.

- Это другая сторона отношений. И это опять межбюджетные отношения и с федеральной властью, и с муниципальной. Честно-откровенно, все проблемы нашей жизни: самое сложное, что только есть, социальная сфера, ЖКХ, самая сложная часть бюджета – это проблемы муниципальных образований. Все проблемы! А начинаются они с того, что есть большая несбалансированность краевого и местных бюджетов. Местные бюджеты не сбалансированы на 70 процентов. Поэтому в этом году мы собираемся очень активно заниматься тем, чтобы бюджет был сбалансирован. Именно поэтому впервые в жизни с задержкой всего на 10 дней позже сроков был сделан проект моего первого послания бюджетного в думу и проект бюджета на 2002 год.

- Его называют антисоциальным, потому что он бездефицитный.

- Абсолютно разные понятия на самом деле. Наоборот, там идет резкое сокращение расходов на управление и максимальное увеличение всех бюджетных расходов. Плюс ЗИМА. Реальная стоимость.

Я еще раз называю эти цифры: мы за 10 лет сожгли миллиард долларов. Миллиард долларов! Обоснование уже есть полностью.

Но страшно не то, что мы прожгли миллиард долларов. В любом случае их сожгли бы. Самое страшное как раз то, что мы 80 процентов этих денег не собрали обратно. Можно было бы 80 млн. долларов каждый год инвестировать собственных ресурсов в нашу экономику или просто раздавать нищим слоям населения эту сумму.

- А вам не показалось, что в муниципальных образованиях к ЖКХ, к энергетике (малой, большой) отношение именно такое: это то, что невосполнимо, то, что невозобновляемо, это сжигается в топках и гниет под землей?

- Хуже. Когда мы разобрались и с РАО “ЕЭС”, и с местными специалистами (у нас очень много хороших специалистов), и мы вышли на то, что должно быть две компании, которые должны заниматься энергетикой в Приморском крае – большой и малой. Большая энергетика – это “Дальэнерго”. Без всяких перепродавцов. Они должны дойти до розетки. И должно быть предприятие краевого значения, которое бы снабжало централизованно теплом все население Приморского края. По единым ставкам. При чем здесь, что человек живет в Посьете, например, или во Владивостоке, или Тернее, почему он должен платить разную стоимость за тепло? У нас же энерготариф-то один, правильно? 90 копеек.

А самое главное, что это предприятие должно собирать 80 процентов расходной части расходов на тепло, а 20 процентов мы получаем дотации. И больше к бюджету не притрагиваться – вот главная задача этого предприятия. То есть это предприятие, которое отвечает за зиму в Приморском крае.

И что получается? Во-первых, у нас есть большая вероятность того, что мы не будем никогда больше заваливаться по теплу, во-вторых, мы можем очень серьезно сэкономить на стоимости одной гигакалории или стоимости отопления одного квадратного метра.

Это может получиться потому, что перепродавцов нет, и все цифры контролируемы. Там получается, что 50 процентов – это стоимость топлива. А на самом деле когда все топливо один человек закупает на весь край и больше нет покупателей, себестоимость резко снижается.

- Но раньше глава какого-нибудь района сам покупал топливо…

- Да. Представляете, это было 50-100 договоров на край с поставщиками угля, мазута – и это было причиной вот этой нечистоты финансов, о которой сейчас очень много пишет пресса. И она правильно пишет, потому что есть большие вопросы по госрезерву, есть большие вопросы про деньги, заплаченные и неполученные по тем или иным договорам. Когда много покупателей, вот так все и создается. Когда один покупатель, то все выглядит несколько иначе.

Вот пример по углю. В Приморском крае теперь два покупателя угля: администрация Приморского края и “Дальэнерго”. Всех остальных посредников убрали. И мазут – то же самое: администрация и “Дальэнерго”. Поэтому играться сейчас на этом не с кем. А я хочу сказать, между нами честно-откровенно, мы принципиально договорились, я договорился об этой схеме с Анатолием Борисовичем Чубайсом.

Умный человек Чубайс

- Понимаете, мы-то договорились, как мы будем работать, что тарифы будем повышать только если видим, что экономически он должен повышаться, и никаких других методов не будет применяться. И пока я вижу точно, что он повышаться не будет. У РАО на 4-й квартал записано 44 процента рентабельности, да минус у них был в 1-2-й квартал, согласен, 3-й квартал у них 18 процентов рентабельности, 4-й – 44. Они по году выходят 8,3 процента. Мы это видим, и если будет повышение, то только стоимости привозного угля в Приморском крае.

Именно поэтому начинаем резко разворачивать нашу угольную промышленность, именно поэтому мы начинаем контракты по китайскому углю, чтобы поставить противовес дальнепривозным углям, чтобы нас не шантажировали угольщики привозные. То есть работа такая многоплановая ведется.

И именно поэтому создан отдел угольной промышленности в Приморском крае, который не является придатком большой энергетики и малой энергетики, а это отдел развития угольной промышленности в Приморском крае. Главная задача – это расширение налогооблагаемой базы. Чтобы нам дефицит в 3 млн. тонн в первую очередь убрать, а во-вторых, чтобы зарабатывать на этом деле прибыль. Все!

Именно поэтому я забрал разрезы у некоторых предприятий, которые этим не занимаются. Именно поэтому три шахты в Партизанске уже стали выгодными, рентабельными, мы открываем четвертую шахту там.

Именно поэтому сегодня начинаются изыскательные работы по нефти, именно поэтому рассматривается вопрос по парогазотурбинной установке на том газе, который у нас уже есть, и мы знаем, где он находится, именно поэтому поехала группа людей в Китай на те скважины, которые стоят с той стороны границы от Лучегорска...…

Я могу гарантировать населению одно, что мы сделаем так, что один киловатт-час или одна гигакалория будут формироваться так: себестоимость плюс небольшая рентабельность. Но эта себестоимость будет самой управленчески выгодной. Там не будет привозного угля дорогого, там не будет завышенных расходов на ремонт, там не будет бешеных накладных расходов. Там будет нормальная заработная плата энергетиков, чтобы не было никаких забастовок, там будет нормальный уголь, наш местный, который всегда дешевле, чем дальнепривозной, там будет нормальный амортизационный фонд, чтобы мы могли энергосети, теплосети ремонтировать. Там не будет никаких энергопродавцов, из-за чего мы сегодня страдаем. Это будет абсолютно выверенный киловатт-час. Вот это мы сделаем. Вот это я гарантирую населению.

А потом, когда мы уже это сделаем, покажем расчеты, вместе с РАО “ЕЭС” будем думать, что нам делать дальше, как нам сделать нашу энергосистему такой, чтобы она и сама работала на воспроизводство, на расширение и чтобы экономика развивалась, не стояла на месте.

И если мы это покажем Чубайсу (он очень умный человек), и даже если у нас будет тупиковая ситуация, он может сделать так, чтоб в конкретных точках по России было принято решение: да, действительно, здесь можно тариф подержать. Это он понимает, но если он видит, что мы действительно все сделали, всю себестоимость зажали донельзя, и он нам даст льготы. Как сейчас дает правительство, даже без моей помощи. Дотации 164 миллиона мы сейчас получаем дополнительных денег, я из них не просил ни копейки, они просто видят, какую работу мы выполняем.

Я считаю, что это единственно правильный подход в сегодняшней ситуации, которая сложилась в нашей энергетике и экономике.

Нам дают ровно столько, сколько могут дать из федерального центра. Ни больше ни меньше. И сейчас любые платежи идут, дают нам проценты и т. д. И враки все это было, что можно поехать в Москву и выбить там дополнительные средства. Нет, нам положено столько по нормативам, нам столько и дают. И меньше не дают. А все остальное – это дело наше.

Черная папка для муниципалов

- А как складываются ваши отношения с главами администраций городов и районов?

- Именно во время своих поездок по районам я и объяснял главам администраций, помогал им донести то, что мы делаем, до населения: поднять тариф до федерального значения, собрать доходную часть бюджета и тому подобное. Я им помогал. Я им объяснял: если глава района, города идет на наши условия, а это 100-процентное выполнение доходной части бюджета, введение “Примкоммунэнерго” на всей территории Приморского края, перевод всех финансов в краевое казначейство и подготовка жилищно-коммунального хозяйства к зиме, чтобы строение финансов по малой энергетике было простым и ясным, то губернатор ответственность за зиму берет на себя. Что мы делаем? Вот у меня черная папочка такая есть, где написано, какие расходы он должен делать в том или ином месяце. И больше он ничего не имеет права делать.

- Но они же избраны народом, они имеют какое-то свое самолюбие…

- Я понимаю. Но при принятии условий губернатор края несет непосредственную ответственность за тепло в этом районе. В противном случае если глава муниципального образования не идет на это дело, не повышает тарифы или дума местная не повышает тарифы, тогда непосредственную ответственность, персональную, уголовную и административную несут этот глава и те депутаты, которые голосуют против принятия этих мер. Я ничего не нарушал, я просил их это сделать. Но я сказал, что я буду помогать только в этом случае.

- То есть вся ответственность ложится на вас: за тепло, за поднятие тарифов… А гнев народный?

- Да, это абсолютно верно. Этот шаг непопулярный, но я на него иду, чтобы это раз и навсегда сделать, чтоб больше нам в бюджет не залезать.

- А вы не думаете о том, что хорошо внешне выглядящая и стройная структура может оказаться неработающей только лишь потому, что она будет просаботирована? У нас вот тут дырка, у нас здесь течет, у нас сюда не поступает…

- Это сейчас происходит. Кризис Лесозаводска, Дальнереченска, Партизанска. Вот давайте кризис большой энергетики (отключения в этих городах) разберем. Это кризис перепродавцов. И я уволил человека, хотя это не мое подчинение. Я уволил партизанские электросети, дальнереченские, и сейчас вопрос решается по Лесозаводску. Потому что они как раз несут всю ответственность, они не имеют права это делать.

- Но саботажа вы не опасаетесь?

- Нет…... Есть очень жесткие рычаги власти. Я считаю, что у губернатора края и у главы любого района вполне достаточно рычагов для того, чтобы можно было решить любые вопросы.

Доходы и расходы

- Тем не менее среди населения достаточно много непонимания в связи с тем, что в своей предвыборной кампании вы утверждали, что доходы населения вырастут…

- Да...…

- …а вдруг вырастают не доходы, а резко вырастают коммунальные платежи. Люди же склонны рассуждать сегодняшним днем, и они видят, что их пенсии не повысились, работы нет, зарплата низкая, а в то же время расходы на то, чтобы просто существовать, растут. Разобраться с субсидиями, я вас уверяю, в состоянии далеко не каждый человек, слишком сложная схема…

- А я возложил ответственность непосредственно на глав городов и районов разобраться с субсидиями, потому что бабушка разбираться не будет, они должны сделать это. Я им говорю: будет очень горько смотреть, если в будущем году на ваш район придет всего миллион рублей субсидий, а аналогичный район рядом получит 10 миллионов, и если это произойдет, то разницу в 9 миллионов вы будете покрывать сами, из своего кармана. Поэтому я говорю: ребята, бабушки не смогут этого сделать, это вы должны для них сделать. Раньше они просто отделы сделали у себя в администрации и сидели ждали. После моей поездки они сейчас полностью каждый район, каждый дом берут, ходят по квартирам и занимаются оформлением субсидий…...

Теперь что касается доходов населения. Давайте поднимем федеральный закон о повышении заработной платы бюджетников – в 1,87 раза. Я ведь знал, что так будет. Я говорил не отсебятину, я знал, что такова стратегическая линия правительства. Я не обманывал. Самое сложное – по бюджетникам, потому что я сам не могу им поднять зарплату, но есть закон, и мы их подровняем. А что касается людей, которые работают в реальном секторе экономики, – это я наведу здесь порядок, вы не беспокойтесь...…

Гарпун для китов экономики

- Очень большая воспитательная работа идет по этому вопросу. Только что у меня был начальник Дальневосточного пароходства, и так далее: рыбаки, лесники – со всеми ведется большая разъяснительная работа.

- Поделитесь секретом, как вы воспитывали, допустим, Луговца?

- Очень просто. Мы начали обсуждать расходную и доходную части ДВМП, бербоутные ставки...… Почему работают под бербоутом, какая заработная плата у капитана – капитан 500 долларов получает суточные, там не идет подоходный налог, значит, должна расти рублевая часть...… Мы сделали запросы по их агентским компаниям, почему их фрахтовые ставки на 10-15 процентов ниже, чем ставки у других компаний.

Понимаете, мы знаем, где искать деньги. И так по каждой отрасли, что касается леса, рыбы, по рынкам.

- Для того чтобы таким образом вести разговор, нужно иметь достаточно хорошую информационную базу и собирать информацию, мягко говоря, не только из статистических отделов…

- Из реальной экономики. Откуда мы и пришли. Или взять, к примеру, Ярославский ГОК. Его все хотели снимать, внешнее управление. Они не платили налоги первое полугодие. Пожалуйста, в августе он перечислил 10 млн. рублей налогов, больше в 2 раза, чем должен был перечислять. Были там финансовые комиссии, краевой думы, была комиссия из Хабаровска – ничего там не делалось. После поездки моей комиссии, моей личной поездки полдня мы сидели, считали, человек начал платить налоги, вовремя. Потому что говорю: хватит делать бизнес внутри бизнеса. Показали реальные цифры, реальную стоимость. Показали, сколько стоит одно колесо “БелАЗа”, сколько стоит одна тонна соды...… И народ понимает все, ничего сверхъестественного мы не требуем.

И я со своих здесь в первую очередь то же требую. Сейчас каждый департамент, управление – они занимаются непосредственно доходной частью бюджета. И его работа оценивается по тому, сколько доходов он собирает в бюджет по тем или иным предприятиям. Конкретно! Не планы работы, не усовершенствование, не перспективное развитие, а налогооблагаемая база, сколько налогов он собрал, почему чего-то не собрал, какие меры принял и так далее.

Надо жить по средствам

- Сергей Михайлович, скажите, а решения правительства – они все вам кажутся правильными или есть все-таки какой-то внутренний, человеческий протест? Вы говорите, что у вас достаточно удачно получается договариваться с правительством, РАО “ЕЭС”, предпринимателями, главами муниципальных образований, и получается, что ответственность за все ложится только на вас.

- Да, абсолютно верно…...

- Центристская позиция, но она очень слабая…

- Если будет реальная экономика под ней, то все нормально. Я и делаю централизацию краевой власти с условием, что сильной центральной краевой властью будет сильная экономика. И мое глубокое убеждение: власть не должна мешать экономике.

Дело в том, что изменилась эпоха. В правительстве, его почему-то называют некомпетентным, другие люди. Я встречался с Христенко два раза, смотрел документы, которые они присылают, и могу сказать: правительство начало считать каждую копейку и реально управляет текущим cash-low, то есть движением финансовых потоков. Действительно, у нас много законов есть, которые не подкреплены строчкой в федеральном бюджете, например, законы о льготах для милиции, прокуратуры и т. п., в результате чего краевой бюджет несет на себе дополнительные расходы, которые не компенсирует федеральный бюджет. Но как я понимаю, действительно этих денег нет в бюджете. И я понимаю, что делает правительство сегодня: единственный вариант, который они предлагают, это 80 процентов стоимости тепловой энергии компенсирует население, то я понимаю, что реально сегодня нет денег, чтобы реформировать систему жилищно-коммунального хозяйства. Если бы они были, я бы их там видел.

Так же, как у нас. Если я говорю, что, ребята, у нас дыра в краевом бюджете в 700 миллионов по подготовке к зиме, я говорю, что это реальная дыра, которую надо видеть. И когда меня спрашивают, откуда ты будешь брать деньги, я называю несколько источников, в том числе сокращение некоторых инвестиционных направлений по социальной программе, и я настаиваю: да, мы это будем делать. Потому что у нас нет иных источников, которыми мы можем эту дыру закрыть.

Если мы сегодня говорим, что у нас большое количество медицинских учреждений, которые мы не можем сегодня содержать, я это говорю открыто: у нас сегодня нет денег, чтобы содержать все медицинские учреждения, которые есть на территории Приморского края и расходы на которые почему-то постоянно у нас возрастают. А в чем тут проблема? Я еще раз хочу вернуться к муниципальным бюджетам: у них финансирование 70 процентов, на 30 процентов они недофинансированы. Что это такое? Тем самым они залезают в долги, которые неоткуда будет покрывать. И бюджет мы дали бездефицитный именно потому, что мы говорим: мы готовы финансировать, у нас есть, например, 1 миллиард 200 миллионов на социальную политику. Распишите мне 1 миллиард 200 – и я буду финансировать, а больше писать не надо, денег нет.

А если мы найдем дополнительные источники в краевой бюджет, чем мы сейчас главным образом занимаемся, то тогда давайте под эти дополнительные доходы увеличивать те программы социальные, которые мы можем делать: там “Школьный автобус” и так далее, и тому подобное.

Я это называю: простое исполнение расходов-доходов. Если у тебя тысяча рублей в кармане, ты же не живешь на 10 тысяч рублей. Есть, конечно, и такие, что так и живут, но девять человек из десяти живут на тысячу рублей.

И почему я должен жить, имея 10 миллиардов рублей краевого бюджета, на 13 миллиардов? Я не имею права. 3 миллиарда выпадающих доходов, их же кому-то надо отдавать, значит, мы кого-то обманываем.

А треть этих несуществующих денег - заработная плата бюджетников. Вот работники жилищно-коммунального хозяйства, которые сегодня бастуют. Точнее, бастовали, потому что мы перевели деньги. Опять из краевого бюджета, но для того, чтобы закрыть проблемы Михайловского района. Точнее, проблемы главы Михайловского района, потому что у него не сбалансирован бюджет. А я уверен, что если я копну бюджет Михайловского района, то найду, что он за год сделал траты, которые можно было не делать.

Можно не содержать футбольную команду, хотя ее тоже нужно содержать, можно было не отправлять в круиз людей, можно не финансировать прессу. Ну можно! Потому что это все не хлеб. Хотя я понимаю – хлеба и зрелищ. Но все-таки...… Можно не покупать лазерную установку для какой-то больницы. Я понимаю, что это нужно делать, но если без них можно обойтись, то зачем тратиться? А вот без тепла, без зарплаты бюджетников мы обойтись не можем, без текущей медицинской помощи, образования.

Здесь еще один важный вопрос в социальной сфере. Сейчас мы направляем текущие платежи в больницы, музеи, библиотеки, школы – это зарплаты и текущее содержание. И я очень боюсь, мы сейчас это очень сильно проверяем, что получается: мы содержим просто людей, которые имеют только зарплату и не имеют никакой базы, никакого развития и, значит, не могут просто осуществлять свои функциональные задачи. Тогда не лучше ли сократить эту сферу на 10-20-30 процентов? Мы сейчас это подсчитываем. Но чтобы, к примеру, из 10 музеев 7 музеев работали нормально.

Вот Путин сейчас, кстати, все это на Госсовете предлагает. И это правильно! То же самое по медицине – ну не дело муниципальных властей содержать больницы, школы!

Корпорация “Приморский край”

- Может быть, я неправильный сделал вывод, но давайте я просто им поделюсь. У меня возникает такое ощущение, что вы, став губернатором, тем не менее рассматриваете Приморский край как своеобразную корпорацию, людей, которые здесь живут, как работников, которых в эту корпорацию “Приморье” наняли, и вы к ним обращаетесь: уважаемые коллеги, мы вместе с вами трудимся на этом предприятии, сейчас у нас жизнь не очень хорошая, потому что мы зарабатываем мало, поэтому давайте сократим наши расходы, нам не нужен музей боевой славы нашего предприятия, нам не нужен медпункт, не нужна комната отдыха. Давайте все эти расходы сократим и будем зарабатывать деньги. Как только мы будем зарабатывать, мы снова все это разовьем. Есть ли подобный подтекст в таком, может быть, грубом сравнении?

- Я хочу подчеркнуть, мы живем в реальном мире, и законы реальной экономики, они одни что в Америке, что в России, что в Японии. Вот если бы мы жили с вами в той экономике, что мы жили до перестройки, социалистической, то можно было бы работать так, как мы работали до настоящего времени. В укладе экономики Приморского края есть три: социалистическая, капиталистическая и колхозная. И со всеми этими разновидностями нужно работать.

Насчет корпорации “Приморский край” – это сильно, даже чересчур, но я хочу сказать, что все мы живем по одним законам. И как бы нам ни нравились они, но если мы хотим построить что-нибудь хорошее, обеспечить себе нормальную жизнь: пенсии старикам, хорошую зарплату работающим и хорошие льготы для детей, то мы должны эти законы соблюдать. Не будем соблюдать - светлого будущего не построим. И другой альтернативы у нас нет, как бы жестко это ни звучало. Нам не поможет никто: ни царь, ни бог, ни герой.

Как бы это ни было жестоко, но это реальная жизнь, реальная экономика. И наше дело главное - оказывать помощь действительно слабым и не мешать сильным - тем, кто развивает экономику.