Бронепоезд в потемках

Прибытие специального литерного поезда в Приморье в четверг на минувшей неделе, которым ознаменовалось начало визита в Россию руководителя КНДР Ким Чен Ира, внесло радикальные изменения в работу всей транспортной схемы юга Приморья. Поскольку никакого официального оповещения о визите не было сделано ни российским министерством иностранных дел, ни властями Приморского края и Дальневосточного федерального округа, прибытие корейского вождя оказалось полной неожиданностью для тысяч человек, которые в это время были в пути.

31 июль 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №1016 от 31 июль 2001

Прибытие специального литерного поезда в Приморье в четверг на минувшей неделе, которым ознаменовалось начало визита в Россию руководителя КНДР Ким Чен Ира, внесло радикальные изменения в работу всей транспортной схемы юга Приморья. Поскольку никакого официального оповещения о визите не было сделано ни российским министерством иностранных дел, ни властями Приморского края и Дальневосточного федерального округа, прибытие корейского вождя оказалось полной неожиданностью для тысяч человек, которые в это время были в пути.

Справочная железнодорожного вокзала во Владивостоке в этот день напоминала вражеский дот, на амбразуру которого хотели броситься одновременно десятки Матросовых, только не с гранатой, а с вопросом: “Когда прибывает такой-то поезд? И почему он так задерживается?”

Поезд № 54 сообщением “Харьков – Владивосток” прибыл к родному перрону с опозданием почти в 10 часов: вместо 11 утра к 9 вечера, причем четыре часа состав простоял в каких-то тупиках уже после станции Ружино. Уже привыкшие к более-менее слаженной работе железнодорожников и пассажиры, и встречавшие недоумевали: “Что случилось? Почему такие задержки?”

“Почему, почему, - раздражалась девушка в окошке справочного. - Нам не говорят...… Но я знаю, пропускают литерный”.

Похожая картина наблюдалась и на дорогах Хасанского района, где все переезды и участки дороги, проходящие рядом с железнодорожным полотном, были перекрыты без объяснения причин. А все становилось понятным лишь тогда, когда мимо автомобильных заторов чинно шествовал сияющий состав из 17 вагонов. Автомобили гудели вслед удаляющемуся поезду словно от избытка радости встречи. По крайней мере, так могло послышаться сквозь затемненные окна спецсостава.

Лишь после полудня, когда в Москве уже было раннее утро, появились первые сообщения информационных агентств: “Руководитель КНДР прибыл в Россию с официальным визитом”.

И хорошо, что прибыл. Кто ж возражает? Корея – наш сосед, и в Приморье всегда с уважением относились к ее трудолюбивому народу. Во времена трудностей, как в середине 90-х, когда в Корее был неурожай, собирали всем миром гуманитарную помощь: надо было помочь соседу в беде. А если сосед приезжает в гости, так что уж так скрытничать да таиться? Или неловко за соседа?

Неужели нельзя было просто предупредить: планируется приезд высокого гостя, в связи с необходимыми мерами безопасности возможны задержки таких-то и таких-то поездов, а такие-то и такие-то дороги будут перекрыты.

Но у высокой политики свои мотивы, какое ей дело до несчастного “харьковского” и его пассажиров, томящихся в душных купе и в неизвестности…