Слава владивостокской уголовки

В учебном корпусе машиностроительного факультета Дальневосточного государственного технического университета (Пушкинская, 41) в ответ на вопрос, чем примечательно это здание, довелось услышать: до революции здесь располагалось инженерное управление Владивостокской крепости. Правда, один из студентов, рассмеявшись, добавил, что во время гражданской войны здесь жили местные проститутки. Mихаил Александрович Мерцалов, начальник уголовного розыска Приморья, размещавшегося в этом доме, доживи он до нашего времени, только ухмыльнулся бы, услышав эти слова.

27 июль 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №1015 от 27 июль 2001

В учебном корпусе машиностроительного факультета Дальневосточного государственного технического университета (Пушкинская, 41) в ответ на вопрос, чем примечательно это здание, довелось услышать: до революции здесь располагалось инженерное управление Владивостокской крепости. Правда, один из студентов, рассмеявшись, добавил, что во время гражданской войны здесь жили местные проститутки. Mихаил Александрович Мерцалов, начальник уголовного розыска Приморья, размещавшегося в этом доме, доживи он до нашего времени, только ухмыльнулся бы, услышав эти слова.

Да, немало проституток, связанных с уголовными элементами Владивостока, он допрашивал в своем кабинете. Но главная его заслуга не в этом, именно он разгромил бандитскую шайку “21”, которая в то время терроризировала весь Владивосток.

Мерцалов происходил из потомственных дворян Иркутской губернии. Образование имел не ахти какое - Иркутское сельскохозяйственное училище, но в Сибири о нем шла слава как о самом перспективном и талантливом следователе. В гражданскую войну бывший начальник Иркутской уголовной полиции оказался на Дальнем Востоке. В Благовещенске и Никольске-Уссурийском он с успехом возглавил борьбу с уголовниками. Только в учебниках истории пишется, что гражданская война представляла собой обострившуюся борьбу идеологий. Между тем в жизни в то время процветали бандитизм и уголовщина. Когда Мерцалов переехал во Владивосток, весь город держала в страхе банда, сделавшая своим именем название карточной игры “21”. Эту цифру-автограф они оставляли на месте своих разбоев и грабежей. С бандитами не могла справиться ни одна из властей, сменявших друг друга в Приморье. Используя развитую сеть информаторов, а также дружеские и деловые связи с городской милицией и сильными мира сего, бандиты были неуловимы. Мерцалов твердо решил положить банде конец, хотя мало кто из его новых сослуживцев мог поверить, что этот невысокий человек с простодушным лицом и усиками, похожими на клоунские, может добиться успеха в таком сложном деле.

И все же благодаря Михаилу Александровичу банда была разбита. Эта уникальная операция могла бы лечь в основу захватывающего детектива. Вместе с последними отрядами белых Мерцалов уехал из Владивостока в Шанхай, где продолжил борьбу с преступным миром. В ночь с 15 на 16 сентября 1933 г. детектив французской полиции Мерцалов был застрелен двумя подосланными убийцами. Накануне он отметил свое пятидесятилетие. “Французская полиция, - писал журнал “Прожектор”,- потеряла честного, энергичного и хорошего работника, а Гавриило-Архангельская церковь - ревностного деятеля. М. Мерцалов принимал самое энергичное участие в сборе средств на постройку собора и сам жертвовал крупные суммы. Так, во время своего служебного отпуска он выпилил и пожертвовал в архиерейскую церковь красивые паникадила”. Когда хоронили бывшего начальника владивостокского уголовного розыска, на Шанхайском кладбище были выстроены войска. С речью выступили и председатель Шанхайского муниципалитета, и генеральный консул Франции Ж. Мерье, который отметил, что покойный всегда был “храбр и скромен”.