Цветы и войны Енэко Тоидзуми

Книгу “Сирень и война” в своей личной библиотеке, уверена, пожелает иметь каждый , кто глубоко интересуется историей города, бытовыми подробностями жизни приморцев в двадцатые-тридцатые годы.

27 июль 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №1015 от 27 июль 2001
Книгу “Сирень и война” в своей личной библиотеке, уверена, пожелает иметь каждый , кто глубоко интересуется историей города, бытовыми подробностями жизни приморцев в двадцатые-тридцатые годы.

Ее автор Енэко Тоидзуми приехала в русский город на берегах живописной бухты Золотой Рог летом 21-го года на каникулы и задержалась здесь на 17 лет. Она жила в семье тети, вышедшей замуж за русского. Дядя Кузьма, большой, добрый, мастеровой, работал на Дальзаводе, к племяннице жены относился как к родной дочери. Именно он позаботился о том, чтобы девочка получила хорошее образование: она училась в “коричневой гимназии”, брала уроки игры на пианино, занималась рисунком. По ходатайству дяди Енэко Тоидзуми приняли на рабфак, затем она стала студенткой ДВГУ. Училась девушка прекрасно, ездила вместе с другими студентами в село на уборку урожая. Енэко любили за общительность, жизнерадостность, трудолюбие. Ее русский был безупречен. По окончании курса в университете ей предложили продолжить образование в Москве, но при одном условии: она должна была информировать соответствующие органы о контактах русских с японцами.

От учебы в Москве молодая японка отказалась, но уберечь своих друзей и любимого дядю Кузьму от клейма “японских шпионов” не смогла: многие из них не избежали ссылок и репрессий.

Непростой и нелегкой была жизнь самой Енэко. Она вышла замуж за молодого священника, настоятеля буддийского храма.

Храм открылся во Владивостоке в 1891 году. Господин Тоидзуми Кэнрю, ее муж, стал в нем двадцать вторым священником. Впрочем, храм - звучит слишком громко. Это была скромная буддийская молельня. Она размещалась в бревенчатом доме на ул. 25-го Октября. По горькой иронии судьбы название улицы было связано с датой, означавшей приход на Дальний Восток советской, безбожной власти. Сейчас на этом месте сооружен Памятный знак в честь добрососедских отношений Владивостока и Японии, в память о тех русских и японцах, судьбы которых связал наш приморский город.

А предложила эту идею и помогла воплотить ее в жизнь пожилая японская женщина, пронесшая через всю жизнь любовь к городу своей молодости, где у нее родились дети, где она была счастлива.

Книга - это тоже благодарная память. В Японии воспоминания госпожи Тоидзуми “Сирень и война” вышли в 1998 году. На русский язык книгу перевели в прошлом году преподаватель ДВГУ кандидат исторических наук Зоя Федоровна Моргун и госпожа Ямамото, давний друг Владивостока, работавшая много лет в японском консульстве.

К сожалению, книга, вышедшая в издательстве ДВГУ, имеет небольшой тираж, ее презентация пройдет во Владивостоке осенью. Первые экземпляры только что напечатанных на русском языке воспоминаний получили участники встречи, состоявшейся на днях в музее им. В. Арсеньева. Среди них была и госпожа Ямамото, приехавшая во Владивосток по приглашению Приморского отделения Фонда мира именно в связи с выходом в свет книги “Сирень и война”.