Высокой скорби глубина…

Вчера Владивосток и Артем прощались с погибшими в катастрофе самолета “Ту-154” под Иркутском. Тысячи людей собрались вчера на центральной площади Владивостока и вокруг нее, чтобы проводить в последний путь, который завершился на Морском кладбище, земляков, погибших в авиационной катастрофе самолета “Ту-154” компании “Владивосток-авиа”.

11 июль 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №1005 от 11 июль 2001

Вчера Владивосток и Артем прощались с погибшими в катастрофе самолета “Ту-154” под Иркутском. Тысячи людей собрались вчера на центральной площади Владивостока и вокруг нее, чтобы проводить в последний путь, который завершился на Морском кладбище, земляков, погибших в авиационной катастрофе самолета “Ту-154” компании “Владивосток-авиа”.

“Большое горе…”, - сказал президент Путин перед тем, как объявить всероссийский траур по жертвам этой шокирующей катастрофы. Сказал тихо и правильно. И это большое горе вчера стояло на главной площади Владивостока. Рыданием и обмороками женщин, молчанием мужчин, гудением автомобильных клаксонов, которые не подгоняли впередистоящих, а прощались с 21 человеческой жизнью, упрятанной в гробы.

В это же время Артем отправлял в последний путь членов экипажа “Ту-154”, которых хоронили в общем мемориале пилотов, погибших при исполнении служебных обязанностей.

Вчерашние скорбные церемонии были правильными. Правильно, что у президента Путина и вице-премьера Клебанова нашлось человеческое понимание не оглашать результаты технических экспертиз, проведенных правительственной комиссией, до того, как все погибшие преданы земле. Потому что все мы смертны и экспертизы ничего не изменят. Правильно, что все жертвы этой трагедии вчера были равны перед лицом вечности. Правильно, что их похоронили с миром. И всем миром.

Мир их праху. И пусть полет их душ продолжается в нашей памяти.

И это о них, недолетевших, строки великого поэта и вечного авиапассажира Владимира Высоцкого:

И паденье меня и согнуло,
И сломало,
Но торчат мои острые скулы
Из металла!
Не сумел я, как было угодно –
Шито-крыто.
Я, напротив, - ушел из гранита…