Рекомендовано забыть

Межличностные конфликты в школах были всегда. Этим грешат даже образцово-показательные учебные заведения. Ссорятся и даже дерутся одноклассники, ученики хамят и грубят преподавателям, случается, что и учителя рукоприкладствуют. Нередко серьезные трения возникают между педагогами и родителями, учителя также собачатся между собой.

6 май 2010 Электронная версия газеты "МК во Владивостоке" №654 от 6 май 2010

Межличностные конфликты в школах были всегда. Этим грешат даже образцово-показательные учебные заведения. Ссорятся и даже дерутся одноклассники, ученики хамят и грубят преподавателям, случается, что и учителя рукоприкладствуют. Нередко серьезные трения возникают между педагогами и родителями, учителя также собачатся между собой.Но практически все внутренние школьные конфликты зачастую так и остаются «внутренними». Потому что школа, как бы это парадоксально ни прозвучало, - закрытое учреждение. Где принято выставлять на показ свои успехи и достижения, но не принято выносить сор из избы. Впрочем, удивляться тут нечему: школа - часть нашего многогранного общества, со всеми его плюсами и минусами. Последних, к сожалению, пока больше.Скандальный инцидент, происшедший в школе № 52 города Владивостока, просочился наружу по воле случая: в редакцию «МК во Владивостоке» пришло коллективное письмо от родителей учеников этой школы.

Эксперимент не удалсяВсе началось с мобильника, забытого в спортзале одной девочкой. Телефон не нашелся, но один ученик, причем из другого класса, проговорился, что якобы видел похожий телефон около скамейки в спортзале. - Из рассказа Вячеслава Мальцева (фамилия изменена) учитель физкультуры сделала вывод: если телефон видел ученик из моего класса, то и забрать его мог кто-то из моих ребят, поскольку никто этот телефон больше не видел, - рассказала нашему корреспонденту Людмила Гришанова, руководитель пятого класса, педагог с 45-летним стажем.На классном часе, посвященном пропавшему сотовому, никто из школяров не признался в «прихватизации» телефона, тогда Людмила Ивановна предложила сделать это «инкогнито». Пообещав, что имя похитителя останется тайной. - В противном случае, если пропажа не обнаружится, а потом вдруг выяснится, что телефон все-таки присвоил кто-то из вас, то тогда всему классу придется скидываться на новый мобильник, - классная предприняла «психическую атаку». В классе уже были случаи пропажи вещей, ручек и сотовых телефонов, и своим ультиматумом Людмила Ивановна хотела проверить реакцию детей. Она решила, если кто-то из них знает правду, но молчит, то, возможно, во время прессинга молчун выдаст себя. Но эксперимент результатов не принес, и ученики преспокойно разошлись по домам.Тому есть свидетелиВ этот же день после полудня в квартире Людмилы Гришановой зазвонил телефон. Из искового заявления о защите чести, достоинства и деловой репутации в суд Первореченского района г. Владивостока от Л. И. Гришановой: «…12 апреля в 15 часов мне домой позвонила завуч школы Черникова Светлана Сергеевна, временно исполняющая обязанности директора, и сообщила, что ей позвонил отец Вячеслава Мальцева и, разговаривая с ней в грубой форме, обвинил меня в том, что я настраиваю детей против его сына. Он потребовал, чтобы я явилась через три часа в школу для разбирательства. Дословно это звучало так: «Где эта сука, которая является классным руководителем моего сына?». «Какое вы имеете право называть классного руководителя такими словами?». «Я бы ее еще не так назвал!».Светлана Сергеевна рассказала, что, по словам Мальцева-старшего, Слава, придя домой, заявил, что теперь ему придется покупать девочке сотовый телефон взамен утерянного. …Через два часа завуч вновь потревожила Людмилу Ивановну телефонным звонком, сказав, что в школу пришел отец Мальцева в военной форме и требует классного руководителя его сына. Рабочий день уже закончился, но жаждущий возмездия родитель этого не понимал. Отвергал он и предложение прийти завтра. Тогда завуч передала ему телефонную трубку, чтобы он поговорил с Гришановой.Как рассказала корреспонденту Людмила Ивановна, отец Славы Мальцева с ходу обвинил ее в некомпетентности, в неумении работать с детьми и в подстрекательстве ребят против его сына. Мальцев-старший, между прочим, подполковник, разговаривал с женщиной-педагогом на повышенных тонах и на «ты»! Что не делает ему чести как мужчине и как офицеру. Сегодня он наверняка сожалеет о своей несдержанности. Но не потому, что ему вдруг стало совестно за содеянное, по той простой причине, что его разговор с Людмилой Ивановной слышали учителя информатики и математики. А это уже свидетели! Педагоги стояли рядом, а телефонная связь была достаточно громкой.Гришанова пыталась объяснить, что никто не настраивал детей против Славы, но Мальцев не давал ей высказаться. На вопрос классного руководителя: «Это правда, что вы в разговоре с завучем школы оскорбительно выразились в мой адрес?» он ответил: «Да если бы ты была сейчас здесь, я бы тебя еще не так назвал!». И это тоже слышали педагоги.Людмила Ивановна предложила Мальцеву прийти в школу на следующее утро, чтобы разобраться в сложившейся нелепой ситуации, но он отказался, сказав, что уезжает в командировку. Законы надо чтитьТрудно сказать, сколько мог бы еще наговорить господин подполковник, если бы в разговор не вмешался муж Людмилы Ивановны. Предусмотрительная учительница включила телефон на громкую связь, и ее супруг тоже слышал истеричные крики на другом конце провода.- Вы где работаете? – спросил его Гришанов.- Я военнослужащий. - В какой части вы служите? - Номер 10765. (Возможно, Мальцев солгал.).- Где расположена ваша часть? - Захотите, сами найдете.- После тех оскорблений, которые вы нанесли моей жене в моем присутствии, дальше разговаривать с вами будем в военной прокуратуре, - сказал Гришанов и повесил трубку. …На другой день Мальцев-старший в школу не пришел, но и в командировку не уехал. Это доподлинно известно. Вместо открытого разговора с педагогом и с одноклассниками его сына он накатал жалобу на Людмилу Ивановну в «вышестоящую организацию» (лучшая защита – это нападение!). Там его приняли, выслушали и пообещали во всем разобраться. При этом задушевном разговоре присутствовала и завуч школы № 52 Светлана Черникова. О чем они говорили, доподлинно неизвестно, но, судя по всему, обиженный отец был удовлетворен разбирательством. Окрыленный победой, он даже не стал требовать письменного ответа на свою жалобу. Пригласить на эту встречу учителя Гришанову, можно сказать, «виновницу торжества», почему-то не посчитали нужным. Более того, Людмилу Ивановну не познакомили с текстом «компромата» и даже не взяли с нее письменного объяснения по поводу заявления Мальцева. А представителю Гришановой, попросившей копию жалобы, было заявлено, что с результатами расследования никто ознакомлен не будет, так как «разбирательство» по жалобе закончилось «мирным путем».Очевидно, заместитель начальника «вышестоящей организации», проводившая разбирательство, забыла, что «дисциплинарное расследование нарушений педагогическим работником образовательного учреждения норм профессионального поведения и (или) устава данного образовательного учреждения может быть проведено только по поступившей на него жалобе, поданной в письменной форме. Копия жалобы должна быть передана данному педагогическому работнику». Так записано в ст. 55 закона РФ «Об образовании».Когда Гришанова узнала об итогах переговоров Мальцева-старшего с чиновницей «вышестоящей организации», ей стало плохо. Пожилая учительница обратилась за помощью к врачу... и получила «листок нетрудоспособности» на полторы недели.Оскорбления – дело обыденное?Между тем Людмилу Ивановну наплевательский подход к ее делу не устроил. Считая, что с ней поступили несправедливо, педагог написала исковое заявление в суд о защите чести, достоинства и деловой репутации. Поскольку ни руководство школы, ни «вышестоящая организация» не смогли (или не захотели) за нее заступиться. Более того, ей неоднократно звонили «сверху» и настоятельно рекомендовали забыть о случившемся, не поднимать шум и не жаловаться. Читай, не выносить сор из избы. Ей открытым текстом говорили, мол, оскорбления для учителей – дело обыденное, и не надо обращать на них внимания. Смирись! Но педагог Гришанова решила идти до конца, пусть и в одиночку.- Что еще остается делать учителю, об которого в очередной раз вытерли ноги? Только вопреки «советам» защищать свою честь и достоинство в прокуратуре и суде, - убеждена почетный работник общего образования РФ Людмила Ивановна Гришанова.На защиту учителя высшей категории встали родители ее учеников. Они возмущены поведением Мальцева-старшего, а также бездушием чиновников, фактически предавших педагога.Еще один немаловажный момент. За пять лет учебы мальчик сменил уже три школы, не выезжая из Владивостока. И в каждой школе его отец выявлял «непрофессиональных» педагогов и писал на них жалобы. Отсюда можно было сделать соответствующие выводы. Но этого не случилось.- Мы считаем, что каждый родитель обязан тесно сотрудничать со школой и лично разбираться в любой конфликтной ситуации на уровне школьного коллектива. Отец Славы Мальцева не захотел разобраться в ситуации, в которой оказался его сын, что привело к искажению фактов и не способствовало оздоровлению межличностных отношений между детьми, - считают родители пятиклассников.Сегодня школа № 52 живет в обычном режиме. В том самом пятом классе никакой нервозной обстановки: дети быстро забывают обиды. А учителя ждут развязки этой истории. Я поинтересовался у коллег Людмилы Гришановой: почему чиновники из профильной вышестоящей инстанции в данной ситуации не встали на сторону учителя? Ответ был единодушным: - А когда они с нами считались? Мы для них существуем только для составления отчетов.