Анжела Кабиева: потерявший близкого никогда не станет COVID-диссидентом

Интервью с главным врачом Владивостокского клинико-диагностического центра о том, как изменился COVID – 19 за этот год

15:46, 30 декабря 2020 Интервью
ead646a5-406f-400d-8f24-46a2509da11f.jpg

COVID – 19, безусловно, событие года, если не десятилетия. Мы прощаемся с уходящим 2020-м, но забираем вирус собой. Что приморские медики узнали о ковиде за эти 9 месяцев? Почему сейчас COVID – 19 диагностируют и лечат не так, как весной этого года? И чего нам ждать от вируса в 2021 году? Об этом корреспондент РИА VladNews поговорил с главным врачом Владивостокского клинико-диагностического центра, главным врачом Владивостокской поликлиники №3 и главным специалистом Минздрава Приморского края по медицинской профилактике Анжелой Кабиевой.

- За последние полгода в симптоматике COVID – 19 появились депрессия, рассеянное внимание, боль в тазовой области. Откуда взялись эти новые и довольно странные симптомы?

- Я бы не стала называть их новыми симптомами. Дело в том, что сама болезнь для нас новая, поэтому, соответственно, и клиническая картина коронавирусной инфекции для нас была еще неизученной. Симптомы просто есть, другое дело, что со временем врачи замечают закономерности. Достоверно известно, что эта болезнь носит системный характер, а значит, поражения обнаруживаются во многих органах и системах. Еще в апреле, во время работы с тяжелыми пациентами в коронавирусном госпитале, мы с коллегами понимали, что при поражении легочной ткани поражаются и другие органы системы. Но у одних людей больше поражаются одни органы, а у других – другие. Сложно пока сказать, отчего так происходит.

В начале пандемии врачи выявили несколько моментов, определяющих заражение коронавирусной инфекцией. Первый – это контакт с больным пациентом. Второй – потеря обоняния. Затем - интоксикация, как при общих вирусных инфекциях. При этом рентгенологическая картина легких выглядит не как при обычной пневмонии, но это особая пневмония. Далее анализ подтверждает наличие заболевания. Это либо подтвержденный антиген на слизистой оболочке (ПЦР), либо наличие в крови иммуноглобулина особого типа (ИФА). На этом основании можно говорить, что в организме есть короновирусная инфекция.

- Какие системные поражения органов врачи видят уже сегодня?

- В первую очередь это поражение почек, органов печени. Бывает поражение клеток сердца, миокарда. Так же довольно часто встречается симптоматика нарушений микроциркуляции крови в пальцах рук и ног. К сожалению, встречается и симптоматика, характерная для поражения центральной нервной системы. Почему это случается? Потому что процесс кровоснабжения происходит везде. И если страдает кровеносная система (есть даже такой термин – васкулит), то это проявляется повсеместно. Не может быть наводнения на одном квадратном метре почвы. Наводнение — это наводнение везде. В ледовый дождь не могло замерзнуть одно дерево, так не бывает. Также и в организме человека страдает не один орган.

Между тем определить, почему у человека произошло обострение той или иной болезни - совпадение это или COVID – 19 – задача довольно сложная. Для этого нужны дополнительные исследования, это очень тонкая работа.

- Почему тогда у одних осложнения после COVID – 19 есть, а у других этих осложнений нет?

- Почему деревья в ледовый шторм были все окутаны льдом, а сломались не все? Крепкие веточки выдержали, а веточки послабее сломались. У человека в организме то же самое. Если какой-то из наших органов уже испытывал напряжение, и мы его не щадили, то возможно, орган и не справится во время COVID – 19. Иногда люди не знают, что у них есть факторы риска. Иногда люди знают, но думают, что это не очень важно.

- Почему Роспотребнадзор отменил второй отрицательный тест на коронавирус и пациентов выписывают на основании лишь одного отрицательного теста?

- Напомню, что об этой болезни мы узнали буквально год назад. Данная инфекция была для нас новой. Я думаю, мы подстраховывались, брали второй анализ, переживая, что один анализ может быть недостоверным. И долгое время было два контрольных теста, а потом накопился материал и был сделан вывод, что элиминация вируса (элиминация вируса - это выведение его из клеток крови больного. В последнее время ведутся разработки более эффективных методов борьбы с различными вирусными заболеваниями, направленных на элиминацию вируса после приёма лекарственных препаратов, прим. РИА VladNews) со слизистых достовернее происходит у большинства людей к 14 дню течения болезни. Поэтому брать тест на восьмой день нет смысла. В результате сейчас делают не два теста, а один, но он перенесен на другое время. Был восьмой и десятый дни, а теперь сразу берут на четырнадцатый день. Статистика показала, что на восьмой и даже на десятый день у большинства людей все еще есть в организме вирус. Это лично мое мнение, основанное на конкретно моей практике наблюдения за течением болезни небольшого количества пациентов. Судя по действиям Роспотребнадзора, это, скорее всего, подтверждается исследованиями ученых на большом количестве пациентов. Мир изучает эту проблему и чем больше будет изучено материла, тем больше будет откорректировано и введено каких-то необходимых элементов, а ненужные элементы уберут. Идет обычный процесс изучения новой для человечества проблемы.

 - Вы считаете, что это не из-за того, что на систему здравоохранения легла непомерная нагрузка? 

- Даже когда была пиковая нагрузка, второй тест никто не отменял. Роспотребнадзор всегда действует в интересах населения, заботясь о его безопасности, а не стремясь облегчить жизнь работникам здравоохранения. Перед ним стоит серьезнее задача – предотвратить подобные вещи в будущем. И сейчас Роспотребнадзор работает уже на завтрашний день. А врачи работают на сегодняшний день и только чуть-чуть на завтра. Мне в фэйсбуке написали «в медицине все не для людей, а для статистики». Мы много пишем, много расспрашиваем пациентов о том, что человеку кажется не важным. А ведь на самом деле у врача две миссии. Первая – помочь этому человеку и вторая – помочь исследовать эту проблему. Мы потом сможем делать выводы, основываясь именно на этих данных. У врача всегда две миссии. Одна – забота о конкретном человеке, а вторая – забота обо всем человечестве».

- Новогодние праздники приближаются. Вы их ждете?

- Я думаю, каждый из нас надеется, что следующий год будет лучше предыдущего. А по поводу праздников… у медиков не бывает длинных каникул. Например, в Амбулаторном инфекционном центре мы работаем с этой категорией пациентов без выходных. И 31 декабря с 8.00 до 20.00, и 1 января, и далее в том же режиме. Мы стараемся чередовать врачей. Это сложно, потому что физически людей у нас немного. Мы надеемся, что больных станет меньше. Если так, то может быть, нам разрешат работать по какой-то другой схеме.

- Спад заболеваемости ожидали в ноябре, ведь так?

- Ну, мы, бывает, ожидаем, что нам любимый подарит цветы. А он взял и не подарил. Мы ожидали, а ожидания не оправдались. Если серьезно, то предположения обычно строятся на некоторых математических моделях. Эпидемиологические прогнозы строятся по очень сложным формулам. Один компонент не случился и эпидемиологический прогноз не состоялся. В любом случае, все предположения основываются на предыдущем каком-то опыте, на каких-то предыдущих данных. Как только новые данные появились или какие-то компоненты исчезли, прогноз растворяется, потому что в прогнозе этот фактор не учитывали.

- Моя подруга болела в апреле, и у нее не было симптомов, но ее забрали в госпиталь. Теперь госпитализируют только тяжело больных. Почему?

- За эти полгода медицинская общественность научилась многому. И первое из этого списка – мы научились отличать пациентов тяжелых от нетяжелых. Научились лечить амбулаторно и даже использовать достаточно серьезные препараты амбулаторно. Научились учитывать риски, которые всегда есть. Это огромный опыт. Сегодня врачи, которые занимаются COVID – 19, это совсем не те врачи, которые работали с тем же заболеванием в апреле. Сейчас мы ориентируемся на другие маячки, на клиническую картину. Это лихорадка, потеря обоняния, признаки интоксикации, изменение эмоционального фона. Это симптомы со стороны разных органов и систем, но это не просто симптомы, а их совокупность и выраженность.

 - Почемуво время COVID – 19 болят органы таза?

- COVID – 19 это заболевание, которое влияет на кровеносную систему. Половая система, особенно у женщин, это система активного кровоснабжения. В данном случае сказывается нехватка кислорода.   

- Люди привыкли к COVID – 19 как к множеству проблем, которые невозможно решить: плохие дорогие, нечистые на руку чиновники, высокие цены и так далее. Многие перестали соблюдать меры безопасности потому, что считают, что нам надо всем приобрести популяционный иммунитет. Как Вы относитесь к такому диссидентству?

- Вы знаете, есть большая разница между тем, что говорит человек, который тяжело перенес COVID, потерял близких из-за COVID и тем человеком, который с COVID не столкнулся. Тот, кто пострадал сам либо видел, как страдает близкий, так никогда не скажет. И не забывайте, что есть какие-то пределы возможностей. Мы, как взрослые ответственные люди, просто не имеем права заболеть все разом, мы обязаны постараться сделать это разумно, по очереди. Ковидным диссидентам просто сложно блюсти интересы большинства. Патриотизм часто заканчивается там, где надо выйти на субботник. Часто человек является сторонником какой-то идеи ровно до того момента, когда надо что-то сделать. Тогда люди делятся на тех, кто делает то, о чем говорил и на других людей. Сам COVID стал большой социальной проблемой. Появились работодатели, которые требуют принести медицинские справки, что ты не заражен COVID-19, а это неправильно и незаконно. Есть перечень справок, которые работодатель может потребовать от работника, но COVID-19 там нет. Общество людей — это единый организм и когда в ноге судорога, то и голове тоже не сладко. Мы все взаимосвязаны, мы очень сильно влияем друг на друга.

- Как часто Вы сталкиваетесь со случаями повторного заражения COVID-19?

- Чаще у людей формируется иммунитет к данному вирусу, и они становятся устойчивы к повторному заражению. Однако не исключены случаи, когда иммунная система не срабатывает и происходит повторное заражение. У меня таких пациентов немного. Здесь речь идет не только о том, что есть сам факт наличия возбудителя болезни. Очень многое зависит от самого человека. Важно, как среагирует его организм, каковы его ресурсы и как работает его защитная система. Иммунитет — это защита от внешних и внутренних врагов. Заболеет человек второй раз или нет - зависит от того, насколько сильный у него иммунитет.

 - Когда мы окончательно поймем, что представляет собой COVID-19?

 - Пока сложно точно ответить на этот вопрос. Вся наука строится на процессах исследования большого количества пациентов, на большом количестве материала, который можно проанализировать. Мне в фэйсбуке написали «в медицине все не для людей, все для статистики». Да, мы много пишем, много записываем, много расспрашиваем того, что человеку кажется не важным. А ведь на самом деле у врача две миссии. Первая – помочь этому человеку и вторая – помочь исследовать эту проблему. Спустя какое-то время мы сможем сделать выводы, основываясь на данных. Мы увидим, что у ста человек из тысячи заболевание протекало таким образом, а у одного из миллиона — другим. У врача всегда две миссии. Одна – забота о конкретном человеке, а вторая – забота обо всем человечестве.

Поздравление Анжелы Кабиевой с Новым годом:

Я поздравляю всех с наступающим Новым годом и желаю вам счастливого нового дня! Каждый день есть повод для счастья: солнце светит, есть тепло, свет, вода, интернет, большинство из нас может ходить, слышать, видеть, разговаривать, смеяться, у большинства из нас есть родные, близкие, друзья. К сожалению, зачастую мы начинаем ценить эти простые вещи только когда их лишаемся. Так давайте ценить и радоваться сейчас! Каждое новое утро и весь день, и тогда 365 счастливых дней сделают счастливым весь год!