Посол России в КНДР рассказал о COVID-19 в Северной Корее

Александр Мацегора считает, что нет оснований сомневаться в заявлениях Пхеньяна

14:14, 24 мая 2020 Политика
imgonline-com-ua-Resize-tnHcJCGbyq6vrbr.jpg
Фото: Юрий Смитюк, ТАСС

Посол России в КНДР Александр Мацегора рассказал в интервью «Интерфаксу» о том, почему нет оснований сомневаться в заявлениях Пхеньяна об отсутствии заболевших коронавирусом. РИА VladNews приводит ответы дипломата.

- Согласно заявлениям северокорейских властей, в стране до сих пор не зафиксировано ни одного случая заболевания коронавирусом. Насколько, по вашей оценке, реалистичны и насколько соответствуют действительности такие заявления? Информирует ли вас Пхеньян на тему пандемии?

- Должен сказать, что руководство КНДР приняло самые решительные и жёсткие меры по предотвращению проникновения этой заразы в страну. Причём сделало это раньше кого бы то ни было. Даже Китай ещё сохранял свои границы открытыми, а здесь ограничения на въезд/выезд были введены уже в конце января, а с начала февраля внешние рубежи наглухо закрылись на железный замок. С этого момента приехать сюда стало абсолютно невозможно даже для находящихся за границей граждан КНДР – все они до сих пор не могут попасть на родину (как известно, именно возвращающиеся из-за границы соотечественники являются для любой страны главными распространителями инфекции). Приграничные провинции, имеющие наиболее продвинутые связи с Китаем, были изолированы от остальной страны, как, кстати, и Пхеньян, куда ещё в январе приезжали китайские туристы. Что же касается тех, кто въехал сюда после начала эпидемии в Китае, все они, в том числе иностранцы, были помещены на безусловный 30-дневный карантин с последующей ежедневной проверкой выездными бригадами врачей в течение ещё одного месяца. Уже в феврале все здесь ходили в масках, в каждом учреждении, в каждом подъезде жилых домов при входе измеряли температуру и дезинфицировали руки и обувь. Школьников и студентов уже в середине февраля перевели в режим полной изоляции, который стал ослабевать только в начале мая.

Сейчас внутри страны наблюдаются и некоторые другие послабления, нам разрешили посещать рынок и все крупные торговые центры, мало-помалу пошёл импорт, но международного пассажирского сообщения нет никакого, маски и повсеместная дезинфекция сохраняются. Знаем, что иностранные эксперты сомневаются в достоверности информации об отсутствии здесь COVID-19, говоря, что, если бы в КНДР не было случаев заболевания, в условиях полной изоляции сохранение мер внутри страны было бы излишним. Однако у местных инфекционистов другая логика. Они утверждают, что коронавирус – это такая гадость, каналы распространения, патогенность и прочие свойства которой до сих пор до конца не выяснены. Поэтому лучше не рисковать и перестраховаться.

Кстати, у меня была беседа с одним из европейских дипломатов, который также сомневался в том, что власти КНДР говорят всю правду. Когда я предложил ему назвать хотя бы одну причину, зачем скрывать эту информацию, он обозначил две: северокорейское руководство, дескать, не хочет, во-первых, говорить о своих проблемах внешней аудитории (чтобы не уронить имидж), и, во-вторых, пугать своё население (опасаясь вызвать панику). Я с ним категорически не согласился: официальный Пхеньян не стесняется давать ВОЗ и международным гуманитарным организациям исчерпывающую информацию о таких имеющихся здесь заболеваниях, как, например, туберкулёз или дизентерия (и получает для их лечения существенную помощь). Чем отличается в этом смысле коронавирус? Что же касается паники, то её здесь не боятся, поскольку местное общество монолитно и в высшей степени дисциплинированно. Оно, кстати, гораздо более стрессоустойчиво по сравнению с любым западным социумом.

В общем, с учётом изложенных обстоятельств, я склонен с доверием относиться к тому, что сообщается по поводу отсутствия инфекции в КНДР. У меня в последнее время было несколько встреч с руководством МИД КНДР, в том числе с министром и его заместителем – тема коронавируса в наших беседах была одной из главных.

- Известно, что Китай, Россия, международные организации поставили Северной Корее помощь в борьбе с распространением коронавируса. Достаточно ли полученных объёмов помощи? Нуждается ли КНДР в каких-то других подобных поставках на фоне пандемии?

- Судя по имеющейся у нас информации, республика самостоятельно и в полном объёме обеспечивает себя масками и дезинфицирующими средствами. Полагаю, что далеко не так хорошо обстоят дела с лекарствами и аппаратами ИВЛ. Поставка этого имущества была бы весьма уместной и востребованной. Однако главное – не допустить проникновения коронавируса в страну. С этим КНДР справляется весьма успешно.