Приморский суд считает «Свидетелей Иеговы» не опасными для детей

Отец одержал победу в борьбе с сектантами за своего сына

20:51, 10 апреля 2019 Общество
thumb_303850_news_xxxl.jpeg
Фото: предоставлено Александром Эповым

Апелляционная коллегия Приморского краевого суда решила судьбу ребенка, за которого боролись экс-супруги из Владивостока Александр и Екатерина Эповы. Некогда счастливая семья распалась по той причине, что жена не только исповедовала учение секты «Свидетели Иеговы» (запрещенная в России экстремистская организация), но и распространяла все ее правила, догмы, запреты на сына. Мальчик в итоге остался с отцом, но дело не станет общероссийским прецедентом. Из финального судебного решения вычеркнута роль иеговистов, которая, собственно, была ключевой в деле, сообщает РИА VladNews со ссылкой на газету "Владивосток".

Гром грянул внезапно

Историю семьи Эповых мы подробно описывали на страницах «В» в целой серии материалов. Вкратце она выглядит так. Александр познакомился с Екатериной в 2013 году. В 2014-м влюбленные сыграли свадьбу. Брак был счастливым до того момента, пока супруга не объявила о своих религиозных убеждениях – о приверженности секте «Свидетели Иеговы». 

Новость прозвучала громом среди ясного неба. Екатерина была на восьмом месяце беременности. Ей с мужем предстояло пойти на день рождения одного из родственников, но, как объяснила жена, правила секты запрещают ее членам посещение светских праздников. Александр отложил серьезный разговор до рождения ребенка. За это время он выяснил, что запрет на посещение праздников – один из многих, но едва ли не самый безобидный в этом религиозном течении. 

Сектантам также запрещены любые манипуляции с кровью. В частности, ее переливание. Александр прямо спросил жену: согласится ли она в случае беды с сыном на переливание крови? Ответ был однозначным: нет, правила секты запрещают. Помимо этого иеговистам запрещено голосовать и избираться. Есть запрет на службу в армии, на приветствие гимна и флага своей страны и т.д. «Свидетели Иеговы» живут в ожидании Армагеддона – конца света. Какой отец захочет такой судьбы для своего сына? 

Разговоры ни к чему не приводили: жесткий устав секты побеждал любые доводы и здравый смысл. Александр пытался сохранить брак. Перевез семью в другую страну, но и там Екатерина нашла ячейку «Свидетелей Иеговы», к которой быстро присоединилась. Спастись от них было просто негде. Организация пустила корни практически по всей планете. Последней каплей, перевернувшей семейную лодку, стало то, что Екатерина начала приводить малолетнего сына на собрания секты. Предстояли развод и вопрос: с кем останется ребенок?

Суд первый

Суд первой инстанции постановил: сын должен проживать с отцом. Доводов в пользу Александра было много. Это и его материальное положение, и жилищные условия (Екатерина указала местом проживания ребенка квартиру, в которой она теснится вместе с матерью и сестрой, находящимися под наблюдением в психдиспансере). Но не это стало главным доводом. В конце концов суд признал, что «у каждой из сторон имеются условия для проживания, развития и отдыха ребенка». Главным же доводом стало то, что мать ребенка, а также ее родственники, проживающие с ней, являются членами запрещенной в России экстремистской организации «Свидетели Иеговы».

«Членство Эповой Е.И. в названной организации может привести к негативным социальным и психологическим последствиям для ребенка», – говорится в решении суда первой инстанции. Решение основано на показаниях свидетелей, аудио- и видеозаписях, приобщенных к делу, заключении органа опеки и экспертизе ООО «Приморское бюро судебных экспертиз». Этот ключевой момент и склонил в итоге судейское мнение в пользу отца.

Екатерина подала апелляцию на решение суда первой инстанции. Дело перешло в апелляционную коллегию Приморского краевого суда. Не будем вдаваться в подробности процесса (желающие могут прочитать о них в материале «Страшный сон любого отца в Приморье делают былью», вышедшем во «Владивостоке» 13.02.2019). Завершился он тем, что апелляционный суд, докладчиком в котором была судья Илона Бичукова, оставил в силе решение нижестоящей инстанции. С небольшими, но крайне важными изменениями.

Суд второй

– Я хочу пояснить: решение суда, которое озвучивает судебная коллегия в конце заседания, – это одно, но не менее важным является описательная часть, в которой указано, почему суд вынес такое решение, – говорит Александр Эпов. – Так как суд первой инстанции уже вынес решение по моему делу, указав, что ребенку необходимо проживать с отцом, «поскольку мать является членом организации «Свидетели Иеговы», что может привести к негативным социальным и психологическим последствиям для ребенка», суду апелляционной инстанции надо было не только вынести решение по делу, но и соглашаться или не соглашаться с выводами, указанными в решении суда первой инстанции. Я уже говорил, что для «Свидетелей Иеговы» самое страшное – это судебная практика. Другими словами, судебные решения, в которых было бы прописано, что ребенок остается с одним из родителей по причине того, что второй родитель является членом секты «Свидетели Иеговы» и что совместное проживание с родителем-сектантом может привести к негативным последствиям для ребенка. В решении суда первой инстанции так и было написано. 

По мнению Александра Эпова, секте нужно было любой ценой обелить свое имя и отменить данное решение. Да, в России не прецедентное право, но прецедент является своего рода маркером и ориентиром для судей при вынесении решений в похожих делах. И представители секты приняли все возможные меры, чтобы обезопасить себя от прецедента. В итоге апелляционная коллегия Приморского краевого суда, оставив в силе решение о проживании ребенка с Александром Эповым, изменила причины этого решения и признала ряд выводов суда первой инстанции, касающихся конкретно иеговистов, неверными. 

А секта совершенно ни при чем?

Дальше дадим слово самим судьям – частично процитируем решение апелляционного суда. Начнем с того, что суд полностью признал, что Екатерина Эпова – член секты иеговистов. «Оценив показания свидетелей, допрошенных со стороны как Эпова А.А, так и Эповой Е.И., суд признал, что Эпова Е.И. является членом организации «Свидетели Иеговы», – говорится в документе. 

Однако тут же делается оговорка, что в этом… ничего плохого нет. «Судебная коллегия считает положенный в основу решения суда (первой инстанции. – Прим. авт.) вывод о том, что членство Эповой Е.И. в организации «Свидетели Иеговы» может негативно воздействовать на ребенка, неверным», – сказано в документе.

Дальше говорится о том, что «осуществление своих конституционных прав, в том числе права исповедовать любую религию, и родительских прав не должно нарушать права и свободы других лиц и противоречить интересам детей. Следовательно, факт того, что Эпова Е.И. исповедуют какую-либо религию, сам по себе не может ставить ее в неравные условия по сравнению с отцом ребенка. В данном случае для формулирования вывода о том, что вероисповедание Эповой Е.И. влечет негативные социальные и психологические последствия для ребенка, необходимо наличие доказательств нанесения вреда таким вероисповеданием самому ребенку. Между тем доказательства того, что религиозные убеждения Эповой Е.И. нарушают права, свободы несовершеннолетнего и противоречат его интересам, отсутствуют». 

Напомним, что о негативном воздействии секты на ребенка ясно говорится в первой судебной экспертизе. Да, вред в ней имеет потенциальный характер. Он пока еще только возможен. Но логика эксперта понятна: не дать случиться худшему. Не идти по правилу «когда убьют, тогда и будем разбираться», а предупредить этот вред. Следуя же логике апелляционной коллегии, только после того, как секта реально нанесет вред ребенку, можно говорить о ее негативном воздействии. Какой родитель согласится? 

– Если я начну перечислять имена и фамилии детей, умерших из-за отказа родителей-иеговистов дать разрешение на переливание им крови, не хватит страницы, – говорит Александр Эпов. – Если я начну перечислять имена и фамилии детей, которые были вырваны из нормальной социальной жизни, а их мировоззрение было полностью искажено, не хватит газеты. Фраза суда выглядит следующим образом: пока трагедия не произошла именно с моим ребенком, никакой опасности мама и ее окружение для ребенка не представляют (несмотря на статистику уже произошедших трагедий с другими детьми, попавшими в подобные условия). Совсем недавно все СМИ кричали о керченском стрелке, мать которого была сектанткой – «свидетелем Иеговы». Это огромная трагедия всероссийского масштаба. 

Официально не существует. А в реальности?

Также апелляционная коллегия не усмотрела ничего плохого в том, что мать приходила на собрания секты с маленьким сыном.

«Из свидетельских показаний факты принуждения ею своего ребенка к посещению религиозных собраний не усматриваются, – говорится в документе. – Согласно пояснениям самой Эповой Е.И. присутствие малолетнего ребенка на собраниях носило эпизодический характер и было вызвано невозможностью оставления ребенка, не достигшего двухлетнего возраста, одного дома. Указанные обстоятельства не опровергнуты. С учетом изложенного факт вовлечения ребенка в общение с членами секты не установлен (!)».

Апелляционная коллегия также указывает на то, что посещение матерью ребенка религиозных собраний прекратилось ввиду того, что секта ликвидирована. Раз ее официально нет, то и собраний официально нет. Но, ликвидировав организацию как юридическое лицо, сторонники, являющиеся ядром секты, ее не покинули. Просто собрания перешли из залов и офисов в частные квартиры.

– Вся семья моей бывшей жены – «свидетели Иеговы», – напоминает Александр Эпов. – Они были и остаются ими. Это суд не учел. Ребенок, проживая с мамой, уже находится в ячейке секты. Я поражаюсь выводам краевого суда. Верховный суд признает «Свидетелей Иеговы» экстремистской организацией. Районный суд признает, что моя жена – «свидетель Иеговы», то есть разделяет взгляды экстремистской организации. И апелляционный суд признает, что в то время, когда у «Свидетелей Иеговы» было официальное место сбора, мать водила туда ребенка. Но при этом суд делает вывод, что мать-сектантка не представляет никакой опасности для ребенка, полностью игнорируя доказательства, указывающие на ее отказ давать разрешение на переливание крови для ребенка в случае необходимости и на то, что она фактически живет в ожидании скорого конца света!

Спасибо журналистам газеты «Владивосток» за то, что не остались равнодушными к моей проблеме и опубликовали статью, а также прикрепили на сайте мое видео, где я подробно рассказываю о своей ситуации и показываю подтверждающие документы. Благодаря распространению информации о том беспределе, который творился со мной и моим сыном, ребенка удалось защитить от влияния секты. 

Тем не менее благодаря поправкам апелляционной коллегии Приморского краевого суда, внесенным в решение суда нижестоящей инстанции, случай Эпова не станет прецедентом и все люди, попавшие в похожую ситуацию, должны будут проходить ровно такой же – сложный, долгий, выматывающий – путь для защиты своих детей от родителя-сектанта.

Факты

В ноябре 2018 года телеканал «Россия-1» провел журналистское расследование трагедии в Керчи (в результате взрыва и стрельбы, устроенных учащимся местного политехнического колледжа, погиб 21 человек). Выяснилось, что мать керченского стрелка – носительница мировоззрения «Свидетелей Иеговы». Эксперты, религиоведы и психологи объяснили, как это могло повлиять на взросление подростка, воспитать в нем ненависть и жестокость. 

20 ноября 2018 года приморские СМИ опубликовали сюжет о задержании в Хабаровске банды религиозных экстремистов, причастных к секте «Свидетели Иеговы». Задержанным грозит до 10 лет лишения свободы. 

В 2011 году суд Когалыма осудил местную жительницу, входящую в секту «Свидетелей Иеговы», за то, что она запретила врачам переливать кровь своему пятилетнему сыну. Врачи пытались спасти мальчика, попавшего в аварию, но не имели на это полномочий.

В 2010 году в Москве врачи боролись на операционном столе, а затем в суде за жизнь 10-летнего мальчика. Его сбила машина, требовалось переливание крови, но мама ребенка категорически отказалась давать согласие на операцию из-за религиозных взглядов. Медики все-таки добились права перелить кровь мальчику, но, увы, столь драгоценное в таких случаях время было упущено.

Автор: Сергей ПЕТРАЧКОВ