Дело Пушкарёва: Приморский адвокат Галина Антонец высказала своё мнение

В прямом эфире радио "Лемма"

17:46, 8 мая 2018 Общество
thumb_267269_news_xxxl.jpeg
Фото: РИА VladNews

В день радио – 7 мая – в эфире приморской радиостанции «Лемма» прошла передача «Разговор с Андреем Калачинским», сообщает РИА VladNews. Гостем студии стала известный приморский медиаадвокат Галина Антонец. Несмотря на праздничный настрой, разговор выдался серьезный, касающийся растущего количества ограничений для средств массовой информации, а также для Интернет-площадок, которые к СМИ не относятся, но также поддаются регулированию. 

- В последние десять лет чувствуется, что все, о чем можно было раньше свободно говорить в СМИ, теперь ушло в Интернет, в социальные сети, - начал беседу Андрей Калачинский.

Первым примером стал недавний случай с главой Серпуховского района Подмосковья Александром Шестуном, которые выложил с сеть видеообращение к президенту страны Владимиру Путину. В ролике Александ Шестун рассказал о встрече, на которой высокопоставленные чиновники и представители спецслужбы предлагают ему покинуть пост, а в случае неповиновения угрожают уголовным преследованием. К видеообращению Шестун приложил аудиозапись встречи, на которой якобы присутствовал и генерал-майор ФСБ Иван Ткачев – тот самый сотрудник, кто написал письма в прокуратуру по поводу дела экс-мэра Владивостока Игоря Пушкарева. Первое письмо гласило о том, что бывший глава Владивостока может оказывать влияние на процесс через СМИ. Второе – о том, что территориальную подсудность дела необходимо перенести из Владивостока в Москву, так как местные не вызывают доверия.

В аудиозаписи, сделанной Александром Шестуном, генерал ФСБ намекает, если он не уйдет с поста, что с ним будет то же самое, что с господином Гайзером (экс-глава республики Коми), Хорошавиным (экс-глава Сахалинской области) и с неназванным господином из Владивостока, под которым, очевидно, подразумевался Игорь Пушкарев. Мне интересно, имел ли право глава Серпухова, защищаясь, выкладывать записи, которые он сделал незаконно?

- То, что он сделал это для защиты своих интересов и, возможно, жизни, является смягчающим обстоятельством. Это не столько правомерно, сколько оправдано. Есть огромное количество нюансов. Во-первых, на какую технику велась запись. Есть много составляющих. Телефоном, например, можно, а специальным оборудованием запрещено.

- Иван Ткачев, указанный Шестуном, как один из участников беседы, ранее возглавлял шестую службу ФСБ, - продолжил ведущий. - Об этом подразделении почти ничего неизвестно. Все считают, что его работа нацелена на борьбу с коррупцией. Последние два года Ткачев возглавляет службу экономической безопасности ФСБ. Совсем недавно получил там звание генерал-майора. Возвращаясь к истории, не могу не отметить ее созвучие с делом экс-мэра Владивостока Игоря Пушкарева. Мы долго гадали, как, зачем и почему был арестован Пушкарев. Спустя два года в случайном разговоре, ставшем доступном широкой общественности, становится понятно, что без заказного характера такие дела не обходятся.

- Дело Игоря Пушкарева очень странное, - отметила Галина Антонец. - Взять и неожиданно «закрыть» человека, показательно применив к нему очень жестокие меры, притом, что он не является социально опасным человеком или криминальным авторитетом. Держать его потом два года в заключении - это очень странно. Как адвокат, я скажу осторожно, что на записи, которую мы здесь обсуждаем, нельзя установить точно, кому принадлежат голоса. Но эта запись, как недостающий кусочек пазла, помогает сложить картину в целом.

Как отметил Андрей Калачинский, история с Александром Шестуном показывает, что сегодня большую роль начинают играть интернет-площадки, не зарегистрированные в качестве СМИ.

- Глава Серпуховского района не пошел на радио или в газету, а сам записал обращение и разместил его на видеохостинге Youtube, - подчеркнул ведущий. – Его ролик набрал почти 300 тысяч просмотров. Какие воздействия применяются к таким информационным ресурсам?

- Youtube – это зарубежная площадка, - сообщила Галина Антонец. - По сути, они контролируют сами себя. Что может сделать государство? Оно может признать какую-то информацию нарушающей закон и заблокировать. Но есть способы обойти эти блокировки. Если взять конкретный пример из моей практики, то однажды я судилась против сведений, размещенных на данном видеохостинге, и мы признали их несоответствующими действительности. Был взыскан моральный вред. Материал удалили. Но он тут же был перезалит и стал доступен по другому адресу. Только там на этот раз были вырезаны те слова, которые мы оспаривали, и кое-где появилась фраза «по нашему мнению». Но эта вставка не является панацеей. Например, когда вы говорите «по моему мнению сосед бьет жену», это уже не мнение, а утверждение о факте. Вы просто спрятали его за частное суждение.

Следующей темой беседы стал закон о защите чувств верующих, который в последнее время очень часто применяется на практике.

- Оскорбление религиозных чувств – этого уголовная статья, - отметила Галина Антонец. - Таких дел возникает очень много. В Приморье, пожалуй, самый известный случай – это дело писательницы Лоры Белоиван с ее чудесным, на мой взгляд, постом о сове.

- Лора Белоиван – известная приморская писательница и зоозащитник, - пояснил Андрей Калачинский. - На своей странице в соцсети «Фейсбук» она написала текст с вкраплением ненормативной лексики, в котором порассуждала о том, как бог мог сотворить сову. Великолепный текст, смешной, ироничный, озорной, где я не увидел никакого глумления над религиозными чувствами. Тем не менее, некая дама из Подмосковья сначала отправила писательнице гневное письмо. А потом, когда увидела, что писательница не приняла ее угроз всерьез, была организована целая кампания против Лоры Белоиван.

- Бредовость ситуации заключается в том, что статья о защите чувств верующих дает оценить степень оскорбления самому оскорбленному, - отметила медиаюрист. - Вот решил человек, что он оскорблен, и пошел в суд. Есть карикатура, где божества и пророки разных исповеданий смотрят по телевизору сюжет: две толпы людей, каждая со своими лозунгами, идут друг на друга с оружием. Божества при этом говорят: «Мы их не этому учили». По этой мирной и ироничной карикатуре было возбуждено уголовное дело. Оскорбился один религиозный человек. Хорошо, что попался адекватный судья, который не вынес обвинительного приговора. У нас в Приморье с оскорблением чувств верующих, слава богу, пока все хорошо. Такие дела мне пока не встречались. Служители церкви - люди очень адекватные. Недавно я была на Сахалине, там вообще был батюшка - бывший блогер.

Поговорили и о законе по противодействию экстремизму и о тех ограничениях, который он накладывает. В частности, обсудили историю с молодым человеком, которого наказали за то, что он выставил в своей социальной сети фотографию с парада Победы, когда фашистские знамена сваливали в груду. На фотографии присутствовала свастика.

- Человек был привлечен по статье 20.3 КОАП – публичная демонстрация нацистской символики, - отметила правозащитница. - Причем нет разницы, делал он это с целью пропаганды каких-то идей или нет. Статья наказывает просто за демонстрацию. Эту статью я называю «вконтактной». По ней часто наказывают подростков и детей. Она очень проста в части доказательств и привлечения к ответственности. Наказывают даже за скриншоты из мультфильмов. Есть, например, антивоенный мультик, в котором Дональд Дак, выступая в роли эдакого лейтенанта Швейка, делает нацистское приветствие и носит нацистская символику. И за это могут привлечь.

- О чем думали законодатели, которые так плоско прописали данную статью? – удивился Андрей Калачинский.

- Если мы посмотрим закон об экстремизме, то там четко написано, что экстремизмом является демонстрация и пропаганда, - подчеркнула Галина Антонец. – То есть необходимы две составляющие. Но с другой стороны, статья, которая наказывает за показ запрещенной символики, говорит о том, что нет значения, с какой целью картинка была размещена. Очевидно, существует нестыковка.

По словам медиаюриста, сейчас законодатели пытаются изменить статью 20.3 КОАП, чтобы наказывать нарушителей именно за пропаганду экстремизма. А пока, по сути, даже за показ классических советских фильмов о войне, в которых свастика является предметом вражеской атрибутики, могут наказать.

Еще один серьезный «ограничитель» СМИ – это статья 282 УК – разжигание розни.

- Это самая широкая по охвату статья, - отметила Галина Антонец. – Есть пример, когда на заборе одного губернатора человек написали «здесь живет вор». В итоге его осудили именно по 282-й статье. Человек сидит в тюрьме. Также сегодня нельзя ни в коем случае ставить под сомнение целостность Российской Федерации. В Калининграде на одном из митингов депутат местного Законодательного собрания в своем выступлении сказал, если Россия не может помочь области, то давайте отделимся. Нашелся обиженный горожанин, который обратился в соответствующие органы. Депутат получил условный срок.

Также сегодня для СМИ действует запрет на пропаганду нетрадиционной сексуальной ориентации для детей.

- Один приморский журнал с маркировкой «16+» опубликовал статью про отношение девочки с девочкой и получил штраф в один миллион рублей, - сообщила правозащитница.

По ее словам, сегодня в области законодательного регулирования информации ощущается мощная активность. Но движение это не в сторону свободы слова.

- В прошлом году один из районных телеканалов сделал прекрасный фильм про песни победы, - продолжила она. – Патриотичная картина с большим количеством хроникальных съемок того времени. И был показан кадр с солдатом, курящим папиросу. Редакция попала на сто тысяч рублей штрафа. Главный редактор – на 50 тысяч. Это огромные деньги для районных СМИ. Телеканал вскоре закрылся. Часто запреты приводят к каким-то абсурдным ситуациями, не имеющим ничего общего с защитой общества. Особенно в отношении СМИ. Да, есть Интернет, где о некоторых темах можно говорит более свободно. Кстати, в Госдуме сейчас обсуждается законопроект, регулирующий общение в социальных сетях. И, скорее всего, он будет принят.

Евгений СИДОРОВ, газета "Владивосток"