Борис Кубай: Лето и весна 2017 в Приморье выдались аномальными

Начальник Примгидромета о погоде, погодных аномалиях и их прогнозировании

11:56, 29 августа 2017 Интервью
2caf7d12cc0adc2cea9358891825c7f6.JPG
Фото: Фото: РИА VladNews

Главный метеоролог Приморья рассказал об уходящем лете, сообщает РИА VladNews со ссылкой на пресс-службу Примгидромета.

Борис Викторович, заканчивается лето. Что еще можно от него ожидать в последние дни августа?

Ориентировочно 29 августа может повториться ситуация, наблюдавшаяся буквально недавно, 24 августа: один циклон будет выходить с территории Китая на Хабаровский край, второй — на Северную Корею, а над Приморьем пройдет холодный атмосферный фронт с локальными ливнями и грозами.

Утром 30 августа мы все ощутим первое дыхание осени и захочется надеть пиджаки и куртки. Но на юге края и во Владивостоке температура воздуха выровняется быстро и в День знаний, 1 сентября, порадуемся солнцу и теплу.

Каким, с Вашей точки зрения, август 2017 войдет в климатическую историю?

Я бы этот вопрос поставил значительно шире: каким год 2017 войдет в климатическую историю России?

Отмечу, что для очень многих регионов нашей страны 2017 год выдался аномальным, очень трудно подобрать год-аналог ему. А причиной столь аномальной погоды является смешанный тип циркуляции, господствующий над северным полушарием в средней и верхней тропосфере очень длительное время. Думаю, что ученым многих стран предстоит еще долго работать над установлением первопричин и разработкой методов и технологий прогнозирования погодных последствий.

На Дальнем Востоке и в Приморье весна и лето 2017 также выдались аномальными и вошли в полное противоречие с классическим представлением об особенностях здешнего муссонного климата.

Если коротко, то это выглядело так: в период первой стадии летнего муссона, когда обычно в июне противодействуют охотоморский антициклон и дальневосточная депрессия, никакого противодействия не было из-за отсутствия антициклона и полного господства депрессии.

А в период второй стадии летнего муссона, в июле-августе, на авансцену обычно выходит тихоокеанский антициклон. Но в этом году вдруг в это время появился охотоморский антициклон, который, с одной стороны, блокировал перемещение циклонов и фронтов с запада на восток, а с другой — нагнетал на Приморье и восточную часть Китая прохладный охотоморский воздух.

Насколько погодные аномалии поддаются прогнозированию?

Сказать, что вовсе не поддаются — совру, сказать, что поддаются — тоже слукавлю. Уж больно всё непросто!

Дело в том, что в атмосфере каждый час, каждую минуту идет незримая борьба, можно даже сказать война за выживаемость между циклонами и антициклонами, война за доминирование или захват тех или иных территорий. При этом часто бывает, что один противник методично наступает, а другой — также методично отступает, тогда можно довольно уверенно прогнозировать соответствующие последствия по месту, времени, продолжительности, интенсивности и т.д. В аномальных же случаях блокирования, когда каждая из сторон длительное время не уступает ни пяди своего пространства, чрезвычайно трудно спрогнозировать как момент возможного прорыва одной из сторон, так и соответствующие последствия.

При этом человек может предполагать, что этот прорыв обязательно состоится, а где и когда — должна подсказать математика. А математика оказывается бессильной, поскольку тонкий расчет уравнений гидротермодинамики на локальном участке жестко требует детализированных исходных данных, которых просто нет. И, хотя математика наука точная, она требует точных данных наблюдений на каждой пяди пространства, что на сегодняшний день абсолютно не реально.

Но ведь есть же метеорологические спутники, которые много раз в сутки дают не только картинки облаков, но и очень многие цифры?

Спутники, как и метеолокаторы, действительно дают очень много картинок и очень много цифр и хорошо помогают специалистам во многих ситуациях для диагноза происходящего. Но все эти цифры требуют регулярной верификации, колибровки на данных приземных наблюдений, густота которых явно оставляет желать лучшего. В итоге верификация осуществляется на интерполярных данных, что увеличивает погрешность измерений и как бы удваивает погрешность самих математических моделей.

Значит локальные ливни и наводнения, подобные тем, что наблюдались в западных районах Приморья, еще длительное время могут оставаться труднопрогнозируемыми?

Увы. У каждого гидрометеорологического явления или параметра существует свой порог предсказуемости и порог заблаговременности и выше такого порога математика не современном этапе прыгнуть не может.

Например, если над территорией Китая образовался циклон и на протяжении некоторого времени он смещался на восток, можно с большой точностью рассчитать время подхода к Приморью, начало и окончание дождя. С помощью сведений о количестве выпавших над территорией Китая осадков, а также о вероятности развития циклона вдоль пути следования, можно более-менее точно рассчитать и ожидаемое количество осадков в Приморье, например, через трое суток и ожидаемый уровень рек. Это так называемый адвективный подход с довольно высоким результатом.

Но существуют так называемые конвективные явления (ливни, грозы, шквалы смерчи, град), для которых адвективный подход работает далеко не всегда, поскольку по пути следования конвективного (как правило кучево-дождевого) облака с ним происходят внутренние метаморфозы, которые в разы либо увеличивают, либо уменьшают их мощность. В результате, как это случилось в Барабаше, выпадет 400 мм дождя, а не так далеко, в Посьете — всего 20 мм. Так что на сегодня точность математических расчетов конвективных явлений явно оставляет желать лучшего.

на период июль — сентябрь хранить все документы в быстродоступном надёжном месте;оценить возможность оперативного подъема ценных вещей выше критического для моего дома уровня, составить список вещей и продумать последовательность и скорость их подъема;сделать одно-двух-недельный запас продуктов (крупа, макароны, тушенка, сгущенка, вода и так далее) и оборудовать место для их хранения в период наводнения;организовать проверку русла близлежащей реки или маловодотока на предмет пропускной способности и, при необходимости, вместе с односельчанами расчистить русло от всего, что может мешать воде утекать;договориться с соседями, друзьями, односельчанами о взаимной оперативной информированности на случай обнаружения малейшей угрозы наводнения, о взаимопомощи и помощи маломобильным односельчанам.

Иными словами, спасение утопающих дело рук самих утопающих?

В этих словах заложен глубокий смысл. Согласитесь, что на каждого утопающего расставить по спасателю невозможно. Вас будут спасать уже тогда, когда вы реально тонете и фактор времени будет решающим, поэтому чем лучше и тщательнее вы подготовитесь к наводнению заранее, тем больше себя обезопасите. Так что на спасателя надейся, а сам не плошай!

Мы с вами поговорили о ситуации с наводнением с точки зрения рядового жителя поселения и поняли, что от него мало что зависит. А от нерядового?

А нерядовой должен всё это организовать и координировать с привлечением имеющихся в его распоряжении материальных ресурсов. Нерядовой должен понимать, что спасение и ликвидация последствий обходится очень дорого и оно малоэффективно.

Гораздо более эффективно упреждение, предотвращение, защита, повседневная работа с населением, регулярные тренировки по оповещению и возможным действиям. В плановом, спокойном режиме можно подготовиться к любой экстремальной ситуации, при этом совсем забыв о спасателях.

Спасибо!