Капитан "Адмирала" Илья Зубов: "Я засиделся в ЦСКА, а в «Адмирале» почувствовал себя совершенно по-другому"

интервью нападающий признался, что с переходом в «Адмирал» у него открылось «второе дыхание»

11:45, 22 сентября 2014 Спорт
5c7c2fbfa13a83095fc8462b46c03033.jpg

К капитану «Адмирала», форварду Илье Зубову, в нынешнем сезоне приковано особое внимание. Игрок, игравший в молодежной сборной в одном звене с Евгением Малкиным, долгое время никак не мог «найти себя». Пока не переехал во Владивосток, откуда был вызван в сборную России.

В интервью нападающий признался, что с переходом в «Адмирал» у него открылось «второе дыхание», да и вообще рассказал много интересного.

- Илья, расскажи, как ты начал заниматься хоккеем.

– Хоккеем я начал заниматься в четыре года. Впервые в ледовый дворец меня привел отец. Увидел, как я во дворе гоняю шайбу – и понял, что мне это интересно. Купил коньки, причем, на вырост, размера на два или три больше. Тренироваться я начал с ребятами на два года старше меня. Было это в школе челябинского «Трактора».

– Кого считаешь своим первым тренером?

– Тяжело назвать кого-то одного. Привели меня к Пыжьянову Владимиру Константиновичу, он до сих пор работает в школе, тренировался у него с ребятами 1986 года рождения. Летом на сборы поехал с 84 годом, их тогда тренировал Глазков Александр Степанович, а мой отец был вторым тренером в той команде. В ту пору предсезонку я проходил вначале со старшими ребятами, потом оставался с 86 годом. После того, как ребята выпустились, меня перевели в команду 1987 года рождения, потому что мне еще рано тогда было играть по фарм-клубам. Выпускался я из школы «Трактора» под руководством Могильникова Юрия Гурьяновича, который также многому меня научил. В принципе, все три тренера сильно на меня повлияли. У Пыжьянова мы большую часть времени занимались без шайб, в основном, работали над катанием. Глазков сам здорово играл в хоккей, поэтому «ставил» нам руки, учил хоккейному мышлению. Могильников же довел до команды мастеров, произвел своеобразную огранку.

– Почему покинул Челябинск, уехал из «Трактора»?

– Мне было 17 лет, пригласили в «Спартак», который тогда возглавлял Валерий Николаевич Брагин. Именно он меня позвал в Москву. С отцом решили, что это будет шаг вперед.

– Помнишь свой дебют в «Спартаке»?

– Нет, особо не помню. Естественно, эмоций было много. Москва, большой город, вначале было тяжеловато, но в столицу мы приехали вместе с отцом, он мне помогал.

– Два сезона провел в Северной Америке, что удивило там?

– Уехал в Америку сразу после драфта. Там очень долгая история была. В тот момент у меня был подписан контракт с ЦСКА, но я уехал. Наверное, это была моя ошибка. Я не зарекомендовал себя полностью здесь, но улетел за океан. Два года, проведенные там, дали мне многое. Жил я один, языка не знал вообще, когда приехал. Тяжело мне пришлось, но партнеры помогли, хорошая команда была. Руководству могу только сказать спасибо за поддержку и помощь. Та поездка сделала из меня мужика. Я был совершенно один, а там нет такого, что с тобой нянчатся, ухаживают. Есть определенный гонорар, который ты получаешь, а дальше по жизни разбираешься сам – квартира, питание, машина, одежда... Твоя задача - прийти, отработать и уйти. Характер у меня там закалился. Та поездка многое дала мне, но, если вернуть время назад, то сейчас, я бы в той ситуации поступил по-другому.

– Правду ли говорят, что в АХЛ играют одни «дуболомы»?

– Нет. Мы, кстати, затрагивали эту тему в раздевалке с ребятами, когда смотрели по телевизору хоккей, именно АХЛ. Просто у них там четко распределены роли. Первые два звена играют против первых двух звеньев соперника - это те ребята, которые стремятся попасть в НХЛ. Они более техничные, более мастеровитые. Третьи и четвертые звенья выполняют черновую работу. Четвертый состав – тафгаи. Третий – оборонительный, выматывающий, там играют те люди, которые бьются, «втыкаются», ребята габаритные. В АХЛ хоккей более жесткий, контактный, отсюда и стереотипы про дуболомов.

– В НХЛ ты сыграл 11 матчей, но голов так и не забил.

– Не получилось у меня там забить, хотя моменты были. Помню свою вторую игру, против «Монреаля», угодил в штангу тогда. Так в итоге и не забил, всего две передачи на моем счету.

– Попадались ли в североамериканском хоккее странные партнеры, с «тараканами в голове»?

– Я два года играл в команде вместе с Джереми Яблонски, который был в «Витязе» тафгаем. По жизни он очень веселый парень. Большую часть времени я провел в фарм-клубе, у нас была очень хорошая команда. Дружный коллектив. Нам было весело. В составе было много молодых ребят, мы много времени проводили вместе. Делу время, потехе - час. На льду мы работали, а в жизни могли и повеселиться, погулять, немного «погужбанить». Все было (смеется)

– Почему решил вернуться?

– Во-первых, большую роль сыграл финансовый аспект. В фарм-клубе я получал мало, а хотелось уже начать зарабатывать. Во-вторых, отыграв там два с небольшим года, понял, что шансов закрепиться в НХЛ не так много. Поэтому решил вернуться.

– На НХЛ поставил крест?

– Нет. Считаю, что я еще не старый, мне 27 лет - самый расцвет сил. Сейчас чувствую, что открывается второе дыхание, что ли. Идет прилив сил.

– Легко ли было обратно адаптироваться к российскому хоккею?

– Не сказал бы, что легко. В памяти, конечно, осталась игра на большой площадке, какие-то основы, я же российский игрок. В принципе, и там, за океаном, я старался играть в тот хоккей, к которому привык. Но были определенные нюансы. Размер площадки, например, из-за этого чуть-чуть другой хоккей. Могу сказать, что, приехав после НХЛ в Уфу, был совершенно не готов, не показал того, на что способен. Поэтому меня обменяли в ЦСКА.

– В Уфе ты, к слову, пробыл недолго. Не сработался с Быковым?

– Нет, я сам виноват в той ситуации. Вячеслав Аркадьевич очень хороший человек и специалист, как и Игорь Захаркин. Все было в моих руках, но я был не готов. Наверное, слишком сильно соскучился по России, по друзьям. Начались рестораны, бары и так далее. Понятно, что сейчас об этом сожалею, но, как говорится, все, что ни делается, все к лучшему (вздыхает). Все мы взрослеем, работаем над собой и стараемся не повторять ошибок.

– Дважды ты становился серебряным призером молодежного чемпионата мира, что можешь вспомнить о тех турнирах?

– Отличное время. Это как раз было перед отъездом в Америку. Повезло с командой, играл в звене с Малкиным и Кулеминым. Получал удовольствие, наслаждался каждым днем, находясь в одной раздевалке с партнерами. Немного нам не хватило, как в одном, так и в другом финале, оба раза проиграли канадцам. Бывает. Это жизнь, это хоккей, ничего не поделаешь.

– Весенний вызов в национальную сборную России ты заслужил своей отличной игрой за «Адмирал», перейдя в команду по ходу сезона из столичного ЦСКА.

– На Евротурах я до этого играл, когда команду возглавлял Билялетдинов. Тогда на чемпионат мира я не попал, получил травму на одном из турниров, плечо у меня «вылетело», а был хороший шанс закрепиться в сборной. В прошлом же сезоне переход в «Адмирал» был своеобразным толчком. Может быть, я засиделся в ЦСКА, а в «Адмирале» почувствовал себя совершенно по-другому. Получил удовольствие, доверие от тренеров и руководства клуба. Хорошие партнеры были, и неплохой конец сезона.

– Если взглянуть на твою карьеру, то можно увидеть закономерность: когда ты выходишь в первых двух тройках нападения, то играешь иначе, нежели в третьем или четвертом звене.

– Это естественно. В первых двух звеньях ты получаешь больше игрового времени, большее доверие тренеров. Чувствуя это, у любого игрока «вырастают крылья». Я намного лучше себя проявляю в первых двух звеньях. Там играешь и большинство, и меньшинство, чаще выходишь в равных составах. Появляется больше возможностей показать себя, набрать баллы за результативность.

– Обмен из ЦСКА стал для тебя сюрпризом? Почему пришлось покинуть армейский клуб?

– Это был сюрприз, я такого не ожидал. Где-то не заладилось, где-то сам виноват. Не играл в тот хоккей, в который должен был. Раз руководство решило меня обменять, значит, так надо было.

– Есть фотографии, где за ЦСКА ты играешь в юниорской маске, почему?

– У нас была товарищеская игра с «Атлантом», мы столкнулись на льду с Жарковым, не увидели друг друга. Он попал мне плечом в лицо и сломал верхнюю челюсть. Перелом был осколочным, мне сделали операцию, какое-то время я пропустил, а затем играть без маски было нельзя до полного восстановления.

– У тебя была цель попасть на чемпионат мира в Минске. Ты туда попал, но не сыграл ни одного матча. Обидно?

– Конечно, обидно. Престижный турнир, ты хочешь играть. Готовился, но, видимо, тренеры решили, что я был в чем-то хуже, нежели те ребята, которые выходили на лед. Каждый мечтает оказаться на чемпионате мира, «повариться» в этой атмосфере. Буду работать дальше, все еще впереди.

– Принимал участие в тренировках до последнего дня?

– Да, перед финалом еще принимал участие в занятии на льду.

– То есть, даже перед финалом у тебя был шанс сыграть?

– Нет, шанс был до приезда Малкина, там оставалось одно место в заявке, а Малыч играл в плей-офф НХЛ. После того, как Питсбург вылетел, он приехал и его заявили. На этом все шансы закончились (улыбается).

– Откуда черпал силы, эмоции, чтобы продолжать тренироваться, понимая, что на Чемпионате мира не сыграешь?

– От ребят. Получал энергию, заряд позитива от партнеров. Смотрел игры, радовался за них. Когда понял, что не сыграю, то просто получал удовольствие от процесса. Вставал утром, шел на тренировку. Это сборная, там приятно находиться каждый день! Смотришь на партнеров, общаешься с ними, варишься в этой каше – словами трудно выразить, что ты чувствуешь в такие моменты.

– Как работалось под руководством Олега Знарка?

– Первый раз я с ним работал. Еще когда был игроком ЦСКА, ходили слухи, что я перейду в «Динамо». Я, кстати, всегда хотел играть за «бело-голубых», но не получилось. Зато вот в сборной со Знарком поработал. Нам с первого собрания дали понять, что все равны, играть будут сильнейшие. Поблажек не было никому. В первую очередь, работа и дисциплина, как в быту, так и на льду. Все остальное зависит от тебя. Знарок может пошутить, а может быть очень жестким. В принципе, так и должно быть.

– Что чувствует человек, получая из рук президента России Орден Почёта?

– Волнение в начале, потом просто понимаешь, что это почетно и престижно.

– Где хранишь награду?

– Дома, у отца. Все мои награды там.

– Своеобразный музей?

– Музея, как такового, пока нет. Мы в прошлом году купили дом, сейчас пытаемся обустроить. В бане обязательно будет комната с призами, наградами и разными интересными штучками (улыбается).

– Ждем фото в инстаграме.

– Когда все сделаем, обязательно покажу.

– В Кремле понравилось?

– Да, супер! Мы приехали, ждали Президента минут 40-45. Там был накрыт стол, шампанское было, еда очень вкусная. Пробовали мясо, разные закуски. Затем пошли в кабинет, нам объяснили, как себя вести, когда ты выходишь за наградой, как стоять рядом с главой государства. Эмоций было очень много. Все очень красиво.

– Прошлый сезон считаешь успешным для себя?

– Не совсем. ЦСКА – нет. С переходом в «Адмирал» я как будто новую страницу начал писать. ЦСКА - это уже прошлое, с «Адмиралом» мы успешно сыграли концовку чемпионата, вышли в плей-офф. Там достойно выглядели в матчах с «Магниткой». Концовку считаю успешной.

– Отец продолжает следить за твоей карьерой. Смотрит матчи, подсказывает?

– Конечно, он сам бывший хоккеист. Разговариваем после каждой игры, спрашиваю у него, как нужно было сыграть в той или иной ситуации. Всегда подсказывает, со стороны виднее.

– Чем он занимается?

– Дом строит.

– А мама?

– Тоже пока не работает, но собирается в ближайшее время начать тренировать. Она у меня пловчиха, рядом с домом есть озеро Круглое, там Олимпийская база для пловцов. Собирается тренировать, но не сборников, а любителей, будет подсказывать, прививать азы. Семья у меня спортивная.

– Болельщики во Владивостоке шокировали? В хорошем смысле этого слова.

– Да. Атмосфера во Владивостоке отличная. Город, стадион, болельщики, мне все нравится. Поддерживают замечательно. Сейчас на сборах с ребятами разговаривали, у всех одно чувство - когда уезжаем из Владивостока, туда начинает тянуть. Хочется быстрее вернуться назад. С нетерпением ждем начала сезона. Есть огромное желание выйти на лед «Фетисов Арены» и снова увидеть нашу публику. Начать их радовать.

– Чем Владивосток отличается от других российских городов?

– Город красивый сам по себе: чисто, красиво, уютно. Вода кругом, а я люблю воду. Нравятся люди, которые живут в городе. Мосты очень красивые, Кампус ДВФУ. Очень все привлекает. Повторюсь, во Владивосток тянет.

– Искупаться удалось?

– Да, на первых летних сборах купались после тренировок.

– Любимые места в городе есть?

– Мне нравятся такие заведения, как Kitchen, Zuma. В последнее время открылось еще несколько заведений. Кампус очень нравится, спокойное место. Можно выйти погулять.

– Что любишь больше всего из морепродуктов?

– Все люблю. Я вообще люблю вкусно покушать. Гребешки люблю, креветки, рыбу разную, но больше всего люблю мясо (смеется).

– Вернемся к хоккею. Какой сезон в твоей карьере стал самым успешным на сегодняшний день?

– Все по-разному хороши. Каждый запоминается. Бывают спады и взлеты. После каждого делаешь какие-то выводы и стремишься быть лучше. Я бы назвал все сезоны запоминающимися. Конечно, они не настолько хороши, как хотелось бы. Надеюсь, у меня все еще впереди. Буду работать, чтобы добиваться того, чего я хочу.

Те же два года в Канаде для меня были полезны. После того, как вернулся, считаю, все сезоны были хорошими, случались яркие моменты, случались плохие. Работая с разными людьми, у кого-то что-то подсматриваешь, учишься. Каждый сезон ты узнаешь что-то новое. Сейчас, например, я узнал новое для себя от Душана Грегора. Спасибо ему за это. Мне 27 лет, возраст уже к 30 подходит, но учеба продолжается. Каждый день стремишься быть лучше. Все интересно. Жить вообще очень интересно!

– С назначением тебя капитаном команды что-то изменилось? Какие-то дополнительные функции появились?

– Нет, никаких дополнительных функций не прибавилось. Просто сейчас больше разговоров с тренером и руководством предстоит, но пока я этого не почувствовал, потому что мы уже почти месяц на сборах. Просто понимаешь, что это ответственность, ты не можешь себе позволить того, что можно было, когда ты был обычным игроком. Приходится немного пересмотреть некоторые вещи, вести себя по-другому. Сейчас мы в начале пути и до конца я еще, наверное, не осознал. Посмотрим, с началом сезона все должно быть нормально.

– Приходилось ли уже беседовать с тренером от лица команды, «пробивать выходные», например?

– Бывало, конечно, в шутку. Мы тренировались на сборах недели три без выходных, ходили, «гундели» (улыбается), что пора уже выходной сделать. Но это все мелочи. Любой игрок может подойти и в шутку спросить, когда будет выходной.

– В прошлом сезоне капитаном был Андрей Никитенко, от него что-то удалось перенять? Будешь использовать его методы, приемы?

– Честно говоря, раньше не обращал на это внимание. Ну, капитан и капитан, не думал, что капитан чем-то отличается. Для меня капитан - это лидер, на которого смотрят и за которым стремятся. Андрей - уважаемый хоккеист, поиграл, заслужил свое имя. На него смотришь, видишь, как он работает - и понимаешь, что тебе нужно работать в два раза больше. В команде все равны, я специально ни за кем не следил, чтобы, что-то подсмотреть, потому что не думал, что буду капитаном. Все со временем придет. Ребята мне подскажут, ассистенты у меня хорошие.

– Все равны, но право общаться с судьями будет у тебя?

– Я вообще не люблю общаться с судьями. Если нужно будет, конечно, поговорю, а так, наша задача - играть в хоккей.

– Команда приняла главного тренера Душана Грегора?

– Считаю, да, общий язык мы нашли. Команда у нас новая, мы должны сплотиться и понять, для чего мы здесь собрались. Это наша главная задача. Алексей Угаров правильно недавно сказал: «Скоро чемпионат и нам уже пора понять, для чего мы все это делаем, какие задачи ставим перед собой». Тренер вносит свои коррективы по игре, а команда - это совсем другое, мы все взрослые люди и понимаем, что можно в команде, что нельзя. Естественно, он нам поможет, подскажет, с нашей стороны будет тоже самое. Главное -стать Командой.

– Похож Грегор на кого-то из тренеров, с кем тебе приходилось работать раньше?

– Да, на Шуплера, с которым я работал в ЦСКА на протяжении сезона. Я даже ребятам об этом говорил. Словацкая школа. Мне, кстати, понравилось тогда.

– Заметил, что ты здорово обращаешься с мячами, будь то футбольный или баскетбольный. Смог бы стать известным спортсменом в другом виде спорта?

– С баскетболом – это явно преувеличение (смеется). Футбол я люблю. Играли раньше постоянно. Очень люблю большой теннис, играю в него, правда, не очень хорошо (улыбается). В футбол же играю до сих пор каждое лето. Во время отпуска месяц был в Италии, практически каждый день играли против итальянцев.

– Илья, почему игровой номер 38, всегда под ним играл?

– Нет, под девятым начинал. Где-то был 36, в «Тракторе», например. Со времен ЦСКА играю под 38. Не знаю, почему. Наверное, удачно первые два сезона в ЦСКА под этим номером сложились, оттуда и пошло. Мне нравится, неплохой номер.

– Ты суеверный спортсмен? Есть свои приметы?

– У всех есть свои маленькие секреты. Стараюсь, правда, по совету отца, отбрасывать все это, потому что если будет много суеверий, то можно начать «загоняться». Есть, конечно, пара-тройка примет, которые всегда стараюсь сделать перед игрой или тренировкой, но это личное.

– Самая сложная предсезонка на твоей памяти?

– Всегда по-разному. Когда был маленький, в «Тракторе» был такой тренер Тимофеев, тогда приходилось очень непросто. Может быть, из-за того, что я был еще совсем юным, тяжело переносил нагрузки. Меня даже снимали с тренировок, потому что была перенагрузка на сердце. В той же Канаде, перед вторым сезоном я занимался два месяца, не поехал домой в отпуск, специально, чтобы подготовиться к сезону. Там по-своему было тяжело. Разная программа, разная работа. В ЦСКА с Немчиновым мы много бегали. В России вообще традиционно много бегают летом, прыгают. В Америке же больше упор делается на велосипед и штангу. Предсезонка – это всегда тяжело. Самое трудное время –полтора-два месяца летом, когда ты по-настоящему пашешь. Зато, как отработаешь, чувствуешь себя по-другому, понимаешь, что к сезону готов. Даже у Знарка весной, за месяц перед Чемпионатом мира, было очень тяжело. Вторая предсезонка, только в апреле.

– Что самое сложное в работе хоккеиста?

– Хоккеист «отвязан» от жизни. В обычной жизни человек ждет вечер пятницы, потому что потом будут выходные – суббота и воскресенье, он может куда-то сходить. У нас такого нет, мы работаем, тренируемся, играем и не знаем, когда будет выходной. Много времени проводим в поездках, вдали от дома. У кого есть дети, семья, тем, наверное, вдвойне тяжелее. И женам, и самим игрокам. В пример можно привести Лёху Угарова, у которого родилась дочка. Он играет во Владивостоке, семья в Казани. Естественно, ему хочется быть рядом с женой, с ребенком. Разлука с близкими, детьми и семьей – самое сложное в нашей работе.

– Не каждый тренер отпустил бы игрока со сборов встречать жену из роддома или снял бы с вечерней игры, как было с Алексеем Угаровым Не удивили поступки Грегора?

– Наверное, так и должно быть. Я считаю, это правильно. Я видел Алексея утром, в тот день, когда у него родилась дочка. Когда он поделился этим радостным событием, я подумал, ну, какая ему вечером игра? («Адмирал» встречался с ХК «Литвинов»). Все мысли о другом. Мы тогда в одной тройке были, я ему говорю: «Леха, может, ты не будешь играть?». Он отвечает: «Ну, да, мыслей об игре вообще нет». Потом Душан сам к нему подошел, и снял с игры. Думаю, это правильный поступок со стороны тренерского штаба. Такое событие, как рождение дочери, бывает не так часто в жизни.

– Илья, а есть какие-то советы, наставления, которые ты получил еще в детстве от родителей или тренеров, и которых ты придерживаешься до сих пор, став опытным, взрослым хоккеистом?

– Что касается жизни, то, считаю, отец хорошо меня воспитал и дал очень многое. Мы очень близко дружим по жизни, он до сих пор дает мне советы. Каждый день что-то мне говорит, что-то подсказывает. Вообще, ты каждый день учишься, иногда делаешь правильные поступки, иногда необдуманные. Я ему благодарен за это, он отдает мне всю свою жизнь. По поводу хоккея могу сказать то же самое, учишься каждый день. Вот недавно разговаривал с Душаном, вроде, мне 27 лет, много где поиграл, многое повидал, а на тренировке снова узнал новые вещи.

– Что конкретно ты имеешь ввиду?

– Например, на одну из тренировок Душан принес специальный прибор. Если ты занимаешься со штангой, приседания или жим, то он показывает, с каким весом ты это делаешь, с какой силой ты выжимаешь штангу и на сколько процентов своих возможностей ты работаешь. Грегор с помощью этого прибора доказал, что необязательно делать, например, 140 килограммов, а можно повесить 100, и от этого веса пользы будет больше. На днях повесил себе 120 килограммов, он у меня спрашивает: «Зачем так много»? А мы в ЦСКА в свое время и по 150 делали. На что он ответил, что это глупости. Сегодня принес прибор и показал мне, что можно повесить 80 килограммов и сделать все это максимально быстро и четко. Он заботится о здоровье игроков. Так что, повторюсь, каждый день своей жизни учишься чему-то новому.

– Как относишься к изменениям в правилах? Гибридный проброс, уменьшение средней зоны, новшества в правилах вбрасывания?

– Посмотрим, как будет на нашей коробке во Владивостоке, а на большой площадке в зоне атаки стало легче, места больше стало. В защите тяжелее будет, если играть против таких мастеровитых игроков, как Мозякин, например. Они и так по зоне катались всегда, а теперь, если будут меняться местами, то защитникам придется несладко. На розыгрыше большинства стало больше места, но защитникам, опять же, сейчас тяжелее отобрать шайбу. По поводу проброса пытаемся сделать некоторые наработки, есть несколько задумок. Для быстрых игроков и быстрых команд это плюс, тебе не обязательно бежать до красной линии, чтобы забросить шайбу к воротам соперника. Можно бросить из своей зоны, договорившись с партнером. Такой, как Лисин у нас, например, побежит, подхватит шайбу и вот тебе выход «1 в 0». Пытаемся такие моменты на тренировках отработать. Договариваемся между собой. Я думаю, что будет намного интересней. Если говорить про вбрасывания, то обороняющейся команде станет сложнее. Они первыми теперь будут ставить клюшку на лед, у игрока нападающей команды за счет наката, за счет корпуса, появится преимущество в борьбе за шайбу. Над этим компонентом также работаем на тренировках.

– Хобби есть у тебя?

– Люблю футбол. Смотреть, играть. Много что люблю. Вся жизнь, как хобби (смеется). Все зависит от настроения - могу книгу почитать, могу никуда не выходить из дома и смотреть телевизор. Всегда по-разному. Сходить на футбол могу. В прошлом году был на матче «Барселоны». Вообще, люблю гулять. Могу заниматься этим целыми днями. Если погода хорошая, выхожу и на весь день. В Москве я жил рядом с Парком Горького. Во Владивостоке тоже есть много мест: тот же Кампус, центр города.

– Любимая футбольная команда есть?

– Самая любимая, наверное, «Барса». Есть много команд, которые нравятся – «Манчестер»: Сити и Юнайтед, на «Баварию» смотрю, и получаю удовольствие от того, как они сминают всех подряд.

– Приоритеты в футбольных чемпионатах есть?

– Английский сильный, испанский неплохой, немецкий менее интересный, французский не смотрю. Хотя ПСЖ мне нравится. На чемпионате мира по футболу болел за Аргентину. Хотел, чтобы Месси выиграл.

– Кого тебе не хватает из нашего прошлогоднего состава?

– Хорошая команда была, на самом деле. За последние годы мне такой команды не попадалось. И ребята, и тренерский состав, и руководство. Я прямо в том году был по-хорошему шокирован. Получил огромное удовольствие. Мы все как одно целое были. В раздевалке всем друг с другом делились, вместе постоянно собирались вне льда. Во время матчей бились друг за друга одним, единым кулаком.

– Состав в межсезонье значительно изменился. Как думаешь, в предстоящем сезоне будет такая же дружная команда?

– Мы стараемся, каждый день разговариваем друг с другом. Много молодых ребят у нас, пытаемся донести до каждого, что только за счет этого мы сможем выигрывать. Может быть, в команде не так много мастеров, что бы за счет двух-трех человек решать исход матча. Будем стараться играть за счет другого. Если у нас будет сплоченная, дружная команда, если будем биться, как в прошлом сезоне, то сумеем попасть в плей-офф. Еще раз повторюсь, главное быть Командой. Вспомните ХК МВД - никто не думал, что они дойдут до финала и уступят лишь в седьмом матче. Нет ничего невозможного. Нужно стараться и работать. Дисциплина в команде - тоже немаловажный фактор. Думаю, у нас все получится. Амбиции есть. Будем выходить, пахать, биться, ложиться под шайбы, ловить эти шайбы на себя.

Источник: ХК "Адмирал"