Борис Кудрявцев: «Похоронка» поспешила, смерть оказалась неправдой»

Ветеран Великой Отечественной войны – о времени, подвигах и забытых именах

11:00, 9 мая 2013 Общество
6bd43ae58079292520eb695b6e1ed9c5.jpg

Сегодня Борис Кудрявцев – один из тех владивостокских ветеранов, которые являются непосредственными участниками великих сражений. Ему есть, что вспомнить.

Война для полковника Бориса Кудрявцева началась 22 июня в 3 часа 15 минут, когда фашистские самолеты нанесли бомбовый удар по Севастополю, где он тогда учился на первом курсе судостроительного техникума. До бомбардировки Киева и нападения на Брестскую крепость оставалось еще 45 мирных минут.
Даже после первых разрывов бомб и ответной зенитной канонады город русских моряков не понял, что началась война. Граждане решили, что это очередные учения кораблей Черноморского флота, которые стояли на рейде в Северной бухте.

Борис с однокурсниками выбежали из общежития на улицу, чтобы не пропустить интересное событие.

- Но когда осколки зенитных снарядов стали падать к нам во двор, комендант загнал нас в дом. И только через несколько часов мы узнали, что началась война с Германией, - вспоминает Борис Павлович.

В первый налет гитлеровской авиации на Севастополь погибли три студента судостроительного техникума. Потом немцы прилетали каждую ночь.

На другой день после объявления войны Борис с друзьями у утра пораньше пришли в городской военкомат. Они думали, что будут первыми, но около военкомата уже стояла толпа. На фронт парни не попали. Военком отправил их учиться, сказав, что на их век войны еще хватит. Тем не менее, на патрулирование города будущих кораблестроителей все-таки взяли.

Бориса призвали на фронт в декабре 1941-го. Повестка пришла из родного Ярославля, где парень состоял на воинском учете. Но повоевать ему не довелось и на этот раз: направили учиться в ленинградское военно-инженерное училище. А в октябре 1942-го ему присвоили звание лейтенанта и направили командиром взвода на Ленинградский фронт.

Под Ленинградом новоиспеченный лейтенант был недолго: его и еще девятерых выпускников училища перенаправили на Сталинградский фронт, где формировалась вторая понтонно-мостовая бригада под командованием генерала Сергея Тюлева. В ее обязанности входило обеспечение переправы войсковых подразделений через водные преграды.

За время войны бригада, ставшая краснознаменной, награжденная орденами Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого, восемь раз отмечалась в приказах Верховного главнокомандующего Сталина.

- Под Сталинград нас прибыло пять юных лейтенантов, и еще пятерых похоронили сразу по прибытии. Даже не похоронили, от них вообще ничего не осталось, снаряд попал в середину плота во время переправы через Волгу. А до Вены, где я встретил конец войны, нас дошло только трое, - рассказывает ветеран.
При форсировании Дуная части Красной Армии наткнулись на отчаянное сопротивление немцев – Гитлер приказал: Вену не сдавать!

Чтобы не попасть под обстрел вражеской артиллерии, было решено перебросить один танковый корпус в обход Вены. Но обойти скрытно столицу Австро-Венгрии не получилось – фашисты разбомбили понтоны. Одна из бомб попала в понтон, на котором переправлялся Борис Павлович. Под воду ушли танк «Т-34» вместе с экипажем, машина со снарядами и несколькими бойцами.

Дело было весной, и Дунай был совсем не голубой, он только–только освободился ото льда.

- Течение было очень сильным, меня потянуло вниз по течению, а вверху летают вражеские самолеты. Немцы увидели, что кто-то еще остался живой, и стали обстреливать из пулеметов. Я нырнул – они не стреляют, вынырнул – стреляют опять! Я уже простился с жизнью. Все, думаю, отвоевался…Эти гады охотились за одиночками, как в 41-м году, - вспоминает он.

Спасла лейтенанта плакучая ива. Ее ветки наклонились низко к воде, Кудрявцев ухватился за них буквально чудом – от холода пальцы не слушались.

К своим он добрался, когда уже стемнело. Оказалось, что его протащило вниз по реке на пять километров.

- Борис! Живой? А мы уже сообщили твоим родным, что ты погиб! – закричал комбат, когда продрогший и смертельно уставший взводный доложил о возвращении в подразделение.

Мать Бориса действительно получила похоронку, а следом пришло письмо от сына. Отец письму не поверил и пошел разбираться в военкомат. Военком, в свою очередь, послал запрос в воинскую часть, откуда пришел утвердительный ответ: старший лейтенант Борис Кудрявцев жив-здоров!

Борис Кудрявцев, награжденный четырьмя орденами, среди которых орден Богдана Хмельницкого, и 26 медалями, все свое свободное время проводит за чтением. У него приличная библиотека художественной и документальной литературы. Очень много книг из серии «Военные мемуары», и это неспроста. Ветерана волнуют судьбы советских военачальников, воевавших против гитлеровцев в первые дни и месяцы Великой Отечественной войны. По словам Бориса Павловича, деяния многих из них незаслуженно принижены, а имена некоторых и вовсе канули в Лету.


Источник: Мария Писарева, РИА «VladNews», фото из личного архива Бориса Кудрявцева