Антон Носик об убийстве Столыпина

Мне не близки идеи коллективной ответственности. Когда я вижу перед собой немца, мне не приходит в голову выставлять ему счёт за Холокост

18:22, 15 апреля 2012 Общество
0d87a67aecbafbf4a60411878a418798.jpg

Мне не близки идеи коллективной ответственности. Когда я вижу перед собой немца, мне не приходит в голову выставлять ему счёт за Холокост.

Когда Мел Гибсон в очередной раз по пьяни начинает предъявлять еврею-полицейскому за распятого Христа, мне больше неудобно за Гибсона, чем даже за полисмена. Ведь мог бы Mad Max дома посидеть, с чипсами и пивасиком, и не лезть под камеры с этим пьяным куражом.

Но вот есть один эпизод в российской истории, за который мне действительно стыдно.

Это убийство Петра Аркадьевича Столыпина.

Хотя полнота ответственности за это злодеяние лежит на погубившем Россию немецком царе, который в 1913 году принял на себя полноту юридической ответственности, освободив от неё технических организаторов покушения, и этот царь свою кару уже понёс, но мне всё равно неприятно, что непосредственным исполнителем этого страшного замысла вызвался стать еврей Мордехай Богров.

И, хотя в «Статском советнике» мудрый Акунин очень убедительно разложил мотивации еврейского киллера, которому не за что просить прощения у своих жертв, я не могу избавиться от чувства вины за эти выстрелы. Потому что с них запустилась вся та страшная мясорубка XX столетия, последствия которой мы ощущаем до сих пор.

Убийство Столыпина - это очень отчётливый исторический момент, после которого всё в мире сломалось.

Источник: Антон Носик, echo.msk.ru