Убийство Старовойтовой: механизм закулисных договоренностей

Логичнее всего было бы разобраться: кто имел мотив для организации убийства?

12:30, 29 декабря 2011 Общество
ea35d3c68c74cc4fdf3a7da8a1457c7b.jpg

Скандал в спецслужбах: силовик устроил аукцион на звание заказчика убийства - террористом назначается тот, кто заплатит меньше После того, как бывший прапорщик спецназа Юрий Колчин получил 20 лет за организацию убийства бывшего советника президента России Галины Старовойтовой, работа следственной бригады УФСБ застопорилась. Колчин и часть подельников отправились в места лишения свободы, остальные киллеры исчезли, а заказчик преступления так и остался неназванным.

Но прошло время, осужденному Колчину наскучила тюремная камера, и он решил заговорить. Преступник выдал кучу захватывающих подробностей убийств Старовойтовой, председателя КУГИ Михаила Маневича, директора телеканала «ОРТ» Владислава Листьева и других жертв заказного насилия. Правда, показания противоречили друг другу, а неподкупный детектор лжи, по данным газеты «Аргументы и факты», официально признал прапорщика лжецом, но никого другого у расследующих убийство Старовойтовой всё равно не было. Поэтому делу были подшиты как протоколы о том, что заказчиком расстрела демократического политика выступил депутат Законодательного Собрания Сергей Шевченко, так и рассказ о том, что приказ на ликвидацию отдал парламентарий Государственной Думы Михаил Глущенко. Похоже, перед следствием встал непростой выбор: кто из них лучше подойдёт на роль виновного?

Журналистов прессовали лично

Логичнее всего было бы разобраться: кто имел мотив для организации убийства? Сестра Галины Старовойтовой Ольга говорила, что если Глущенко замешан в деле, то как посредник. Значит, если сажать его - придётся искать настоящего заказчика, через 14 лет после убийства. Нужно ли это кому-то из людей в погонах? Другая история с Шевченко - по свидетельству помощника убитой Руслана Линькова, раненного во время покушения на Старовойтову, покойная, возмущаясь сращиванием бандитизма и власти, любила приводить в пример телеэфир с участием этого персонажа. В ходе передачи Шевченко задали вопрос «Вы бандит?», на что Сергей лишь глумливо ухмылялся.

До прямого столкновения дело дошло, когда Галина Старовойтова рискнула заступиться за журнал «Телеман», вскрывший махинации Сергея и его брата - депутата Госдумы Вячеслава Шевченко на гастролях популярной группы Prodigy, вместо которой семья попыталась подсунуть зрителям малоизвестную команду Jilton Jeneration. Когда корреспонденты разоблачили мошенничество, билеты пришлось вернуть, а разъярённые братки стали прессовать журналистов - в ход пошли избиения и угрозы. Сергей Шевченко вместе с охранниками лично разобрался авторами заметок, а издателя Максима Кузахметова вызвал в клуб «Голливудские ночи» и, угрожая предметом, похожим на автомат, потребовал $50 тыс.

Милиция бездействовала, но активизировала работу после вмешательства Старовойтовой, отправив Сергея Шевченко на скамью подсудимых. Поскольку ранее он уже был судим за мошенничество, лишь с огромным трудом удалось ограничить наказание 7 годами условно и полной потерей репутации. Причину своих бед братья Шевченко воспринимали своеобразно - по информации ИА «Руспрес», незадолго до убийства они пытались блокировать действия Старовойтовой, встретившись с ней лично. Разговор в «Голливудских ночах» для Сергея Шевченко оказался напряженным. Настолько, что Галина Старовойтова перед тем, как со скандалом покинула клуб, услышала в свой адрес разъяренное: «Раньше, чем я сяду, ты будешь лежать, жидовская сука!»

Капитализация киллера Колчина

Несмотря на эти факты, прессой публикуется информация, что контролирующий Колчина подполковник ФСБ Владимир Абрамов якобы не так давно дал команду надеющемуся на освобождение киллеру - за смерть Старовойтовой должен ответить Михаил Глущенко. Злые языки утверждали, что перед этим некто устроил тендер между ним и Сергеем Шевченко. Как пишет газета «Неделя», оба кандидата в убийцы «получили прозрачный намек - или нужно платить больше, чем конкурент, или можно сесть на пожизненное заключение в качестве заказчика террористического акта».

В этом конкурсе Глущенко находится в неравном положении. Потому что сидит в СИЗО по обвинению в вымогательстве у тех же Шевченко, которые, в свою очередь, взяли под контроль его активы. Всем нажитым совместным трудом теперь распоряжается Сергей Шевченко (его брат убит на Кипре). Это одно из крупнейших состояний Петербурга, и совсем неудивительно, что, как сообщают СМИ, Владимир Абрамов сейчас озабочен общением с родственниками и друзьями Галины Старовойтовой - надо добиться от них письма к президенту России с просьбой о помиловании Колчина. Правда, сестра покойной Ольга заявила, что подобное ходатайство для убийцы «не писала и не готова писать. Не может даже идти и речи о том, чтобы Колчина вдруг «завтра» взять и выпустить на свободу!» Но у Галины Васильевны есть и другие близкие люди, менее дорожащие репутацией.

Интересно, что первоначально речь шла о снижении срока, что позволяло освободить Колчина условно-досрочно - не по истечению двух третей заключения в конце 2015 года, а уже в 2012 году. Обсуждался также вопрос замены статьи 277 УК РФ («Терроризм») на 105 («Убийство»). Однако, от этих вариантов пришлось отказаться. Провести их через Президиум Верховного Суда по закону сложно - особенно если российская и международная общественность поднимет скандал.

Надежды бывшего прапорщика на президентское помилование столь же иллюзорны. Не исключено, что ему говорят: Президент Медведев покидает Кремль и подпишет всё, что угодно. Однако, покидая пост, Дмитрий Анатольевич не уходит из политики. Зачем человеку с имиджем либерала, только что провозгласившего курс на демократизацию, клеймо освободителя экстремиста, расстрелявшего одну из самых популярных на западе российских демократов?

Так что прапорщику Колчину могут показать чье-то ходатайство к Президенту, запротоколируют рассказ о кровавом Глущенко, а потом объяснят, что Президент передумал, и отправят досиживать. Глядишь, тихо прикончат в камере, чтобы не вздумал брать признания назад и портить стройную процессуальную картину.

Что касается проблемы заказчика, то она решаема. Глущенко тяжело болен, а в те месяцы, которые за его здоровье отвечал врач больницы имени Гааза Андрей Стороженко, был доведён практически до невменяемого состояния. По странному стечению обстоятельств, последнее посещение подсудимым больницы Гааза, когда им занимался другой медик, наоборот, оказалось благотворным. Но всё равно, с каждого заседания Куйбышевского суда по делу о вымогательстве арестанта увозят на «скорой», и нового процесса человек с гипертонической болезнью 3-й степени и еженедельными кризами наверняка не переживёт.

Опасные благотворители

Механизм закулисных договоренностей нетрудно проследить по открытым фактам. Кто направил запрос о возобновлении УФСБ расследования дела Старовойтовой? Депутат Госдумы [от партии "Единая Россия"] Владимир Васильев. По чьей просьбе? Официально неустановленные старушки-блокадницы неожиданно озаботились безнаказанностью заказчика и обратились в «Фонд гуманитарной помощи жителям Санкт-Петербурга», в свою очередь, побеспокоивший господина Васильева. Фонд основан покойным вице-спикером Законодательного Собрания Виктором Новосёловым, ныне контролируется его сыном Василием. Зарегистрирован в центре бизнес-империи Сергея Шевченко - в его здании на Невском, 44.

Источник: rospres.com