«Брестская крепость» российского кинематографа

Прошли года, творение Сергея Смирнова стало бессмертной классикой, а подвиг защитников крепости был увековечен во множестве монументов и

0:05, 26 ноября 2010 Общество
6c90bd0d96777a3b91724c92d89294d5.jpg

 Когда-то Константин Смирнов писал в предисловии книги своего отца: «Рукописи не горят, но они умирают без читателя. И до недавнего времени книга "Брестская крепость" была в предсмертном состоянии». Прошли года, творение Сергея Смирнова стало бессмертной классикой, а подвиг защитников крепости был увековечен во множестве монументов и памятных табличек. Только вот с кинематографом у одной из самых трагичных страниц в истории военных подвигов как-то не складывалось. В Советском Союзе снимать фильмы про трагические неудачи начала Великой Отечественной было как-то не принято.

Сменился режим, исчезли ограничения, однако современный российский кинорынок настолько увлекся темами «кровавой гэбни» и выяснениям внутриполковых любовных отношений, что серьезное кино про войну, как в свое время и книга, оказалось фактически при смерти.

Киноиндустрия народа-победителя, снявшая «Утомленные солнцем 2» и «Сволочей», вообще смело могла закрывать тему Великой Отечественной. Крохи доверия были потеряны, а вменяемые режиссеры оказались в котле предрассудков и дурной славы вокруг неудач своих коллег. И пока Америка в едином порыве смотрела дорогой, качественный, драматичный мини-сериал о своей трагедии «Pacific» («Тихий океан»), 65-летие победы в стране, сломившей фашизм, прошло под знаком перчатки Котова-Крюгера и немецких танков на парусной тяге. Бред и безумие оккупировали российское кино. Стояла насмерть только «Брестская крепость» Александра Котта и Игоря Угольникова.

Отношение рецензента к этому фильму было изначально особенным. Во-первых, для Угольникова проект был очень личным, что давало надежду на какую-никакую искренность. Во-вторых, исторические факты согласовывались с белорусской стороной, да и просочившийся в Сеть 8-минутный материал со съемок внушал оптимизм касательно технической составляющей фильма. Однако результат, как бы штампованно это не звучало, превзошел даже самые смелые ожидания.

«Брестская крепость» - едва ли не первый отечественный фильм, который мастерски сочетает в себе советское драматическое наследие военных картин с вышколенной голливудской манерой боевых съемок. Более того, не в пример военным драмам последних лет, картина Александра Котта начисто лишена политики, религиозности и какой-либо «двусмысленности». Зрителю показывают войну глазами защитников крепости. Неприглядную, страшную, прямолинейную, как пуля и лишенную какой-либо романтики.

Такой успех и органичность фильма складываются из многих составляющих. Перво-наперво, это твердая историческая основа. Все действующие лица «Брестской крепости» - реально существовавшие люди, чьи действия, мотивации и поступки воссозданы с огромным чувством уважения и редкой для отечественных фильмов последовательностью. Не пасует тут и драматический пласт. Не самые гениальные, казалось бы, актеры (особенно Деревянко) выкладываются не то, что на все сто – на все двести. Не удивимся, если для большинства лицедеев «Брестская крепость» станет лучшим фильмом в карьере, ибо очень нечасто наше кино дает возможность по-настоящему выложить свой талант, особенно молодым актерам.



Подыгрывает героям хорошо прописанный (и структурированный) сценарий, отличная режиссура и очень добротная музыка. Благодаря этим составляющим порой кажется, что ты смотришь старое доброе советское кино, только не ограниченное тисками политики режима и от того очень честное.

Правда в своей честности и достоверности фильм не пытается гнаться за чернухой. Конечно, очень натуралистичных моментов в «Крепости» хватает, но они работают именно так, как должны работать в художественном кино. Немцы, как и положено им в начале войны, – сущие звери без каких-либо полутонов, улицы Бреста усеяны трупами гражданских, а крупнокалиберные пулеметы как им и положено, вместо красивой дырочки во лбу сносят голову неудачливого бойца. Тем не менее, излишнего натурализма в творении Угольникова нет, как нет и политико-религиозных полемик. Вообще. Для российских фильмов про войну (за исключением «Звезды» разве что) – это просто уникум.

Притом «Брестская крепость» правильно выстроена и с философской точки зрения. Фильм не пытается копаться в подноготной психологии солдат, не занимается самоанализом или поиском виновных в страшных первых минутах войны. Нет, философия «Брестской крепости» прямая, искренняя, отчаянная и обреченная, под стать тому времени. Она бесхитростна, но вышибает слезу.

Ну и напоследок следует сказать о технической стороне картины. Она может и не безупречная, но пойди сейчас в российском «вар-муви» найди лучше. Каждая копеечка из скромного 8-миллионного бюджета вложена с умом и сияет на экране. Будь то артобстрел, воздушный бой или мирная довоенная пора – все дышит атмосферой и настроением. Плюс наконец-то зритель сможет оценить толковые костюмы, правильный реквизит и нормальную цветокоррекцию в отечественном кинофильме. Не «Рядовым Райаном» едины, хотя с технической точки зрения вдохновлялись создатели «Крепости» именно им, что едва ли плохо.

Вне зависимости от того, что вы думаете о нашем кино или о войне, «Брестская крепость» заслужила просмотра. Ибо судьбы людей и настоящая, страшная, и печальная Великая Отечественная еще никогда в истории современного кино не соприкасались столь близко, правильно и взвешенно. Потому в чем-то создатели фильма совершили подвиг, когда пошли наперекор всем тенденциям и сняли фильм, который полностью достоин своих героев и за который не стыдно будет перед историей.


Источник: Максим ЗАРЕЦКИЙ