Радиационная обстановка - под надежным контролем профессионалов

Многие, кто живет в Приморском крае, о нашем Большом Камне знают либо совсем мало, либо имеют весьма искаженное представление о городе, подпитанное дурными слухами. В этом я убедился, побывав недавно на отдыхе в одном из санаториев в пригороде Владивостока и пообщавшись с людьми, приехавшими сюда со всего Приморья. Когда мы знакомились и рассказывали, кто откуда приехал, то все оживлялись, услышав, что я из Большого Камня. Некоторые с удивлением и недоумением смотрели на меня и спрашивали: “Как вы там живете? Там же радиация! Въезд в город запрещен! Рыбу в бухте ловить нельзя!” и.т.д.

7 июнь 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №988 от 7 июнь 2001

Многие, кто живет в Приморском крае, о нашем Большом Камне знают либо совсем мало, либо имеют весьма искаженное представление о городе, подпитанное дурными слухами. В этом я убедился, побывав недавно на отдыхе в одном из санаториев в пригороде Владивостока и пообщавшись с людьми, приехавшими сюда со всего Приморья. Когда мы знакомились и рассказывали, кто откуда приехал, то все оживлялись, услышав, что я из Большого Камня. Некоторые с удивлением и недоумением смотрели на меня и спрашивали: “Как вы там живете? Там же радиация! Въезд в город запрещен! Рыбу в бухте ловить нельзя!” и.т.д.

Мне даже смешно стало: откуда такие небылицы берутся? Пришлось доходчиво объяснять, что все это нелепые слухи. Рассказал, что воздух у нас в городе чистый, вода в прибрежных бухтах тоже чистая, рыбу все ловят безбоязненно. В квартирах всю зиму были и тепло, и горячая вода. Что же касается радиации, то фон в городе всегда соответствует норме - естественный, как и везде.

          Уж если сравнивать наш городок, к примеру, с Владивостоком - шумным, загазованным, то у нас и тише, и спокойнее, и чище. А что творится на пляжах приморской столицы? Все нечистоты уходят прямым ходом в Амурский залив!

          - Но ведь у вас же “Ландыш”! - воскликнули мои собеседники.

          - А что “Ландыш”? Он для того и построен, чтобы надежно перерабатывать жидкие низкоактивные отходы. Так что водичка после него чиста, как родниковая. Что же касается санитарных зон на рабочих площадках, то радиоактивный фон доходит там до 30 мкР/час. Это меньше, чем допускается в жилых домах.

          Я даже пошутил, что владивостокцы в будущем еще просить нас будут очистить Первую и Вторую речки, пропустив их через “Ландыш”. Убедил своих собеседников в беспочвенности распускаемых слухов.

          Та полемика в санатории побудила меня рассказать о людях, которые осуществляют на ДВЗ “Звезда” радиационный контроль. Это специалисты радиометрической лаборатории. Они ведут постоянный контроль за окружающей средой: воздухом, атмосферными осадками, морской и питьевой водой, донными отложениями, морскими растениями, рыбой и т. д. В городе существует несколько контрольных точек, где систематически делаются замеры. Под неусыпным контролем работников лаборатории бухты Большой Камень, Андреево, Суходол.

          Высокий профессионализм отличает работников отдела радиационной безопасности, который возглавляет Александр Киселев. И у руководителя, и у подчиненных рабочий день не ограничивается восемью часами, зачастую приходится работать по 12-14 часов в сутки, прихватывая и выходные дни. В связи с новыми нормативными требованиями изменились многие документы. Они предусматривают более жесткие контрольные уровни радиационных параметров. На заводе строятся новые объекты: участки временного хранения ТРО и переработки вод спецпрачечной, низкоактивных ТРО. Эти объекты - под особым контролем отдела. Работа, выполняемая его сотрудниками, требует высокого профессионализма и компетентности, строгого соблюдения государственных нормативов, природоохранного законодательства. Этим людям можно доверять: они, как и все мы, жители Большого Камня и им не безразлично состояние всего, что нас окружает.