К Пушкину - по улице Пушкинской

“Вы уж не обижайтесь, но есть два идиотских вопроса, которые всегда задают коллекционерам, - говорит он, улыбаясь. – Первый – о количестве экспонатов, а второй…” – “…про то, какой из них всего дороже?” - догадываюсь я.

4 май 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №971 от 4 май 2001

  “Вы уж не обижайтесь, но есть два идиотских вопроса, которые всегда задают коллекционерам, - говорит он, улыбаясь. – Первый – о количестве экспонатов, а второй…” – “…про то, какой из них всего дороже?” - догадываюсь я.

 “Точно-точно, - подтверждает Бутырин. – Может быть, сравнение и не совсем уместно, но мне кажется, это почти то же самое, что спрашивать у матери, кого из детей она любит больше. И совсем уж неважно, сколько предметов в коллекции. Честное слово, не знаю, не подсчитывал”.
          Он снова улыбается. Но я не в обиде и даже горжусь: задала всего один разэтакий вопрос, и то на исходе почти двух часов разговора, которые пролетели просто мигом. Не верите?
          И я не верила. Что можно вот так, часами, увлеченно, восторженно, на одном дыхании – про Пушкина, про эпоху – от Ганнибала и к нам, сегодняшним.
          “Бабушке Пушкина, Марье Алексеевне Ганнибал, муж достался непутевый. А ведь четыре брата у него нормальные были, лишь он один - пьянчужка. И что этот стервец сделал? Оставил жену с двухлетней дочкой Надюшей. Надеждой Сергеевной она потом станет, мамой Пушкина”.
          Александр Вячеславович Бутырин, кажется, знает о Пушкине все. Или почти все. Несколько десятилетий он собирает материалы, так или иначе связанные с его гениальным тезкой. Теперь с этой необыкновенной коллекцией может познакомиться каждый. Для нее наконец-то нашлось место. Да еще какое – в прекрасном Пушкинском театре, что в канун юбилея поэта воссоздал заново технический университет.
          Здесь мы и встретились с Александром Вячеславовичем - на улице Пушкинской, в Пушкинском театре, в Пушкинском музее.
          По ступенькам, устланным ковром, на третий этаж, к двери с табличкой “Частная коллекция А. В. Бутырина”… Открыла - и попала в другой мир. Чистая зелень цветов, сияющая белизна старинного рояля, звонкая музейная тишина и нечто неосязаемое – дух, настроение…
          Говорят, что ректор ДВГТУ Геннадий Турмов приходит сюда едва ли не каждый день минут на 5-10 – просто постоять у музейных витрин, пройтись вдоль стеллажей, подпитаться удивительной энергетикой. И хотя, кажется, все знакомо до мельчайших подробностей, каждый раз – ощущение новизны.
          “Иногда люди удивляются: какое отношение к Пушкину имеет, скажем, вот эта монета 1832 года выпуска с изображением Московского университета? – рассказывает Бутырин. – Да самое прямое, как ни странно! Именно в это время Пушкин был в Москве, тогдашний министр культуры Уваров привел его в университет, на лекцию по русской словесности. И была сказана великолепная фраза: “Господа студенты, вы уже познакомились с теорией русской словесности, а вот вам практика русской словесности – Александр Сергеевич Пушкин”. Каков экспромт, а? Пусть даже подготовленный.
          Понимаете, суть коллекции – показать Пушкина в историческом контексте. Ну нельзя говорить о поэте, отделяя его от тех же московских улочек, которыми он ходил, или от Екатерининского дворца, превратившегося потом в Царскосельский лицей. А чтобы почувствовать, пережить пушкинскую “Полтаву”, надо знать историю этого сражения. Значки, монеты, книги помогают историю увидеть.
          Я считаю музей неким пусковым механизмом - для воображения, работы ума. Человек рассматривает экспонаты и домысливает что-то, придумывает, вспоминает… А потом идет читать. И по пути домой, вдохновленный, озаренный, замечает уже не одну только грязь на улицах. Жизнь-то, в сущности, прекрасна!”
          Наверное, Александру Вячеславовичу повезло. Ректор технического университета, с которым когда-то работали в ТОВВМУ - Турмов должностью повыше, Бутырин пониже, предложил бывшему сослуживцу перебраться в Пушкинский театр вместе со своей дивной коллекцией.
          И поехали экспонаты на новое место жительства. Сразу стало пусто в небольшой двухкомнатной квартирке Бутыриных. Сейчас кажется невероятным: как же там все это умещалось?! “Самым обычным образом, - улыбается Александр Вячеславович. - По планшетам, в шкафах, на шкафах, за шкафами…” - “А жена не ругала вас за такое увлечение? Столько хлопот, столько денег!” - “И здесь мне повезло. Жена меня всегда понимала. Не зря же мы нашли друг друга много лет назад. Хороший брак - это все общее: жизнь, взгляды, ощущение мира. Жена смеется иногда, в который раз посмотрев коллекцию: вот она, моя шуба, мои туфли, платья…”
          Да что вещи в сравнении с вечным. Очень жалеет Бутырин, что сейчас мы, дальневосточники, оторваны от своих российских корней, от большой русской культуры. Ну-ка попробуй махни нынче в Белокаменную или в Санкт-Петербург, пройдись по столичным музеям, выставкам, театрам - за несусветную цену! А раньше, вспоминает Бутырин, его жена, работавшая медсестрой с зарплатой 80 рэ, могла запросто в отпуск слетать в столицу. А уж он, человек военный, и подавно.
          И как дешевы были тогда книги. Самый роскошный художественный альбом стоил всего 20 рублей! Да, доставать их приходилось с трудом. Но ведь доставали же! И самое главное, книги читались.
          Теперь же, сетует Бутырин, искусство, культура все больше становятся элитарными, недоступными простому большинству. Кто сможет купить книгу за 700 рублей? Медсестра, военнослужащий, рабочий? То-то и оно…
          “Не хочет, значит, государство, чтобы подрастающее поколение было умным и культурным”, - высказывает Александр Вячеславович крамольную, но по сути верную мысль.
          Не знаю, как там насчет государства: опомнится ли, изменит приоритеты - от хлеба насущного к зрелищам духовным, но сам Бутырин эту задачу уже решает.
          В следующий раз я приду к нему с сыном.