Реквием... в мажорных тонах

“Картинка” на экране физиологически непереносима. Кадр искажается неестественными цветами, чудовищно дискомфортной оптикой. Монтаж одних и тех же действий – шприц, наркотик в пульсирующей вене, расширяющийся зрачок, банка, ладонь, таблетки в рот, пульт телевизора – все навязчиво повторяется десятки раз. Режиссер хочет довести до головокружения, до тошноты. Ему недостаточно объяснить, что колоться плохо, - это мало кого убеждает.

27 апр. 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №970 от 27 апр. 2001
“Картинка” на экране физиологически непереносима. Кадр искажается неестественными цветами, чудовищно дискомфортной оптикой. Монтаж одних и тех же действий – шприц, наркотик в пульсирующей вене, расширяющийся зрачок, банка, ладонь, таблетки в рот, пульт телевизора – все навязчиво повторяется десятки раз. Режиссер хочет довести до головокружения, до тошноты. Ему недостаточно объяснить, что колоться плохо, - это мало кого убеждает.
Он просто потрошит мозг…
Новый фильм режиссера Дэррена Аранофски “Реквием по мечте” вполне может сгодиться для лечения начинающих, еще наивных наркоманов или драг-дилеров. Впрочем, как и тех, кто только собирается приобщиться к “чуду”, обещающему “легкую” жизнь, где все - в кайф. Финал - все герои мечтали о лучшем, красивом будущем, надеялись, что наркотик приведет их к этому. Получили - настоящий… Нет, слово “ад” не подходит: он все-таки ассоциируется с неким судным днем. С наркотиками все гораздо прозаичнее. Тупое, тупейшее движение по кругу “шприц - кайф - пустота - шприц”. В итоге - полное, то есть абсолютное ничто. Это, наверное, хуже, чем ад…
Жаль, что этого или подобного фильма не видели Игорь и Сергей, что лечатся сегодня в краевом наркологическом диспансере на Гоголя, 35. Почти ровесники: одному - 17, другому - 16 лет. Истории до мелочей схожи. Игорь начал курить “химку” в 12 лет. В 15 перешел на героин. Самое парадоксальное, что о наркотиках знал много, о последствиях употребления - почти ничего. Думал, захочу – завяжу. «Если бы кто-то объяснил, чем это заканчивается, - говорит Игорь. – Я только сейчас понял все о своей болезни. За эти годы пришлось многое пережить: похоронил друзей. Они тоже кололись, кто умер от передозировки, кто от сепсиса…»
Сережа продолжил разговор короткой фразой: «У меня все то же самое…»
Ах да, родители. Их ребята не винят, считают, что сами должны были думать. Игорь добавил: «Мне мама с папой доверяли. Однажды сказали, конечно, покажи вены, но было уже поздно…»
К тому времени - несколько лет наркотической зависимости. Недоумение - вот единственное чувство, которое возникает от общения с мальчишками. Ну где они были - мамы, папы, учителя, взрослые?! Почему не начали разговор о наркотиках, когда детям исполнилось семь, десять лет?! А еще лучше - пять. К примеру, в США существуют профилактические программы, рассчитанные на четырехлетних малышей. Если наркомания - объективно существующая реальность, то о ней надо рассказывать, как, допустим… об автомобиле. Тоже ведь опасно, но вовсе необязательно разбиваться насмерть.
Увы, в вопросах профилактики мы как раз позади планеты всей. Слишком недавно чувство реальной опасности трансформировалось у взрослых в необходимость целенаправленного действия.
Думается, здесь самое важное осознать, что наркомания может коснуться каждого. А значит, не нужно уповать только на государство. Разумеется, оно должно продумать и реализовывать специальную программу реабилитационных и профилактических мероприятий - это не обсуждается. И в Приморье при краевой администрации работает межведомственная комиссия по профилактике наркомании и ВИЧ-инфекции. Разработана целевая программа “Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту в Приморском крае на 2001-2003 годы”. Но это - в общем. А в частном каждый наркоман - чья-то конкретная беда, с которой надо справляться сегодня, сейчас. Предупредить ее.
Сергей Иванов, начальник владивостокского штаба неформального движения “Нет наркотикам”, и его единомышленники, проводящие ликбез в школах города, были поражены: некоторые педагоги спрашивают разрешения у родителей прочесть лекции о вреде наркомании (чуть не под роспись). Видите ли, некоторые из них грозились подать в суд за ненужное напоминание… И правда, зачем им знать? Наступит время, все испытают на собственном опыте. Пятиклашки одной из элитных школ города стайкой собрались под кабинетом в ожидании урока. Умненькие такие, аккуратные, портфели красивые. Они долго переглядывались, прежде чем ответить на вопрос: с вами беседуют родители о наркомании?
- Нет, а зачем? - отвечают по очереди. И лишь один серьезный мальчуган пускается в пространные объяснения, судя по всему, повторяя папины умные слова. К нему присоединяется бойкая девчушка:
- Мне мама говорила, что если вовремя пролечиться, то перестанешь быть наркоманом…
Ох ты, боже мой! И не понять, кто наивнее: эти юные создания или их мамы и папы. Плата за эту наивность страшная. В том же наркодиспансере одна из мам категорически отказалась от беседы: “Я еще не готова!” Да, слишком больно. Еще и от чувства этой вины - недоглядела, не нашла слов или времени сказать.
Заведующая отделением наркомании и токсикомании краевого наркологического диспансера Юлия Кубикова считает: нет ничего важнее просветительской деятельности. Ее надо вести целенаправленно в семьях, школах начиная с первого класса. Такого же мнения врач-нарколог центра лечения и профилактики наркомании и токсикомании Алексей Потанин:
- Школьники имеют представление о наркотиках, но не о последствиях их употребления. Большинство ребят считают, что если наркотик слабый - “травка”, - то от него легко отказаться. Не понимают, что все они потенциальные героинщики. С конопли переходят на более сильные наркотики. “Травка” перестает действовать, а желание изменить свое состояние остается.
К сожалению, остановить наркоманию путем лечения невозможно. Здесь важен концептуальный подход в профилактике. В нашем центре всего четыре врача - на весь город! Нужно обучить психологов, социальных работников, педагогов общеобразовательных школ. В феврале мы уже провели трехдневные тренинги во всех районах Владивостока. Это маленький шаг. Но вперед. Хорошо, если специальный курс лекций прослушают родители. Я был в Америке, Германии и убедился, что работает не только государство. Хотя там есть социальные реабилитационные программы для наркоманов. Но параллельно - огромное количество общественных организаций, которые пытаются бороться с наркоманией. Мы действуем так же: группа волонтеров “Жизнь” работает при центре СПИД. Неформальное общественное движение “Нет наркотикам” возглавила Светлана Морозова, директор краевого центра народной культуры. С начала года при нашем центре тоже организована группа добровольцев. Опыт показывает, что неформальные лидеры в группе всегда вызывают больше доверия, нежели любая официальная информация.
С этим трудно не согласиться. Ведь мода на наркотики распространяется самым что ни на есть неформальным образом: в компании сверстников в дискоклубе или на вечеринке пустить косяк или шприц по кругу – нечего делать. Сказать “нет” сумеет тот, кто к этому подготовлен. К сожалению, очень часто правильно, правдиво представленная картина последствий у подростков заменена чуть ли не плакатным жупелом вроде: наркотик – это белая смерть. Или того хлеще - иногда в публикациях некоторых СМИ для вящей правдоподобности чуть ли не в деталях описывают, где и что добыл, как приготовил. Специалисты-наркологи считают, что это только пробуждает интерес, учитывая тягу молодежи ко всему неизведанному и рискованному. Гораздо сложнее найти слова, которые бы, что называется, не навязли в зубах. 
Кстати, на прошлой неделе прошел трехдневный тренинг-семинар для работников средств массовой информации по вопросам наркомании и ВИЧ-инфекции, организованный администрацией Приморского края совместно с центром СПИД и краевым наркодиспансером. На сей раз с проблемой наркомании знакомили журналистов. Зная ее, можно грамотно высветить разные грани.
А есть еще мы, родители. Почему бы не посмотреть вместе с ребенком тот же “Реквием…” или “На игле” Дэнни Бойла. Обменяться впечатлениями…