У каждого времени - свои герои

Наверное, перечислять сделанное – это подводить некий итог. Но к фотохудожнику Михаилу Павину это не относится: сегодня он собирается на выставку “Арт-Москва-2001”. Хотя… Недавно вышел каталог его работ, что для художника всегда событие. Плодотворным был 2000-й – за год восемь выставок: из них - персональная “Моя любимая натурщица” в галерее современного искусства “Арка” (г. Владивосток), участие в ярмарке “Арт-Москва-2000”, в международной ярмарке современного искусства в Берлине, в международном фотосалоне в Новосибирске, выставка в Москве по итогам российской акции “Культурные герои ХХ века”. Все это лишь ступени в творчестве. Мишино искусство, как никакое другое, современно.

20 апр. 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №966 от 20 апр. 2001
Наверное, перечислять сделанное – это подводить некий итог. Но к фотохудожнику Михаилу Павину это не относится: сегодня он собирается на выставку “Арт-Москва-2001”. Хотя… Недавно вышел каталог его работ, что для художника всегда событие. Плодотворным был 2000-й – за год восемь выставок: из них - персональная “Моя любимая натурщица” в галерее современного искусства “Арка” (г. Владивосток), участие в ярмарке “Арт-Москва-2000”, в международной ярмарке современного искусства в Берлине, в международном фотосалоне в Новосибирске, выставка в Москве по итогам российской акции “Культурные герои ХХ века”. Все это лишь ступени в творчестве. Мишино искусство, как никакое другое, современно.

Его фотосерии “Моя любимая натурщица”, “Кристаллы”, “Путешествие по эрогенным зонам”, “Овощная секция” - отражение дня, порой неэстетичное. Но таков наш день сегодня – противоречивый, жесткий, часто пустой. В нем Миша ищет истину, хотя занятие это в общем-то бессмысленное. Павин считает, что никаким фотообъективом не ухватишь эту самую объективную реальность – ее просто не существует. “Это как правда, - говорит Миша. – Она у каждого своя”.

У Миши в том числе. Не случайно одна из его выставок в галерее “Артэтаж” называлась “Мишанина”. Это была не столько экспозиция, сколько непрекращающийся диалог художника с самим собой и зрителем: сколь востребовано сегодня творчество, общество формирует художника или наоборот?

Применительно к этому спору закон единства и борьбы противоположностей Миша не отрицает, скорее корректирует: “Философия всего лишь наука, где все обозначено терминами. Жизнь гораздо сложнее…”

Например, почему постоянно приходится выбирать между творчеством и ремеслом? И это не ново: профессиональная фотография – вещь страшно затратная. Хотя прошедший год для Павина оказался в этом смысле плодотворным – на ярмарке “Арт-Москва” его работы закупили московский Дом фотохудожника и министерство культуры. Появилась возможность делать “картинки” - так называет Миша свои фотографии. В них (извините за каламбур) – больше графичности, чем фото. Черно-белым разрезано пространство – будь то металлический скат крыши или зеркало в мутноватой от рассвета комнате. Черный и белый цвета правильнее отражают реальность, в которой по большому счету нет многообразия тонов. Есть нечто белое и его тень или обратная сторона, как угодно, - черное. Вся остальная гамма – полутон или его четверть, треть, сколько-нибудь еще…

Между прочим, в Мишином жилище нет его собственных фотографий. Они – чисто выставочный вариант. Во-первых, потому что любой его снимок – это всего лишь часть некоего замысла, серии. Вырвать его из контекста экспозиции – все равно что страницу из книги. Упреки в эстетстве Миша с ходу отвергает: “Что значит чистое искусство? Кому нравится заниматься “нечистым” искусством, пусть занимается… Меня, в общем, мало интересует, кем и как будут восприняты мои работы. Я не могу без этого жить, вот и все. Польза для общества? Я не уверен, что торговля подержанными автомобилями полезнее, чем мои фотографии…”

Для почтенной публики достоинство Мишиного фотообъектива, пожалуй, в следующем: нацеленный не на коммерческий успех, он трансформирует в четкий образ то, что ему предлагает действительность. Увы, зачастую некрасивая. Возможно ли гармоничное сосуществование цивилизации и культуры – это соперничество занимает и Павина. Как известно, спор часто заканчивается не в пользу последней. В качестве иллюстрации Миша вспоминает Воннегута: что бы ученые ни изобретали, получается оружие. То есть к чему бы ни стремилась цивилизация, она уродует мир. Это буднично и трагично. И неизменно проступает черно-белым контуром, а потом изображением на карточках.

Новый замысел Павина – фотофильм из четырех серий, в котором Миша собирается воплотить свое видение окружающей реальности. Четыре времени года, как и положено. Время, пусть мы иногда не осознаем этого, влияет на сознание гораздо больше, чем конкретные действия – “с утра есть иллюзия, что все не так уж плохо…” Эта фраза, вырванная из контекста, имеет право на жизнь и без привязки к общему замыслу. Хотя абсолютно логично предваряет его – Мишин фотофильм называется “Про жизнь с летальным исходом”. И все же Миша не пессимист:

- Любишь жизнь?

- А кто ж ее не любит? – вопросом на вопрос отвечает наш художник.