Все как в жизни, кроме смерти

Америка – страна обетованная для многих. Но Виктор Галкин, художественный руководитель театра молодежи, страшно хотел домой. Творческая поездка длилась три недели. Этого времени хватило, чтобы сделать главный вывод: театр – он и в Америке театр.

27 март 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №951 от 27 март 2001

Америка – страна обетованная для многих. Но Виктор Галкин, художественный руководитель театра молодежи, страшно хотел домой. Творческая поездка длилась три недели. Этого времени хватило, чтобы сделать главный вывод: театр – он и в Америке театр.

Но - по порядку. Группа театральных деятелей России отправилась в турне по Штатам по приглашению управления театральной деятельностью в США. На папке с программой визита подзаголовок “Проект для одной страны - России”. В приветственном обращении фраза “данный визит предоставит вам прекрасную возможность лично познакомиться с нашей страной и в то же время поможет нашим гражданам лучше понять и по достоинству оценить ваш народ”.

Итак, поехали. Встречи, беседы, культурные мероприятия, посещения театров в столице и больших городах Америки. Фотоаппарат щелкает, еще раз. И еще раз. Виктор Галкин – на Бродвее, он же в детском театре, он же в камерном театре им. Станиславского в Нью-Йорке.

- Мне было интересно, как формируется коллектив театра, как он живет, как финансируется, если практически все театры частные. Техническое оснащение, зритель. Словом, кухня.

Главное блюдо американской кухни, пардон, принцип организации деятельности театров - все тот же бизнес. Представьте себе, что театр – это обычное дело некоего предприимчивого господина, умело совмещающего его с творчеством.

Например, репертуарный театр для деловых янки – недостижимая роскошь, за исключением солиднейших, пользующихся государственной поддержкой центров. Главное требование к спектаклю – успех. В случае провала – безжалостно снимают. Ни один нормальный американец не потерпит полупустого зала, будь он на восемь мест или 1008. Правда, права актеров защищены профсоюзом – с голоду умереть не дадут. Но к делу, вернее к театру.

В театрик, занимающий арендуемое помещение в течение 15 лет, поколениями ходят зрители из прилегающего района. Не подумайте, что он любительский. Просто некий господин, решивший заняться этим бизнесом, ищет хорошие пьесы, приглашает профессиональных актеров. Находит деньги, спонсоров. Формы подачи материала – самые разные. Например, действие одной из пьес об эмигрантах проходило на всамделишной кухне: газовая плита, мебель – все натурально. За исключением смерти. Умирают все-таки понарошку.

О синтезе дела и искусства подробнее. Игра американских актеров – особый случай. Виктор Галкин бесконечно удивлялся их техничности. Отработают сцену со страстями, что душа на половинки – и за кулисы, без малейшего следа волнения на лице. Истина проста – в жизни горишь, на сцене горишь, что же остается? Надо выбирать. Сцена – это всего лишь работа. Но суперпрофессиональная. В одном из театров на Бродвее Галкин смотрел “Маленькие трагедии” по Пушкину. Есть с чем сравнивать. Свои-то (то есть театра молодежи) “Трагедии” тоже имеются. Перед началом спектакля спросил режиссера: почему Пушкин? В ответ – столь велик русский язык, что даже в переводе получаешь от него наслаждение. Первая сцена – почему-то не “Скупой”, а “Страдающий рыцарь” - оказалась пантомимой. И впрямь велик и могуч русский язык, раз его можно выразить даже жестами. Но если всерьез, то требования к профессионализму актеров в Америке очень жесткие. Бизнес есть бизнес. Не можешь – уходи.

Жесткий отбор не мешает, однако, расти и множиться американским театрам. На вопрос, как обозначить место театра в жизни рядового американца, Виктор ответил: “Пожалуй, второе, после образования…”.

Это для них отдушина, творчество, развлечение, возможность подметить какие-то нюансы жизни. Которые на сцене всегда выглядят ярче, чем в реальности. “Волчий оскал” капитализма выражается в том, что театральная среда находится в состоянии боевой готовности – вступить в единоборство с конкурентом. Например, культурный центр Кеннеди ежегодно затрачивает более 33 млн. долларов на театральные гранты. Играйте и выигрывайте, господа! Между прочим, в эту схватку намерен вступить и наш театр молодежи. “А вот не слабо! - говорит Галкин. - У нас есть что показать. Интерес к русской классике огромен - Достоевский, Чехов, Толстой, Тургенев. Мы хотим предложить (при поддержке толстовского центра в Америке) спектакль “Чем люди живы”.

И может быть, наших актеров ожидает аншлаг, тем более что есть идея играть на английском (тексты ролей невелики – можно отрепетировать). Так что, актеры, - за английский! Ведь, не зная языка, можно запросто попасть в интересную ситуацию, как это и произошло с Виктором Галкиным. Не сумев объясниться с таксистом, он чуть не остался в Америке. Но это уже другая история.…