Когда уезжают китайцы, отступают морозы...

Лирико-этнографические заметки в дни праздника Весны... Заметили, как вдруг стало тепло на улице? И дело совсем не в циклонах, атмосферных фронтах и прочих синоптических явлениях, а дело в том, что в Азии наступила весна. И мы ведь тоже живем в Азии.

30 янв. 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №920 от 30 янв. 2001
Лирико-этнографические заметки в дни праздника Весны... Заметили, как вдруг стало тепло на улице? И дело совсем не в циклонах, атмосферных фронтах и прочих синоптических явлениях, а дело в том, что в Азии наступила весна. И мы ведь тоже живем в Азии.

В странах Дальнего Востока наступил Новый год по лунному календарю, или, как его называют, праздник Весны. Китайский Новый год всегда приходится на второе новолуние после нашего, европейского, Нового года и потому ежегодно попадает на разные числа календаря, однако не выходит за рамки первых двух месяцев года. Чем хорош китайский Новый год? Тем, что его празднуют пятнадцать дней подряд, вплоть до праздника фонарей.

Н. Спешнев, профессор Восточного факультета СпбГУ

То есть трудолюбивые азиатские народы тоже погулять любят...…

Словом, наши соседи встречают весну, и они как птицы перелетные потянулись со своих рынков в Уссурийске и Владивостоке на родину. Там, где весна, там и любовь. У азиатов - к родине. И проявление этой любви столь массово, что китайские пограничники закрыли переходы на границе с Приморьем: и в Краскино, и в Полтавке, и в Сосновой Пади, а торговцы столь же массово исчезли с торговых площадей, и там стало безлюдно и как-то безрадостно.

Что ни говори, а без китайцев простому приморскому обывателю станет просто невыносимо. Пусть и товары у них некачественные, зато дешевые, пусть и овощи их безвкусные и нитратные, зато они есть в любое время года, и опять же дешевые, пусть их торговцы шумны и выглядят неопрятно, особенно зимой, зато с ними весело торговаться, и цену они всегда уступят.

В традициях китайского социума сохранять клановые отношения с континентальным Китаем даже в условиях жизни за границей на протяжении многих поколений. У китайца, родившегося хоть в Америке, хоть в Индонезии, есть только одна родина: деревня близ Хуанхэ, где он никогда не был и может в течение всей жизни ни разу и не побывать, но куда будет стремиться, а в завещании пожелает, чтобы прах его был развеян на рисовых чеках, принадлежащих его прапрапрадеду.

Клаус Менерт, немецкий синолог

И почему тогда время от времени мы посматриваем на НИХ с опаской? Боимся иного мира, иной культуры, резкого, звенящего языка? Нет-нет да брякнет какой-нибудь политик о “желтой опасности”, о китайском засилье, о тихой экспансии китайского населения на российский Дальний Восток. Даже президент Путин в начале своего азиатского турне в прошлом году на совещании в Благовещенске нелицеприятно заметил, что проблема того, на каком языке будут в ХХI веке говорить жители Сибири и российского Дальнего Востока, весьма и весьма актуальна.

А экспансионисты-то раз в год обязательно уезжают. Почти все. Любят свою родину. Потом-то они к нам вернутся, не те, так другие – народу в Китае много. И жить нам с ними рядом всегда, и от этого уже никуда не деться, при всех наших сложных чувствах по отношению к соседям.

Если говорить прямо, то реальности таковы, что ОНИ уже не должны восприниматься как чужаки, а немедленно по вступлении на приморскую землю становиться частью НАС. В тех местах, где стихийно ОНИ сбиваются в свои “чайна-тауны”, необходимо обеспечить им доступ к образованию, местному самоуправлению, то есть сделать их частью нашего общества, а не чужеродным включением, которое всегда является потенциальным источником преступности, социальной нестабильности, а иногда и сепаратизма.

В этом отношении невнимание нашего правительства к Дальнему Востоку и проблеме китайской иммиграции является просто преступным. При том, что перекрыть границу технически невозможно (как показывает пример США и Мексики), а китайская экономика развивается на много порядков динамичнее, чем наша, опасность потерять данный регион абсолютно реальна, и в этом случае все чеченские проблемы покажутся нам детскими игрушками.

И. Федюкин, комментатор “Полит. ру”

Но мы-то не можем со своими проблемами-то толком разобраться, куда нам еще проблемы этих кочующих туда-сюда иммигрантов...… А в итоге получается следующее: весьма прибыльный бизнес по приему туристов из Китая во Владивостоке фактически сами же китайцы и контролируют, туристы питаются в ресторанах, где владельцами – соотечественники, останавливаются в гостиницах с совместным управлением, даже автотранспорт заказывают в тех фирмах, которые связаны с Китаем не столько экономически, а уже зачастую – этнически. На рынках китайских – такая же ситуация. Товары из Китая продаются в России, деньги обмениваются на валюту и в Китай же вывозятся, налогов с этих почти полностью наличных, и значит, черных оборотов государство российское практически не получает. А зачем китайцу заботиться о бюджетной наполняемости казны того же Уссурийска – его ребенок в школу тут не ходит, а к врачу русскому китаец попадет только в случае ножевого ранения в драке или при явных признаках какой-нибудь холеры или чумы, а если просто приболеет, то его или свои знахари вылечат, или быстренько на родину соотечественники отправят.

И вообще возникает вопрос: это ОНИ у нас живут или, может быть, МЫ у НИХ? Взять, к примеру, эту внезапную оттепель после лютых морозов и слякоть на улицах Владивостока. Между прочим, все в полном соответствии с китайскими народными приметами: в дни праздника Весны морозы всегда отпускают. Потом еще будет морозно, но это уже будет последний пик холодов уходящей зимы. Кстати, во Владивостоке этот самый пик издавна называют “китайскими морозами”. А собственно, что удивляться, что китайский природный календарь с его лунными циклами и сельскохозяйственными сезонами, которых насчитывается строго 24, более соответствует нашей приморской погоде, нежели народные русские приметы, которые сложились по наблюдениям погоды в средней полосе и которыми нас потчует по утрам “Радио России”. Кстати сказать, по восточному календарю 2001 год нумеруется числом 4699. За пять-то тысяч лет можно было не только погодные закономерности просчитать...

То есть получается, что мы по их приметам-то и живем. Вот только они по нашим законам не очень-то стремятся жить. Не потому ли, что мы сами к себе все никак свои же собственные законы приспособить не можем?

И они это понимают лучше нас. И обязательно вернутся...