“Красин” минувшую полярку скрасил

В минувшую пятницу во Владивостоке руководство ОАО “ДВМП” в торжественной обстановке встречало экипаж “Красина”. Моряков поблагодарили за профессионализм и самоотверженный труд в непростых условиях Севера. Особо была отмечена их работа при спасении экипажа теплохода “Рязань”. Как известно, судно с контейнерами на борту погибло в жесточайшем шторме возле мыса Наварин.

5 дек. 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №893 от 5 дек. 2000

В минувшую пятницу во Владивостоке руководство ОАО “ДВМП” в торжественной обстановке встречало экипаж “Красина”. Моряков поблагодарили за профессионализм и самоотверженный труд в непростых условиях Севера. Особо была отмечена их работа при спасении экипажа теплохода “Рязань”. Как известно, судно с контейнерами на борту погибло в жесточайшем шторме возле мыса Наварин.

В не менее сложную, угрожающую ситуацию попал и экипаж танкера “Шкотово” Приморского морского пароходства. Ледовые поля сплавлялись по реке Анадырь и упирались в такую же ледовую стену в Анадырском заливе. Липкий колотый лед спрессовывался в плотную массу. Его толщина в разных местах составляла от 3 до 5 метров. Он со всех сторон охватил корпус судна. О каком-либо движении танкера к чистой воде речь уже не шла. Лед начал забивать кингстоны, из строя стала выходить система охлаждения главного двигателя. Положение становилось безнадежным. Что-либо самостоятельно экипаж не мог предпринять в условиях надвигающейся полярной ночи, температуры воздуха до минус 25-30 градусов, штормового ветра. Еще несколько дней, и лед начнет сдавливать корпус судна, тогда пришлось бы срочно эвакуироваться и бросать танкер на произвол судьбы.

Вся надежда моряков с танкера “Шкотово”, дрейфовавшего в ледовом плену недалеко от побережья Чукотки, была только на ледокол “Красин”. Линейщик Дальневосточного морского пароходства, по идее давно закончивший работу в полярке, по решению руководства ФЕСКО оставался на дежурстве в северо-западной части Берингова моря. И не зря. Очень трудная навигация досталась теплоходу “Маго”. Вначале судно в конце октября и весь ноябрь пыталось выгрузиться в поселках Чукотского полуострова. Череда штормов следовала постоянно. А под занавес “Маго” затерло льдами в районе залива Крест, и ледокольщики были вынуждены несколько часов тащить до чистой воды за собой на буксире теплоход.

Ситуация с танкером повторилась. Как сообщил “В” директор департамента безопасности мореплавания ОАО “ДВМП” Анатолий Сидоренко, “Красин” сразу же после получения тревожного сообщения направился на помощь коллегам. Пробиваться пришлось в многомильной стене льда толщиной в несколько метров. Уже на месте ледокол подцепил “на усы” танкер и 6 (!) часов вытаскивал его на чистую воду. Лишь после того как “Маго” и “Шкотово” самостоятельно отправились на юг, капитан “Красина” Владимир Пугаев получил разрешение выдвигаться к родным берегам.

Позади остались четыре месяца работы на арктическом и чукотском направлениях. Экипаж ледокола обеспечивал доставку генеральных и народнохозяйственных грузов, горюче-смазочных материалов и продовольствия, техники и строительных материалов. К сожалению, в нынешнем году заявок от северян было крайне мало, да и многие из них поступали после завершения сроков навигации. Как известно, ледоколы содержатся с потонного сбора сопровождаемого груза. В минувшее лето и осень его поток за Полярный круг оказался крайне скудным. Каждые сутки работы ледокола на севере приносили пароходству убыток в несколько сот тысяч рублей. Государство – владелец ледокольного флота – не в состоянии покрывать расходы. Нонсенс: ледоколы стране нужны, а вот содержать их федеральная власть не может. Тем не менее ФЕСКО, понимая их необходимость при работе в северных широтах, не собирается избавляться от судов такого класса и моряков-полярников.

В настоящий момент в Анадырском заливе остались два дизель-электрохода ОАО “ДВМП”. “Василий Головнин” завершает выгрузку на побережье Чукотки. Остались Сиреники, Милен, Хатырка и еще пара населенных пунктов. В каждый из них необходимо забросить по 50 тонн продуктов питания и медикаментов. Моряки производят снабжение собственными силами с помощью вертолета на борту судна. Работам постоянно мешают штормовые порывистые ветры и снежные заряды, да светлое время суток сократилось до минимума, в тех широтах наступает полярная ночь.

Еще один дизель-электроход - “Василий Бурханов” штормует в Олюторском заливе и из-за непогоды не может дойти до порта Беринговского. На его борту около 10 тысяч тонн угля для местной ТЭЦ и 80 20-футовых контейнеров с продовольствием и товарами первой необходимости.

Тем временем в пароходстве создан координационный совет для выработки рекомендаций по проведению еще одного рейса к Чукотке. Компания “Сибнефть” хотела бы до конца нынешнего года завезти на северо-восток страны уйму техники и оборудования для геологических и бурильных работ на побережье и шельфе Берингова моря. Дело в том, что тракторы, бульдозеры, бензовозы и некоторые компоненты бурильных установок весят по 15-20 тонн. И обычными “Ка-32” и “Ми-8” их не поднять с борта. То есть необходимы “Ми-26”. Такие есть в Анадыре у местной авиакомпании. Но вот реально ли в тех непростых погодных условиях осуществить подобную транспортировку груза от судов до берега? Это и должны решить специалисты. После чего и будет приниматься решение о дополнительном рейсе “Василия Головнина” на Чукотку.