В невиновность Морева суд не поверил

Практически без изменений был оставлен приговор в отношении бывшего начальника радиотехнического управления ТОФ контр-адмирала Владимира Морева и двух его подчиненных в результате рассмотрения кассационной жалобы на приговор суда первой инстанции.

17 нояб. 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №884 от 17 нояб. 2000
Практически без изменений был оставлен приговор в отношении бывшего начальника радиотехнического управления ТОФ контр-адмирала Владимира Морева и двух его подчиненных в результате рассмотрения кассационной жалобы на приговор суда первой инстанции.

Напомним, что 28 апреля этого года военный суд Владивостокского гарнизона признал старших офицеров ТОФ виновными в “присвоении или растрате” военного имущества, а Морева еще и в злоупотреблении должностными полномочиями. По тому приговору капитан 2-го ранга Биков получил 6 лет, капитан 1-го ранга Чичайкин - 5, а Морев – 8 лет лишения свободы. Тихоокеанский флотский военный суд, рассмотрев кассацию, посчитал возможным по факту злоупотребления Моревым должностными полномочиями заменить часть срока на штраф в размере 8 с лишним тысяч рублей. Теперь контр-адмиралу предстоит сидеть только 7 лет.

Так что же похитили офицеры РТУ?

Весь сыр-бор разгорелся из-за прибора № 1, который входит в комплекс под названием МР 123-02. Станция эта предназначается для корректировки огня и наведения на цель. По данным следствия, с которыми и согласился суд, прибор исчез из подразделения ТОФ в районе бухты Горностай 7 июля прошлого года. Однако выяснилось это не сразу, а только через месяц. 18 августа 1999 года при досмотре контейнера, который должен был отбыть во Вьетнам, на Владивостокской таможне была обнаружена контрабанда.

Из Приморья в соседнюю страну в контейнере следовал тот самый прибор № 1. В целом весь комплекс состоит из 36 агрегатов, но вывезти пытались только этот. Зачем? Это не очень-то понятно. Ценных металлов в нем нет, в качестве металлического лома, тем более для продажи за границу, мелковато. Прибор № 1 - это практически обычная четырехметровая антенна.

Морев признал вину, будучи “не в себе”

8 октября прошлого года Владимира Морева пригласили из дома в прокуратуру “уточнить некоторые детали”. По словам адвокатов и самого контр-адмирала, вечером того дня у Владимира Михайловича было высокое давление. Он очень устал, так как домой добрался поздно, до этого просидев пять часов за рулем автомобиля.

Далее ему рассказали о найденном на таможне приборе и уголовном деле, которое в связи с этим расследуется. Предложили написать явку с повинной. Аргумент - во всем уже сознался Чичайкин и указал на то, что прибор был продан с ведома контр-адмирала. В обмен на явку с повинной и признание своей вины Морева пообещали освободить от уголовной ответственности по амнистии и дело закрыть.

Владимир Морев написал свои показания, а на следующий день принес “свою долю” за проданный якобы прибор - тысячу долларов США. Однако через некоторое время он решил, что погорячился, отказался от явки с повинной и настаивал на своей невиновности по данному пункту обвинения, даже произнося последнее слово в зале судебного заседания. К слову, в то время на ТОФ по данному факту уже велась служебная проверка, но после возбуждения уголовного дела так и не была завершена.

Адвокаты в суде первой инстанции и при рассмотрении кассационной жалобы утверждали, что явку с повинной Морева нельзя признавать в качестве доказательства, поскольку офицера ввели в заблуждение относительно цели ее написания следователи. Помимо этого он был в тот день без своего адвоката. Следственные органы, на сторону которых в итоге встал суд, напротив, уверены, что первоначальные показания правдивы, так как стыкуются с показаниями Чичайкина и Бикова.

Таинственный Алик и фирма-фантом

Как следует из показаний Владимира Бикова, от которых он никогда не отказывался, примерно в феврале прошлого года к нему обратился некий Алик с предложением продать прибор № 1 установки МР 123-02. Прибор оценили в 3 тысячи долларов США. Спустя некоторое время предложение повторилось. Он вышел на старшего по званию Виктора Чичайкина. Тот, понимая, что продать прибор без ведома начальника радиотехнического управления Владимира Морева не удастся, обратился к последнему. Чичайкин утверждает, что Морев знал о готовящейся продаже прибора и даже дал на нее добро. Как раз подвернулся удобный случай. Прибор МР 123-02 целиком командование флота решило передать на кафедру военного обучения ДВГТУ. Установку решили доставить из Партизанска. Морев утверждает, что дал на это добро и оформил все бумаги. За исключением одного “но”. Узнав, что целый прибор № 1 есть на одном из катеров во Владивостоке и не используется, сказал привезти из Партизанска всю МР, за исключением того самого прибора. Но из Партизанска привезли весь комплект, прибор с катера отдали студентам, а другой продали таинственному Алику.

Кстати, после этого таинственного покупателя так никто и не нашел.

Почем товар?

Самые большие споры разгорались из-за стоимости похищенного прибора № 1. Цифры при этом приводились самые разнообразные – от 600 тысяч долларов США до 40 тысяч рублей. В итоге в приговоре фигурировала сумма – 6 с лишним миллионов рублей. Адвокаты, используя различные методы, пытались оспорить эти цифры. А ведь если ущерб некрупный, то и наказание в соответствии с УК совершенно другое. Однако представителям прокуратуры ТОФ удалось отстоять свою позицию – ущерб был причинен существенный.

Довесок к хищению

Морев получил самый большой срок не только из-за самого высокого среди обвиняемых звания. Дело в том, что отягчающим его вину обстоятельством была неоднократность совершения преступления. Прокуратура вспомнила о том, что весной 1997 года пропал бульдозер из воинской части, который по указанию Морева прибыл на строительство его коттеджа. Аргумент следствия - не обеспечил нормальную охрану техники. Адвокаты заявляют, что и не должен был, а за работу Морев, мол, заплатил. Но следователи не нашли в финуправлении части никаких финансовых документов, которые бы подтверждали факт оплаты им использования бульдозера.

Что дальше?

Во время рассмотрения кассационной жалобы адвокаты приводили еще не один десяток доводов, почему их подзащитным должен быть смягчен приговор, а Морев и вовсе оправдан. Однако суд решил, что все смягчающие обстоятельства и так уже были учтены.

Теперь, по словам защитников, они будут настаивать, чтобы приговор был опротестован президиумом Тихоокеанского флотского военного суда. Если надо - готовы дойти до Верховного суда страны. А супруга контр-адмирала Нина Морева заявила, что после подобного “предвзятого решения суда” публично сожжет форму своего мужа…

Р. S. В этом году помимо Морева и его сослуживцев еще несколько офицеров ТОФ были по решению суда признаны виновными. В заливе Стрелок командир части капитан 1-го ранга Боев осужден на 5 лет лишения свободы, в Совгавани бывший начальник финансовой службы базы Климович - на 9 лет лишения свободы и командир части Доля на 8 лет лишения свободы. Военный комендант железнодорожного участка и станции Владивосток подполковник Георгий Кикнадзе получил 7 лет.