“Мини-референдум” по Виктору Черепкову

Пока мэрия готовит городской референдум, оппоненты В. Черепкова потихоньку проводят нечто вроде “краевого отпора”. Инициативная группа предлагает депутатам краевой думы и главам городов и районов края подписаться под обращениями к высшим должностным лицам государства то с требованием, то с просьбой обратить внимание на ситуацию, сложившуюся во Владивостоке.

28 февр. 1997 Электронная версия газеты "Владивосток" №88 от 28 февр. 1997

Пока мэрия готовит городской референдум, оппоненты В. Черепкова потихоньку проводят нечто вроде “краевого отпора”. Инициативная группа предлагает депутатам краевой думы и главам городов и районов края подписаться под обращениями к высшим должностным лицам государства то с требованием, то с просьбой обратить внимание на ситуацию, сложившуюся во Владивостоке.

Так, в обращении к генеральному прокурору России Ю. Скуратову делается акцент на попытке некоторых “высокопоставленных должностных лиц из администрации президента и обанкротившихся политиков” спасти В. Черепкова от судебного разбирательства по поводу его незаконных действий.

Любопытно, что стиль этого письма удивительно напоминает стиль резолюций городских митингов в “защиту законно избранного мэра”. Авторы негодуют и даже грозят: ”Конституция Российской Федерации вывела нас за пределы досягаемости кучки зарвавшихся чиновников... Мы не позволим шельмовать целый край в угоду авантюриста, добивающегося бесконтрольной власти”. Видимо, с прокурорами так и надо разговаривать.

Обращение к президенту выдержано в более спокойных тонах. По сути, оно основано на тех же фактах нарушения мэром законодательства, что были переадресованы краевой думой в краевой суд. Добавлено немного фискальной публицистики. “На митингах, которые проводятся под руководством В. Черепкова и которые проходят под лозунгом “Президента Ельцина и губернатора Наздратенко в отставку”, звучат прямые призывы к акциям гражданского неповиновения: невыплате налогов, бойкоту платежей за коммунальные услуги и так далее”.

Что интересно, почти вся фактическая сторона писем соответствует действительности, просто действия В. Черепкова оцениваются отрицательно.