Они уже не боятся одиночества

То, что цветет пышным цветом во всем цивилизованном мире, пришло и в Приморье - добровольческое движение. Штука эта принципиальная. Мы говорим подросткам: учитесь и не нюхайте героин! Но им этого мало. Они еще и хотят быть нужными.

3 нояб. 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №878 от 3 нояб. 2000
То, что цветет пышным цветом во всем цивилизованном мире, пришло и в Приморье - добровольческое движение. Штука эта принципиальная. Мы говорим подросткам: учитесь и не нюхайте героин! Но им этого мало. Они еще и хотят быть нужными.

А может, время “тимуровцев” вернулось?

“Корпус волонтеров – это круто”. “Почему я пришел сюда? Просто все у нас тут акуна матата!”

“Вам интересно, чем мы занимались в краевом наркологическом диспансере? Приходили, общались, старались показать, что существует другая жизнь, без наркотиков, нарисовали газету “Мы”. Провели вечер песни. В принципе ничего особенного и не сделали. Хотя почему ничего… Сам факт того, что мы приходили, был очень важен для нас и пациентов. Они-то думали, что уже никому не нужны. А месяца через полтора мы перестали ходить. Все-таки очень трудно молодым ребятам-волонтерам пропагандировать вещь по нынешним временам совершенно фантастическую – здоровый образ жизни”.

Так ведет летопись своей жизни Корпус волонтеров, который существует во Владивостоке уже пять лет.

Но пришла пора включить в добровольческое движение сотни молодых людей со всего края. Тем более процесс уже и сам пошел: небольшие добровольческие отряды работают в ДВГУ и ВГУЭС, в педучилище № 1, гуманитарно-коммерческом колледже, в Дальнереченске, Находке, Черниговке, Уссурийске, Артеме. А на минувшей неделе во Владивостоке на базе дома отдыха “Тихоокеанский” прошел первый краевой лагерь добровольческих организаций “СТРИЖ-2000”.

Где же нужны волонтеры-добровольцы (кому как нравится их называть) и где уже мелькали их красные береты или другие знаки отличия?

- Мы приходим в школы и популярно рассказываем, что делает наркотик с человеком и как уберечься от СПИДа, - рассказывает Ирина Белоцерковец из Черниговки. Ира сама выбрала эту сферу работы: просто она видела, какой ужас происходит с ее одноклассниками и соседями. Собравшись небольшой группой, вышли на специалистов краевого центра профилактики СПИДа, организовали классную учебу – полуграмотным нельзя выходить на аудиторию. И началась работа. Сверстник сверстнику может объяснить, что почем, лучше, чем иной учитель правильными словами. Эта программа называется “Молодые – молодым”.

Группы волонтеров в крае обеспечивают массу крупных молодежных тусовок: КВНы и фестивали, концерты и деловые конференции. Им доверяют регистрацию участников, порядок в фойе и за кулисами. Особо лакомое местечко – дежурство в гримерках, где готовятся к выступлению их кумиры. Но волонтеры способны не только на выполнение заданий “подай-принеси” - среди них талантливые ди-джеи, самодеятельные актеры и всяческие другие таланты.

Корпус волонтеров Владивостока делает массу полезного в детском туберкулезном диспансере – от оклейки окон до организации праздников. Это они по просьбе руководителя детского онкогематологического центра Людмилы Минкиной делали в отделении косметический ремонт – побелка, покраска, помывка.

Наташа Карась из Уссурийска с подругами, работающими в качестве волонтеров на местном радио, подготовили материал в газету о брошенном малыше. “Его усыновила чудесная семья! Если бы вы только видели этого мальчишку”, - не может сдержать эмоций Наташа.

В вузах на группах добровольцев держится многое: от дней открытых дверей для будущих абитуриентов до раздачи презервативов в акциях по пропаганде безопасного секса.

Мы привыкли к тому, что у нас уже обосновался американский Корпус мира – люди, которые почему-то срываются с насиженных мест и едут в Латинскую Америку, Африку или безумно далекое село в Приморье. И уже даже не задаемся вопросом, зачем они это делают, отделавшись коротким: “шпионы” или “странные люди”. Но зачем они дежурят в социальных приютах у себя на родине, зачем, прагматичные до мозга костей, безвозмездно работают в центрах реабилитации наркоманов?

Теперь настала пора такие вопросы задавать и своим, местным добровольцам.

“Мотивы – разные, - размышляет Анна Дружинина, педагог и психолог, директор Приморского краевого центра поддержки молодежных и детских общественных объединений. – Иногда работа в объединении волонтеров связана, скажем, с проблемами друзей или родных – кто-то стал наркоманом, и хочется спасти их, а заодно и весь мир. В Америке я познакомилась с девушкой, которая на добровольных началах ведет джазовую программу на радио. Она надеется в будущем получить здесь работу. Такое “профессионально ориентированное” добровольчество нормально и для наших. Но гораздо чаще происходит другое: молодые по природе своей не могут не быть активными”.

Словом, простая вещь происходит. Стоит только вспомнить хрестоматийное из учебника по психологии – пирамиду жизненных ценностей, где вслед за потребностью есть, пить и продолжить свой род идет потребность общения. Причем у подростков она гиперболизирована! В командах волонтеров традиционно богатое внутреннее общение - они вместе учатся лидерству и вместе отдыхают. Есть и чуть более изысканное, но также продиктованное матушкой-природой желание ощущать себя значимым. Ну вот вам и формула добровольчества.

Волонтеры согласны с таким раскладом, но добавляют: не сочтите за ложный пафос, но есть еще и идеализм. “Я трясу пацанов, которые ноют у подъезда, что грязь и делать нечего, и спрашиваю их: а вы-то сами что сделали? И кто, если не мы?” - восклицает Артур Хайрланамов, студент и волонтер из Артема. Увы, чем мы старше, тем прагматичнее.

“Еще одна азбучная истина: человек рождается с желанием быть хорошим. Дальше все зависит от обстоятельств. Но энергия делания добра так чиста и неуемна, что речь может идти лишь о мудром руководителе, - продолжает Анна Дружинина. – В разных организациях нам нужны такие взрослые, которые оценят порыв этих ребят. Найдут ему применение. Хотя среди минусов волонтерского движения ребята называли такой: развращение власти. Как бы власти не решили, что всю грязную работу и собственные недоделки можно свалить на добровольцев. Впрочем, настоящих дел может быть много: от помощи социальным учреждениям, детям, старикам, работы в “Боевом братстве” до анкетирования и промоушн-акций по заказу фирм (не связанных с табаком)”.

Новейшая история добровольческого движения в России содержит блестящие проекты. Например, в Перми в качестве мемориала восстанавливается лагерь бывших политзаключенных. На несколько реставраторов и строителей-профессионалов – десятки студентов-волонтеров. А в Ульяновске именно добровольцы спасли утку-камышовку. Утка пропадала. Утка была обречена. Шло грандиозное строительство, болота, где она гнездилась, осушили. И тогда в мощный экологический проект включились волонтеры. Они таскали дерн. Они качали и носили воду. Они перенесли болото на другое место, и утка-камышовка им поверила…