Побойтесь Бога, господа!..

С утверждением, что Владивосток город красивый, спорить, пожалуй, никто не станет. И не случайно в нем есть даже проспект Красоты. Но вот насколько красивы места, вплотную прилегающие к этой весьма оживленной автостраде, можно поспорить. Да еще как! В самом его начале, в том месте, где спускается вниз улица Махалина, недалеко от церкви, вид с проспекта Красоты “украшает” одна помойка, а ближе к середине, рядом с улицей Толстого, над самой трассой раскинулась по склону другая свалка. Если на махалинской помойке преобладают бытовой мусор и отработавшие свой век автомобильные шины, то на толстовской свалке почти исключительно брошенные, страшно покореженные и ржавые остовы того, что раньше называлось комфортабельными японскими автомобилями. А объединяет эти два места, как бы это ни казалось кощунственно, близость божьих храмов: на Махалина – православная церковь, на Толстого – католический костел. Разве угодно Богу, чтобы в двух шагах от его обители было скопище нечистот? Но этот вопрос адресован отнюдь не Всевышнему и даже не его наместникам на земле, а явно городским властям. Господа, побойтесь Бога!..

13 окт. 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №866 от 13 окт. 2000
С утверждением, что Владивосток город красивый, спорить, пожалуй, никто не станет. И не случайно в нем есть даже проспект Красоты. Но вот насколько красивы места, вплотную прилегающие к этой весьма оживленной автостраде, можно поспорить. Да еще как! В самом его начале, в том месте, где спускается вниз улица Махалина, недалеко от церкви, вид с проспекта Красоты “украшает” одна помойка, а ближе к середине, рядом с улицей Толстого, над самой трассой раскинулась по склону другая свалка.

Если на махалинской помойке преобладают бытовой мусор и отработавшие свой век автомобильные шины, то на толстовской свалке почти исключительно брошенные, страшно покореженные и ржавые остовы того, что раньше называлось комфортабельными японскими автомобилями. А объединяет эти два места, как бы это ни казалось кощунственно, близость божьих храмов: на Махалина – православная церковь, на Толстого – католический костел. Разве угодно Богу, чтобы в двух шагах от его обители было скопище нечистот? Но этот вопрос адресован отнюдь не Всевышнему и даже не его наместникам на земле, а явно городским властям. Господа, побойтесь Бога!..