Годовой отпуск - по решению суда

Судья Людмила Пялова растянула положенные по закону 10 дней на 13 месяцев. На российской земле лет так десять уже правит капитализм с его разнузданными экономическими реформами, но многие правовые нормы, которыми обязаны руководствоваться граждане российского государства, установлены еще при светлой памяти социализме, который во главу угла всегда ставил человека труда. И средоточие таких гуманистических норм – Кодекс законов о труде, короче говоря, КЗоТ. И уволить человека по этому КЗоТу практически невозможно. А если все-таки человека уволят, то Гражданско-процессуальный кодекс дает на всю судебную процедуру восстановления труженика только 10 (подчеркиваю - десять) дней.

11 окт. 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №864 от 11 окт. 2000

Судья Людмила Пялова растянула положенные по закону 10 дней на 13 месяцев. На российской земле лет так десять уже правит капитализм с его разнузданными экономическими реформами, но многие правовые нормы, которыми обязаны руководствоваться граждане российского государства, установлены еще при светлой памяти социализме, который во главу угла всегда ставил человека труда. И средоточие таких гуманистических норм – Кодекс законов о труде, короче говоря, КЗоТ. И уволить человека по этому КЗоТу практически невозможно. А если все-таки человека уволят, то Гражданско-процессуальный кодекс дает на всю судебную процедуру восстановления труженика только 10 (подчеркиваю - десять) дней.

Но чем все-таки хороша Россия, так это тем, что если нельзя, но очень хочется, то можно. И человека уволить, и волынить с его восстановлением не десять дней, а, к примеру, дней сто. Хотя три месяца бездельничать за счет предприятия – это, конечно, слишком. Сам на работу побежишь от скуки. Но одной даме, работавшей до увольнения начальником отдела кадров в одной очень известной приморской телерадиокомпании (назовем эту даму Аллой Ивановной), три месяца оплаченного таким образом отпуска показалось маловато – 13 месяцев отдыхала Алла Ивановна (кстати, до этого был законный месячный отпуск), потом восстановилась на работе, но так как работать, видимо, за 14 месяцев разучилась, на второй же день ушла на больничный.

Не может быть, скажет читатель, не бывает такого, чтобы трудовой спор рассматривался в суде 13 месяцев. Бывает, однако, только для этого надо обращаться к судье Ленинского районного суда Людмиле Николаевне Пяловой. Глядишь, и вам обломится такой отпуск. Не верите? А вы ссылайтесь на опыт незабвенной Аллы Ивановны. Четвертого августа еще прошлого года подала она исковое заявление о восстановлении на работе, но судья Пялова почему-то забыла про 99-ю статью ГПК, требующую от суда рассматривать такие заявления в течение десяти дней. И чтобы истица хорошенько отдохнула перед судебным заседанием, отодвинула его на четыре с половиной месяца – аж на 1 декабря. Но Алла Ивановна, видимо, неважно отдохнула за столько месяцев и почему-то не прибыла на столь важное для нее судебное заседание. И Людмила Николаевна вновь откладывает подальше столь жесткий в такой ситуации ГПК – следующее заседание было назначено еще через четыре с половиной месяца – на 21 апреля 2000 года. Потом заседание было назначено на 17 августа, потом на 21 сентября, и было то эпохальное для судебной практики всей Российской Федерации судебное заседание очень коротким – уже к обеду Людмила Николаевна восстановила Аллу Ивановну на работе и присудила оплатить ей вынужденный отпуск в 13 месяцев (как-то не получается называть все это вынужденным прогулом) плюс 2 тысячи рублей за моральный вред (это, видимо, матпомощь к отпуску).

Рассматривая сложные вопросы, российские суды зачастую исходят из судебной практики, а так как судьбоносное для этой практики решение судьи Пяловой вступило в силу (хотя, как говорят в той приморской телерадиокомпании, кассационная жалоба уже написана), то, уважаемый читатель, если вам очень хочется отдохнуть годик–другой за счет вашего предприятия, то как можно скорее увольняйтесь по сокращению штатов и бегите с заявлением к судье Пяловой. Алла Ивановна по ее решению отдохнула 13 месяцев, глядишь, и у вас получится.