“Хиросимы” с приморской пропиской

Если так сложно найти место для пункта по захоронению твердых радиоактивных отходов (вопрос этот в стадии решения находится уже много лет), то на какой необитаемый остров отправить те аварийные атомные подводные лодки, которые хранятся на плаву с невыгруженным ядерным топливом уже по 15-20 лет и без нормального технического обслуживания вот-вот затонут прямо у пирса?

28 сент. 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №857 от 28 сент. 2000
Если так сложно найти место для пункта по захоронению твердых радиоактивных отходов (вопрос этот в стадии решения находится уже много лет), то на какой необитаемый остров отправить те аварийные атомные подводные лодки, которые хранятся на плаву с невыгруженным ядерным топливом уже по 15-20 лет и без нормального технического обслуживания вот-вот затонут прямо у пирса?

Из уст заместителя министра по атомной энергии РФ Валерия Лебедева на международном семинаре по проблемам ядерно-экологической безопасности комплексной утилизации атомных подводных лодок в Дальневосточном регионе, прошедшем в Москве, прозвучала информация, которую военные долго скрывали от огласки. Из 180 подлежащих утилизации АПЛ три находятся в аварийном состоянии и из-за большой радиоактивной загрязненности представляют собой реальную опасность.

Бюллетень “Ядерная безопасность” так оценивает состояние переживших катастрофы субмарин: “В лучшем состоянии находится АПЛ № 541. Из нее возможна выгрузка реакторных зон в объеме, обеспечивающем ядерную безопасность. Такие работы уже ведутся. Их намечено завершить в нынешнем году. С АПЛ № 610 приходится обращаться очень аккуратно, поскольку выгрузка активных зон невозможна. Самая тяжелая авария произошла на АПЛ № 175 в 1985 году – из носового реактора была выброшена новая активная зона. На этой лодке к тому же негерметичен корпус в районе реакторного отсека”.

175-я – это та самая лодка, которая стала печально знаменитой после трагедии в Чажме. Сейчас она носом лежит на берегу, а корма поддерживается двумя понтонами. Долго ли вот так, без докования, удастся поддерживать ее на плаву? Как считает Василий Мазокин, начальник лаборатории ГУП НИКИЭТ, безопасность субмарин можно сохранить, пока они не затонули. Но если откладывать и откладывать решение проблемы на потом, то сможем ли избежать Хиросимы с приморской пропиской?

Сейчас ученые предлагают разные варианты, как предотвратить новые катастрофы, чтобы ставшие уже причиной радиоактивного загрязнения подлодки не выстрелили в том же направлении еще раз.

Для АПЛ № 175 предлагается проект “Саркофаг”, суть которого в том, чтобы вокруг ее реакторного отсека сделать защитную оболочку из трех ракетных отсеков субмарин, выведенных из боевого состава флота. Тогда с внешней стороны этой оболочки радиационная обстановка будет в пределах допустимых норм. Однако “Саркофаг” лишь отодвинет решение проблемы лет на 25, а потом она вновь встанет со всей остротой. К тому же этот проект очень дорог. При его реализации лодку придется разрезать на три части. Такие работы могут быть проведены только на заводе “Звезда”. Для этого предприятие необходимо к ним тщательно подготовить, создать всевозможные барьеры безопасности, которые бы локализовали радиоактивность в конкретно отведенном месте. Нужно также создать технические средства, механизирующие процесс утилизации, чтобы непосредственный контакт персонала с радиоактивностью был как можно меньше. Чтобы не допустить переоблучения работников, понадобятся тысячи людей – лишь тогда можно будет вести работы постоянно. Откуда их взять? Пригласить в Большой Камень, обеспечить жильем? Скорее всего, это нереально. Можно попробовать взять временем и вести разделку годами, но это тоже сомнительный выход из положения.

Предпринимаются попытки найти более действенные пути решения поистине глобальной и очень сложной проблемы, о чем также шла речь на международном семинаре, посвященном этому вопросу. ЦКБ МТ “Рубин” разработало проект “Укрытие”, который предполагает создать на базе одного из выведенных из эксплуатации плавучих доков искусственный остров. С помощью бетона в этом доке лодка хоронится навечно. Другое предложение – создание сухого дока на берегу, где аварийная АПЛ засыпается гравием и песком.

Но пока это все только варианты. Чтобы остановиться на одном из них, прежде должна быть проведена большая научно-исследовательская работа. Естественно, нужны очень большие деньги. Без помощи других стран нам не избавиться от потенциальных Хиросим на побережье. С японцами у нас общее море, и понятно, что у них в первую очередь вызывает серьезную озабоченность состояние аварийных субмарин. Летом на “Звезде” работали консультанты из Англии, которые по просьбе японской стороны должны были оценить возможности предприятия. Трудно говорить об их конкретных выводах, но уже ясно, что японское правительство готово принять участие в улучшении экологической и радиационной безопасности в Дальневосточном регионе. Сначала речь шла о выделении 130 миллионов долларов, теперь называются большие суммы.

Как бы то ни было, мы со всей очевидностью должны осознать одно – никуда из Приморья аварийные подводные лодки убрать нельзя. В условиях исторически сложившегося соседства с атомным подводным флотом и исторически сложившейся ситуации, когда в стране долгое время не доходили руки до принципиального решения вопросов, связанных с его судьбой, мы оказались у него в заложниках.